Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рейнбоу Рауэлл

Звонок в прошлое

Эту книгу посвящаю Кей.

Там есть все, что нужно


Вторник

17 декабря 2013 года

Глава 1

Подъезжая к дому, Джорджи едва не задела брошенный велосипед.

Нил ни разу не заставил Элис унести велосипед в дом.

Наверное, в его родной Небраске велосипеды не воровали и никто не вламывался в чужой дом с целью грабежа. Нил частенько не запирал на ночь входную дверь. Не выдержав, Джорджи однажды сказала ему: это все равно что вывесить во дворе плакат «Приглашаем совершить вооруженное ограбление».

— Нет, не все равно, — подумав, возразил Нил.

Джорджи втащила велосипед на крыльцо и толкнула дверь — естественно, незапертую.

Гостиную освещал лишь экран включенного телевизора. Элис спала на диване и, наверное, во сне продолжала смотреть мультики о приключениях Розовой Пантеры. Джорджи подошла, чтобы выключить телевизор, и споткнулась об оставленную на полу чашку с молоком. На кофейном столике громоздилось выстиранное белье. Джорджи не глядя схватила первую попавшуюся тряпку и принялась вытирать молочный ручеек.

Когда в арочном проеме между гостиной и столовой появился Нил, Джорджи уже почти закончила уборку. Тряпкой ей послужило собственное нижнее белье.

— Ты нас извини, — сказал Нил. — Элис хотела напоить Нуми молоком.

— Ничего страшного. Это я не заметила, когда шла выключать телевизор. — Джорджи встала, сжимая в руке влажный комок, и кивнула в сторону спящей Элис. — Она сегодня хорошо себя чувствовала?

Нил забрал у жены импровизированную тряпку, затем нагнулся за чашкой.

— В общем-то, да. Я разрешил ей дождаться твоего возвращения. Поставил два условия: съесть овощной суп и не совать в каждую фразу свое любимое «буквально», потому что меня оно буквально уже достало… Да, ты есть хочешь? — спросил он, направившись в кухню.

— Хочу. — Джорджи двинулась следом.

Сегодня Нил был в хорошем настроении. Обычно, когда Джорджи возвращалась домой в столь поздний час, он бывал не столь благодушен.

Барная стойка была завалена счетами, библиотечными книгами и тетрадями ученицы второго класса. Джорджи села, предварительно освободив себе пространство.

Нил включил плиту. На нем были пижамные штаны и белая футболка. Похоже, он успел побывать в парикмахерской. Ну да, перед поездкой срезал свою гриву. Если бы Джорджи вздумалось погладить ему затылок, сверху вниз это был бы нежнейший бархат, а снизу вверх — сплошные иголки.

— Я свои вещи собрал. Мог бы собрать и твои, но не знаю, что ты захочешь взять. Однако все, что было в твоей корзине, я перестирал. И не забудь: там куда холоднее, чем здесь. Ты почему-то всегда об этом забываешь.

Она действительно забывала, а потом бесстыже воровала у мужа какой-нибудь свитер потеплее.

Надо же, какое у него сегодня хорошее настроение.

Нил приготовил просто великолепный ужин: жареная картошка с семгой, капуста и прочая зелень. Раздавив в кулаке несколько орешков кешью, Нил украсил ими гарнир и поставил тарелку перед женой.

Когда он улыбался, на его щеках появлялись ямочки. Они чем-то напоминали круглые скобки, но заросшие щетиной. Джорджи захотелось перегнуться через стойку и потереться носом о его щеки. Она всегда об этом думала, когда видела его улыбку, хотя Нил, скорее всего, даже не догадывался.

— Вроде я перестирал все твои джинсы. — Нил налил ей бокал вина.

Джорджи глубоко вдохнула. Она знала: то, что она собирается сказать, вряд ли обрадует Нила. Но этот разговор должен состояться сейчас. Нельзя оттягивать его до утра.

— Я сегодня узнала хорошую новость.

— Да? — Нил наклонился к столу. — И какую же?

— Я сказала, хорошую. В общем… Махер Джафари согласен взять наше шоу.

— Кто такой Махер Джафари?

— Владелец сети телестанций. Это он открыл дорогу программе «Лобби» и новому реалити-шоу о фермерах, выращивающих табак.

— Вспомнил, — кивнул Нил. — Телевизионный босс. Кажется, он не больно-то жаловал ваш проект. Ты еще сетовала на холодный прием.

— Мы тоже так думали. А у него это просто манера общаться.

— Что ж, тогда я рад за всех вас. — Нил склонил голову набок. — А почему ты не выглядишь довольной?

— Учусь не выплескивать эмоции, — попробовала отшутиться Джорджи, хотя ей было совсем не до шуток. Кажется, она даже вспотела. — Понимаешь, Махеру нужен пилотный сценарий. Мы сегодня всей толпой собирались. Обсуждали, как будем представлять ему проект.

— Так это же здорово!

Нил догадывался: жена начала с мелочей. Главное ждало его впереди.

Джорджи закрыла глаза:

— Встреча назначена на двадцать седьмое.

В кухне стало тихо. Джорджи снова открыла глаза. Напротив нее по-прежнему сидел Нил, которого она знала и любила. Да. Знала-и-любила. Но теперь он сидел со сложенными на груди руками, прищурившись и напрягшись.

— Двадцать седьмого мы еще будем в Омахе, — сказал он.

— Знаю. Нил, я это хорошо знаю.

— Ты решила пораньше вернуться в Лос-Анджелес?

— Нет, я… Понимаешь, все эпизоды сценария… они должны быть готовы заранее. Сет подумал…

— Сет… подумал.

— Пилотный сценарий — это очень важно, — осторожно начала Джорджи. — За девять дней нам нужно написать четыре эпизода и подготовиться к встрече. Хорошо еще, что на этой неделе мы свободны от «Джеффа», которым сами сыты по горло.

— А я думаю, накануне Рождества ты можешь позволить себе освободиться от всей работы.

— Нил, я помню о Рождестве. И не собираюсь его пропускать.

— Не собираешься?

— Нет. Просто у меня не получится с поездкой в Омаху. Давайте встретим это Рождество дома.

— У нас заказаны билеты на самолет.

— Нил, пилотный сценарий — наша визитная карточка. По нему Махер будет судить, стоит ли с нами работать. А мы давно мечтали пробиться на его сеть.

Джорджи казалось, что сейчас она тоже читает сценарий. Похожий разговор сегодня у нее произошел с Сетом.

— Но это же канун Рождества, — возражала она.

У них с Сетом был один стол на двоих. Большой, имеющий форму буквы «Г». И Сет пересел на ее половину. Формально он был прав, но от его аргументов у нее испортилось настроение.

— Джорджи, мы великолепно отпразднуем Рождество. Это будет самое лучшее Рождество. Просто мы немного передвинем его рамки. Проведем встречу — и с чистой совестью отправимся праздновать.

— Скажи это моим девочкам.

— И скажу. Они меня любят.

— Сет, это все-таки Рождество. Неужели нельзя перенести встречу?

— Ты будешь ставить условия Махеру? Сколько лет мы ждали такого шанса? Джорджи, тебе не кажется, что нам сделали рождественский подарок?

Он не переставал называть ее по имени.

У Нила даже ноздри раздулись.

— Мама будет нас ждать.

— Знаю, — прошептала Джорджи.

— И наши девочки настроились… Элис уже отправила Санта-Клаусу уведомление о перемене адреса. Он должен знать, что это Рождество она встречает в Омахе.

Джорджи попыталась улыбнуться. Не получилось.

— Думаю, Санта-Клаус разберется, где ее искать.

— Это не… — Нил шумно задвинул ящик, в который так же шумно бросил штопор. — Это не аргумент, — дрогнувшим голосом произнес он.

— Конечно. — Джорджи уткнулась в тарелку. — Давай навестим твою маму в январе.

— И выдернем Элис из школы?

— Да, если понадобится.

Нил стоял над разделочным столом, упираясь в крышку. Судя по напрягшимся мускулам, давил он со всей силой. Похоже, он задним числом переживал услышанное от Джорджи. Он опустил голову, и теперь волосы, даже подстриженные, нависали над его лбом.

— Это наш уникальный шанс, — сказала Джорджи. — Наше собственное шоу.

— Конечно, — не поднимая головы, пробормотал Нил.

Голос у него был тихий и совсем бесцветный.

Джорджи ждала.

Иногда, споря с Нилом, она теряла самообладание. Споры нередко переходили в опасную плоскость, а она этого даже не замечала. Иногда Нил просто обрывал разговор или уходил. Джорджи было не остановиться, и она продолжала спор, ведя с ним мысленный диалог.

Сейчас она не знала, куда этот разговор их уведет. Пока не знала и потому ждала.

Нил все так же стоял с опущенной головой.

— Как понимать твое «конечно»? — не выдержала она.

Он резко оттолкнулся от стола.

— А так, что ты права. — Нил подошел к плите, взял тряпку, стал очищать поверхность. — Это ваш шанс. Это ваша важная встреча, на которой ты должна присутствовать.

Сказано было вполне обычным тоном. Может, все обойдется? Может, Нил даже порадуется за нее? Пусть и запоздало.

— Значит, к твоей маме мы съездим в январе? — спросила Джорджи, прощупывая почву.

Теперь Нил складывал грязные тарелки в посудомойку.

— Нет.

Джорджи закусила губу.

— Не хочешь, чтобы Элис выбивалась из школьной колеи?

Он покачал головой, продолжая убирать грязную посуду.

— Тогда, может, летом съездим?

Голова Нила слегка дернулась, будто невидимая рука тронула его за ухо. Джорджи нравились его уши. Немного великоваты для его лица, зато чем-то похожи на крылья. Джорджи нравилось трогать его за уши… когда он не возражал.