Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рейчел Холлис

Хорошие девочки тоже говорят «нет». Как преодолеть 9 страхов, которые мешают добиваться своего

Моей дочери, Ноа.

Пусть ты проживешь свою жизнь без сожалений — каждую секунду празднуя то, какой тебя создал Бог.

Из этой книги вы узнаете:

• Как перестать стыдиться своих желаний (см. Оправдание 1)

• Как перестать сомневаться в себе (см. Оправдание 4)

• Как побороть страх провала (см. Оправдание 6)

• Как быть собой (см. Поведение 1)

• Почему необходимо просить о помощи (см. Поведение 4)

• Как не поддаваться отговоркам (см. Поведение 6)

• Как научиться говорить «нет» (см. Поведение 7)

• Как правильно планировать (см. Навык 1)

• Как повысить свою эффективность (см. Навык 4)

• Как быть лидером (см. Навык 6)

Вступление

А что если…

Когда я только решила написать свою книгу, то хотела назвать ее «Sorry, Not Sorry». И да, этому поспособствовала песня Деми Ловато. Я бы даже сказала, что именно эта песня подтолкнула меня к созданию книги.

В конце лета 2017 года я впервые услышала ее мотив и слова. Это было солнечное утро понедельника. Я запомнила это так хорошо, потому что вся моя команда танцевала вокруг стола в конференц-зале, заряжаясь перед еженедельным собранием.

Мы всегда танцуем перед большими собраниями — это аккумулирует энергию и позволяет направить ее в нужное русло. И у нас есть правило — каждую неделю мы выбираем кого-нибудь диджеем. В тот день всем членам моей команды (кроме меня) было меньше 28 лет, так что диджей-сет напоминал коробку шоколадных конфет миллениала — никогда не знаешь, какая песня попадется. Именно в тот понедельник я впервые услышала «Sorry, Not Sorry».

Это была любовь с первого звука.

Если вы никогда не качали под эту песню, вам следует немедленно добавить ее в свой тренировочный плей-лист. Она бодрит, веселит и добавляет дерзости — идеально для кардиотренировки.

В своей песне Деми дает понять, что она отлично выглядит, превосходно себя чувствует и живет по своим правилам. И она sorry, но не sorry. Я живу ради таких песен. Попсовые и легко запоминающиеся, они отлично вписываются в музыкальный сет, который я использую, когда хочу взбодриться или поднять себе настроение.

В тот раз у меня очень быстро случилась песенная влюбленность. Я слушала «Sorry, Not Sorry» в душе, в спортзале, в машине — я даже пела в Kidz Bop [8 июня.] версии, когда дети заставляли меня петь вместе с ними. Каждый, кто знаком с Kidz Bop, знает, что это седьмой круг родительского ада, но благодаря ему я полюбила эту песню еще больше. Я слушала ее постоянно и однажды задумалась: а о чем не жалею я?

Деми не жалеет о том, что живет по своим правилам. Она не жалеет, что хорошо выглядит, прекрасно себя чувствует, заставляет бывшего завидовать ей и принимает пенную ванну в гостиной. Но что насчет меня? За что в своей жизни я категорически отказываюсь извиняться?

Мне хотелось бы сказать вам, что вся моя жизнь — это длинный-предлинный список «мне наплевать, что другие думают по этому поводу», но это неправда.

Большую часть последних рождественских каникул я провела в кровати с ужасной простудой. За это время я прочла много исторических романов об эпохе Регентства [Заместитель шерифа. // Филипп Красивый в 1309 г. решил спор в пользу Маго. Та стала по смерти своего мужа регентшей графства Бургундского, выдала замуж обеих своих дочерей, Жанну и Бланку, за второго и третьего сыновей Филиппа Красивого, Филиппа и Карла. Благоприятное для нее решение короля в немалой степени было внушено именно этими браками, которые приносили короне графство Бургундское, или Вольное Графство (Франш-Конте), отданное в приданое Жанне. Маго, таким образом, стала графиней-пэром д’Артуа. // Однако Робер не счел себя побежденным и в течение двадцати лет с редкой ожесточенностью, прибегая либо к юридическим, либо к прямым действиям, продолжал против своей тетки борьбу, где обе стороны не гнушались любыми средствами — доносами, клеветой, фальшивками, колдовством, отравлением, политическим приспособленчеством. И эта борьба, как увидим, закончится трагически и для Маго, и для Робера, и для Англии, и для Франции. // С другой стороны, по поводу Бургундского дома или, точнее, домов, связанных в этом Артуазском деле со всеми крупными делами королевства, следует напомнить читателю, что в ту эпоху были две совершенно разных Бургундии: герцогство Бургундское, вассальная земля французской короны, и пфальцграфство Бургундское, входившее в состав Священной империи. Столицей герцогства был Дижон, столицей графства — Доль. Пресловутая Маргарита Бургундская принадлежала к герцогскому роду; ее кузины Жанна и Бланка — к графскому.], и там задумчивые герцоги, прежде чем поцеловать героиню «с жаром ста тысяч солнц», произносили что-то вроде: «О, Эванджелина, мне наплевать, что думает общество!» Тогда я провозгласила свою новогоднюю резолюцию: в новом году использовать выражение «мне наплевать» каждый день. Сейчас только второе января, а мои желания уже сбылись. Юху!

По правде говоря, я, как и многие другие женщины, все еще пытаюсь преодолеть желание быть приятной и удобной для окружающих. Я стараюсь не обращать внимания на мнения других людей, но у меня не всегда получается. Я до сих пор иногда попадаю в ловушку «а что подумают другие» и отговариваю себя от какой-нибудь труднодостижимой цели. Но есть сферы жизни, в которых я научилась абстрагироваться.

Было время, когда я упорно работала, чтобы сохранить свои ценности и не поддаться чужому влиянию. Я научилась мечтать дерзко, по-крупному. Осмелилась ставить грандиозные, возмутительные цели. Научилась быть гордой работающей матерью — вместо того, чтобы испытывать вину, что ты не идеальная мать. И я смею верить, что могу изменить мир, помогая женщинам почувствовать себя храбрыми, гордыми и сильными.

Иногда меня может задеть какой-нибудь незнакомец в интернете, которого не устраивают мои волосы, одежда или стиль письма, но я больше не трачу ни секунды на размышления о том, что другие люди думают обо мне из-за моих мечтаний.

Это самое сильное чувство в мире — знать, что вы можете хотеть чего-то для себя, даже если никто другой не понимает почему. Хотите быть учителем начальных классов? Замечательно! Мечтаете открыть груминг-студию для собак, чтобы красить пуделей в розовый? Отлично! Копите деньги, чтобы отправиться в роскошный отпуск на другой конец света, где сможете представляться как Бьянка, когда ваше настоящее имя Пэм? Вперед!

Какой бы ни была ваша мечта, она ваша, а не моя. Только когда вы поймете, что вам не нужно оправдываться за свои мечты перед кем бы то ни было, вы встанете на путь к себе. Не нужно демонстрировать миру свой средний палец, как Бейонсе [Легкие кавалеристы.] в своей песне. Не нужно становиться ожесточенными и грубыми и бросать свои цели в лицо другим людям, чтобы доказать свою правоту. Я имею в виду, что вы сосредоточитесь на своей мечте, будете выполнять свою работу, тратить свое время, но перестанете чувствовать себя виноватой.

К сожалению, большинство людей никогда не ощутят свободу от чужого мнения. Женщины особенно жестоки по отношению к себе и часто забивают на свои желания еще до того, как попытаются их осуществить.

Это издевательство.

У людей, которые слишком боятся дать себе шанс, внутри так много нереализованного потенциала! Среди женщин, читающих эти строки, есть те, чьи идеи могли бы изменить мир… если бы только у них хватило смелости поверить: это сработает. Прямо сейчас меня читают женщины, которые могут изобрести суперполезное приложение, основать новый мировой дом моды, написать великий бестселлер или придумать инновационную косметику — если бы только они поверили в себя.

Мечта всегда начинается с вопроса, и очень часто этот вопрос начинается с «А что если…»

А что если я вернусь в школу?

А что если я попробую создать это?

А что если я заставлю себя пробежать 42 километра?

А что если я перееду в другой город?

А что если я — одна из тех, кто может поменять систему?

А что если Бог подарил мне эту мысль с какой-то целью?

А что если я добавлю немного денег в семейный бюджет?

А что если я напишу книгу, которая будет помогать людям?


«А что если…» — это стук в дверь вашего сердца. Вы стучитесь и пытаетесь найти в себе мужество преодолеть страх. Ваше «А что если…» имеет причину. Ваше «А что если…» — это путеводная звезда. «А что если…» подсказывает вам, на чем нужно сосредоточиться сейчас.

Если бы каждая женщина, услышавшая внутри себя «А что если…», следовала зову своего сердца, — она шокировала бы своими способностями и себя, и остальных. Если бы она — если бы мы — просто жили в поисках ответа на этот вопрос, то воздействие на окружающий мир было бы невероятным.

Некоторые ученые утверждают, что мы используем мозг только на 10 %. Но вы наверняка видели хотя бы один фильм, в котором герой получает доступ к остальным 90 % — он глотает таблетку или проходит обучение в секретных правительственных органах и вдруг одной силой мысли сгибает металл или за несколько часов придумывает решение, как выйти из мирового кризиса. Я уверена, что многие женщины, как Питер Паркер [В православной Псалтири — псалом 50. // Коннетабль по праву заседал в Малом совете, имел свои покои при дворе и должен был следовать за королем во всех его передвижениях. Он получал в мирное время, помимо натурального довольствия, 25 су парижской чеканки в день и 10 ливров в каждый праздник. В военное время или когда он просто был в поездке с королем, это содержание удваивалось. Кроме того, в каждый день боевых действий, если король находился при войске, коннетабль получал добавочных 100 ливров. Все, что находилось в крепостях или замках, взятых у неприятеля, принадлежало коннетаблю, за исключением золота и пленников, которые доставались королю. Коней, захваченных у противника, он выбирал себе сразу после короля. Если этот последний не присутствовал при взятии крепости, то над ней поднимали стяг коннетабля. На поле битвы без совета и приказов коннетабля даже сам король не мог ни наступать, ни атаковать. Еще он обязательно присутствовал при коронации, подле короля. В царствование Филиппа Красивого и трех его сыновей, равно как и в первый год правления Филиппа VI Валуа, коннетаблем Франции был Гоше де Шатийон, граф де Порсьен, умерший в 1329 г. на восьмидесятом году жизни. // Канцлер Франции, вместе с вице-канцлером и нотариусами, которые были клириками королевской домовой церкви, имел обязанность составлять акты и прилагать к ним королевскую печать, хранителем которой являлся (откуда его второй титул хранителя печати). Он заседал в Малом совете и в собрании пэров. Был главой судебного ведомства, руководил всеми юридическими комиссиями и высказывался от имени короля на заседаниях парламента с участием государя. Канцлер по традиции был лицом духовного звания. Когда в 1307 г. Филипп Красивый сместил своего канцлера, епископа Нарбоннского, и передал печати Гийому де Ногаре, то этот последний, не будучи человеком церкви, именовался не канцлером, а получил созданный нарочно для него титул «генерального секретаря королевства». Мариньи же был назначен «генеральным коадъютором и ректором королевства». Канцлером Людовика Х был с начала 1315 г. Этьен де Морне, каноник Оксерский и Суассонский, бывший до того канцлером графа де Валуа. // Главный дворецкий, названный позже гран-мэтром Франции, руководил всем персоналом, состоявшим на службе государя, как дворянами, так и простолюдинами; под его же началом состоял казначей, который вел счета королевского дома и учет обстановки, тканей и гардероба. Заседал в Совете. // Были еще глава арбалетчиков, подчинявшийся коннетаблю, и главный шамбеллан (камергер). Главный шамбеллан отвечал за оружие и одежду короля, был обязан находиться близ него и днем и ночью, «когда при государе нет королевы». Хранил тайную печать, мог от имени короля получать почести и принимать присяги в верности. Организовывал церемонии, где король посвящал новых рыцарей, заведовал личной казной короля, присутствовал в собрании пэров. Поскольку он отвечал за королевский гардероб, то в его ведении были галантерейщики и все занимавшиеся одежными ремеслами; он заказывал чиновнику, называвшемуся «королем галантерейщиков» и проверявшему точность мер и весов, весы и меры длины. // Были, наконец, и другие должности, со временем ставшие всего лишь почетными званиями, но дававшие все же доступ в Королевский совет. Таковыми были должности главного спальника, главного кравчего и главного хлебодара, которые в интересующую нас эпоху занимали соответственно Людовик I де Бурбон, граф де Шатийон-Сен-Поль и Бушар де Монморанси. // Тамплиеры же побудили к созданию компаньонажей, ремесленных братств, которые существуют и поныне. Орден нуждался в мастеровых-христианах для своих отдаленных командорств. Рыцари организовали их и дали им устав, называвшийся «долг». Эти рабочие, не носившие меча, одевались в белое и участвовали в Крестовых походах, строя на Среднем Востоке потрясающие цитадели, чья каменная кладка до сих пор называется в архитектуре «крестоносной». Они приобрели там немалое количество методов, унаследованных от древности, которые использовали затем на Западе при возведении готических церквей. В Париже компаньоны(По-французски compagnon означает и «квалифицированный рабочий, мастеровой», и «дружинник».) жили в стенах Тампля(Temple, собственно, значит «храм» (фр.).) либо в соседнем квартале, который в течение пятисот лет оставался центром «посвященных» рабочих, где пользовались «вольностью». Через их общества орден Храма имеет отношение к истокам франкмасонства. В масонских церемониях посвящения обнаруживаются те же «испытания» и даже в точности те же эмблемы, которые принадлежали былым компаниям рабочих, но, что еще удивительнее, встречаются на стенах некоторых гробниц, принадлежавших египетским архитекторам эпохи фараонов. Все это наводит на мысль, что и эти ритуалы, и эмблемы, и приемы работы были перенесены в Европу тамплиерами. ] до укуса радиоактивного паука, — работают только с частью своего потенциала, потому что еще не столкнулись с таким сильным катализатором, который смог бы полностью его разблокировать.

Лишь немногим из нас с детства говорили, что верить в себя и свой потенциал — хорошо. Люди, с рождения развивающие свои таланты, как правило, видят больше возможностей. Дети, которых часто хвалили, обладают более высокой самооценкой и, даже став взрослыми, остаются уверенными в своих силах. Люди с большими ресурсами легче относятся к достижению целей, чем те, у кого ресурсов немного. Но что, если вас воспитывали иначе? Что делать, если у вас нет явных талантов или миллионного состояния? Насколько вероятно, что вы поверите, что способны на большее? И каков шанс, что вы не откажитесь от своей цели, когда вас собьют с курса?

А что если… вы примете данность? Что если действительно поверите в себя? И что если не только вы, но и многие другие женщины во всем мире примут решение заменить ожидания других людей на собственные представления о себе?

Можете себе представить, как изменился бы мир, если бы еще 25 % населения Земли, или хотя бы 15 %, или даже 5 % женщин решили принять свои «а что если…»? Можете представить, как изменится мир, если они перестанут обращать внимание на чувства вины или стыда, которые подавляют их потенциал? Представляете себе экспоненциальный рост, который мы увидим во всех отраслях: от искусства до науки? Попробуйте вообразить, какими радостными и наполненными станут эти женщины. Как все это отразится на их семьях. Как другие женщины увидят их успех, вдохновятся и используют его как катализатор — чтобы начать перемены в собственной жизни. Если бы революция «а что если…» произошла, — она изменила бы мир. На самом деле я верю, что мы можем изменить мир. Но сначала необходимо перестать жить в страхе быть осужденными за то, кто мы есть.