Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рэймонд Моуди, Пол Пэрри

Проблески вечности: Общий опыт на пути в жизнь после жизни

...

Научно обосновання и глубоко вдохновляющая книга.

Джеффри Лонг, доктор медицины, автор бестселлера New York Times «Доказательство жизни после смерти»
***
...

Каждая история об околосмертном опыте и разделенных околосмертных переживаниях уникальна и отличается от других, однако все они содержат похожие компоненты. И когда человек после такого опыта возвращается к нормальному состоянию сознания, он почти всегда убежден, что тело, в котором мы живем, представляет собой не более чем смертную оболочку, в то время как наш дух вечен. Обычно люди говорят: «Теперь я знаю, что мы живем вечно». И еще: «Теперь я не боюсь смерти, потому что я знаю: это всего лишь другой план существования».

Рэймонд Моуди
***
...

В разделенном околосмертном опыте есть искупление, надежда, благодать и преображение. После всех лет, посвященных исследованиям, я все еще задаю себе вопрос: если эти истории не доказывают, что жизнь после смерти есть, то о чем же еще они говорят?

Рэймонд Моуди
***

Рэймонд А. Моуди — философ, психолог и психиатр, доктор философии (Виргинский университет, 1969) и доктор медицины (Медицинский колледж Джорджии, 1976), всемирно известный исследователь околосмертных переживаний. Он автор 14 бестселлеров, совокупный тираж которых — более 20 миллионов экземпляров. Основополагающая работа Моуди «Жизнь после жизни», опубликованная в 1975 году, произвела настоящую революцию в мировом сознании, радикально изменив отношение общества, в том числе врачей и ученых, к смерти и умиранию.


Пол Пэрри — журналист, писатель и режиссер-документалист. В соавторстве с Рэймондом Моуди написал пять книг, также в числе его работ книга и фильм «Иисус в Египте», «Доказательство жизни после смерти» (вместе с Джеффри Лонгом) и документальный фильм «Жизнь после смерти» (Afterelife), в котором принял участие Рэймонд Моуди.

***

Посвящаю своим детям и внуку

Рэймонд Моуди

Посвящаю Пейдж, моей дочери и другу

Пол Пэрри

И нашему агенту Нэту Соубелу, который поддерживает нас уже тридцать лет. С великой признательностью, любовью и уважением

Рэймонд и Пол

Глава 1

Случайное открытие

Случай — так зовут величайшего из всех изобретателей.

Марк Твен

Когда в 1972 году я поступил в медицинский колледж, я был уже знаменит благодаря исследованию того, что я назвал околосмертным опытом. Хотя я еще не успел написать о нем книгу, я так много раз читал лекции о своих находках, что был хорошо известен, даже учась на первом курсе.

Я не «открыл смерть», как шутили некоторые. Я просто изучил опыт людей, которые едва не умерли, и разбил процесс умирания на поддающиеся определению элементы. Комбинацию всех или некоторых из этих элементов я назвал «околосмертным опытом».

То, что я узнал, поразило меня, и после, когда я собрал все данные в книгу «Жизнь после жизни», они поразили весь мир. Я выяснил, что обычно умирающие пролетают через темный тоннель на пути к свету. В этом свете им часто встречаются другие духовные сущности, которые призваны облегчить переход к смерти. Нередко это умершие прежде родственники. Иногда это существа, которых опрошенные описывали как «Бога» или «Иисуса». Порой люди рассказывали о разговоре с Иисусом или о том, как Бог сказал им, что их время умирать еще не пришло.

Многие опрошенные поведали мне, что покинули тело и сверху наблюдали за тем, как врачи и медсестры предпринимают героические усилия по их спасению. Многие из тех, с кем я беседовал, видели «обзор» всех событий своей жизни, во время которого они будто проживали всю жизнь заново, что иногда сопровождалось комментариями высшего существа.

Эти люди нечасто хотели вернуться в физическое тело, но, когда это происходило, они возвращались с глубоким чувством высшей цели — с верой в то, что им нужно завершить на земле какую-то миссию, прежде чем переселяться в духовный мир.

Такие рассказы и опыт прежде не появлялись в книгах по медицине, и поэтому нашлись люди, ожидавшие, что мое исследование и публикация книги станут для меня источником проблем. Будучи студентом-медиком и изучая при этом вопросы, которые можно назвать духовными или даже религиозными, я был готов столкнуться с предубеждением, которое, предположительно, питает мир медицины по отношению к таким сферам. Хотя элементы околосмертного опыта были на виду с тех самых пор, как человек впервые столкнулся со смертью, их изучение считалось чем-то вроде ереси, за которую меня изгонят из научного сообщества.

Так думали некоторые из моих близких друзей.

Самого меня вопрос принятия в медицинское сообщество беспокоил меньше, чем моих друзей. Как большинство людей на протяжении всей истории, включая врачей, я слышал и читал о «сверхъестественных» событиях, которые происходят в момент смерти. Я знал о них из книг и также из своего собственного опыта. Изучая и затем преподавая философию, я читал много рассказов о загробной жизни, в том числе изложенных в трудах Платона. В Библии говорится о духовном теле, особенно в послании святого Павла коринфянам, в котором он пишет: «Есть тело душевное, есть тело и духовное… Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся» [Кор. 15: 44; 51. Русский синодальный перевод. — Здесь и далее прим. перев.].

В великих литературных произведениях также затрагиваются вопросы околосмертных переживаний. Например, в книге Чарлза Диккенса «Рождественская песнь в прозе» Скрудж вынужден смотреть на неприятный обзор собственной жизни, а в романе Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол» описывается опыт внетелесного пребывания во время битвы.

Кроме того, есть рассказы друзей и родных. Мой двоюродный брат Ронни, например, едва не умер после операции. Он рассказывал, как прибыл в небесные сферы, где существо света сообщило ему, что он не сможет вернуться в физическое тело, если пересечет определенную границу. Ронни говорит, что он повернулся и побежал со всей мочи прямо обратно в тело. Еще была история Джорджа Ричи, врача из Шарлотсвилла, штат Виргиния, которого признали мертвым в военной больнице в Техасе, а он тем временем пережил один из самых удивительных околосмертных эпизодов, о каких я когда-либо слышал, в том числе вышел из тела и проделал путешествие по стране, которое было настолько ярким, что впоследствии, вернувшись к жизни, он сумел его повторить и проехать тем же маршрутом. По правде говоря, именно история Ричи заставила меня начать собирать подобные рассказы студентов на занятиях по философии в Университете Восточной Каролины, где я тогда преподавал, и выделять общие элементы, которые впоследствии стали известны под названием «околосмертные переживания».

Когда стало известно, что я изучаю это явление, люди, побывавшие на грани жизни и смерти, стали самыми разными способами связываться со мной. Благодаря моему исследованию они поняли, что их опыт не уникален, что такое случалось, в той или иной форме, с миллионами умиравших по всему миру. Мне звонили в дверь так же часто, как и по телефону: люди жаждали поделиться со мной своими историями и услышать в ответ, что они не безумны и не бредят. Они испытывали такое же облегчение, когда узнавали, что подобный опыт был и у других, как и я, заполучив в свою копилку очередной случай. Когда ко мне на людях подходил кто-нибудь и шепотом начинал: «Я расскажу вам такое, вы не поверите…» — от волнения мое сердце принималось биться сильнее. Сейчас, спустя десятилетия, у меня такая же реакция. И да, многие из этих историй мне поведали врачи.

Рассказы об околосмертном опыте: теплый прием

Меня совсем не удивило то, что, когда я в возрасте двадцати четырех лет поступил в Медицинский колледж [В отличие от России, где колледж — учреждение среднего профессионального образования, в США медицинским колледжем (а также медицинской школой) называется высшее учебное заведение, в котором готовят будущих врачей.] Джорджии, преподаватели приняли меня великодушно. За первые две недели учебы не менее восьми профессоров пригласили меня в кабинет или к себе домой, чтобы обсудить околосмертные переживания.

Одним из них был доктор Клод Старр-Райт, профессор гематологии: он оказался в незавидном положении, когда ему пришлось реанимировать друга, у которого остановилось сердце. К изумлению Клода, когда пациента удалось вернуть к жизни, тот был крайне сердит. Начав расспрашивать друга, Клод выяснил, что во время околосмертного опыта тот побывал в местах настолько неземных и прекрасных, что не хотел возвращаться.

Другие врачи поведали мне о собственных поразительных переживаниях, связанных со смертью; в каждом из них было нечто загадочное, чего они не могли выразить словами, пока не услышали о моем исследовании и не поняли, что то, чему они стали свидетелями, и было околосмертным опытом.

За эти первые месяцы учебы в медицинском вузе я выслушал множество историй, и все они прекрасно укладывались в описание околосмертного опыта, которое приведено в моей книге. Примерно раз в неделю врач, медсестра или пациент рассказывали мне новую таинственную историю о загробной жизни. Просто потрясающе: я оказался будто бы в непрерывном потоке материала, который подкреплял данные, полученные мною ранее.

А потом случилось нечто, что все изменило.