Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ренат Агзамов

Агзамов в шоколаде

Взбить бизнес до небес

Введение

«Найди себе дело по душе, и тебе больше никогда не придется работать», — сказал однажды Конфуций.


Когда мне было семь лет, я испек свое первое кондитерское изделие — Немецкий кекс. Мои родные были в восторге — сказали, что кекс безумно вкусный. И только спустя много лет я узнал, что его рецептура была сложной даже для профессионала.


В любом случае для меня это стало первым и самым важным шагом на пути к успеху. В моей жизни было много событий: постоянные переезды, учеба в кулинарном училище и армия, попытки построить карьеру на другом поприще… Я начал серьезно заниматься кулинарным мастерством, чтобы прокормить семью. Это был тяжелый период моей жизни: ни денег, ни знакомых, ни жилья. За полгода я семь раз сменил работу. И понял главное: что бы ни происходило, нельзя сходить со своего истинного пути.


Я действительно счастлив заниматься любимым делом и делиться своим опытом с другими. Именно поэтому я и написал эту книгу. Здесь я расскажу о самом сокровенном: о семье, о бизнесе, о моментах отчаяния, о победах и новых проектах. Вы узнаете секреты моего успеха, я расскажу о правилах и принципах, которые мы применяем на производстве тортов, поделюсь очень личными моментами, о которых не говорил ни с кем. Вы узнаете, как я год за годом пробивался через тернии к звездам. Вы увидите Рената Агзамова не как успешного кондитера, а самого обычного человека — со своими переживаниями, эмоциями, ошибками, взлетами и падениями.


Перед тем как познакомить вас со своей историей, мне хотелось бы сделать одно важное замечание: то, что вы держите сейчас в руках, — не руководство по созданию бизнеса с нуля или привлечению клиентов. Мне не хватит и двухсот страниц, чтобы передать весь свой опыт. Но эта книга поможет вам по-другому взглянуть на любимое дело и, возможно, вдохновит вас на что-то великое.

Глава 1

Биография

А теперь давайте вместе перенесемся в самое начало моего жизненного пути. Родился я в Киеве 13 апреля 1981 года. Мама и все мамины родственники были родом из Киева, а папа — Лимар Гибатуллаевич — был выходцем из Средней Азии. Часть жизни он провел в Киргизии, а часть — в Москве. В свое время он работал шеф-поваром в вагоне-ресторане, благодаря чему ему и удалось объездить весь Советский Союз.


Он обожал кухню и все, что было связано с этим ремеслом, и фактически привил нам с братом безмерное уважение к продуктам и приготовлению пищи, так что это стало для нас чем-то вроде религии. Вот об этом и хочется для начала рассказать.


Когда мне было года три, мои родители переехали жить в Сочи. И это, разумеется, повлияло на становление моей личности — смешение восточной, европейской и кавказской культур. Ведь Сочи — это Кавказ в чистом виде.


Напротив дома, где мы жили, находится местный рынок. Вы представляете себе, что такое рынок в Сочи? Нет?

На самом деле, словами это описать невозможно — это нужно видеть, слышать, наслаждаться доносящимися со всех сторон ароматами… Ну и конечно, пробовать! Пятью минутами, как вы понимаете, тут не обойтись.


В детстве каждое утро вместе с папой мы ходили на этот самый рынок. Для отца это был не просто поход за продуктами, а целый ритуал: он мог полдня бродить по рынку. И ждали его везде. Можно сказать, у него был целый рынок друзей! А все потому, что даже картофель он покупал с душой. Папа ходил между торговых рядов, а мы бежали за ним, стараясь не отставать ни на шаг.


Помню, он как-то подошел к мужикам и говорит:

— А давай на руках кто кого? Выиграю — арбуз мой!


И отец почти всегда выигрывал. Потому что от природы был физически очень сильным.


Когда дело доходило до мяса, то выбирал он его очень долго и скрупулезно: крутил в руках, осматривал со всех сторон, даже потрогать курицу или баранью ногу не брезговал. Помню, мы еще с братом шептались между собой: «Ну как можно так долго с одной курицей возиться?! Что там внутри у этой курицы можно найти?»


Отец с детства учил нас.


— Вот, — говорит, — видишь, кровь запекшаяся — значит, она уже «лежалая». А здесь кровь живая — значит, она свежая.


На всю жизнь я его советы запомнил.


С самого детства меня учили выбирать продукты, так сказать, приобщали к этой «культуре». Отец рассказывал, как отличить свежую зелень от заветренной и какой формы должен быть картофель для того или иного блюда. Помню, как мы тщательно выбирали лук: брали только длинненькие луковки, а на круглые и плоские даже не смотрели. Почему? Да потому что у таких удобно срезать корешки и верхушку: и луковица остается целой, и отходов меньше.

Детство

Говорят: все мы родом из детства. И это действительно так.

...

То, что заложили в нас в раннем возрасте, остается с нами, помогает нам расти и развиваться. Знания, полученные в процессе игры или серьезного обучения, дают нам толчок к становлению, к выбору профессии.

Вот, например, плов.

— Что тут такого? — скажете вы. — Приготовить мясо с рисом.

А для нас с братом этот ритуал был эдакой школой Шаолиня.

Сколько труда и терпения нам нужно было вложить в это чудо — ведомо только нам троим: мне, брату и моему отцу.


Папа приучал нас промывать рис: в кастрюлю насыпали крупу, наполняли водой. Отец медленно перемешивал рукой рис в воде и, как будто колдуя, приговаривал:


— Рис — это душа плова. Смотри, чтобы ни одна рисинка не уплыла в раковину.

— Почему? — спрашивал я его.

— А есть такая примета: если потерять хотя бы одну рисинку, то плов не получится. Ну… или получится невкусный.

...

Вот можете себе представить, какую мощную мотивацию изобрел отец, чтобы привить нам уважение к продукту? Он показывал нам, что каждое действие, будь то простое промывание крупы или очистка зелени, очень важно для приготовления пищи. Я пронес это уважение к кулинарному искусству через всю свою жизнь и по сей день храню его глубоко в душе. Я считаю, что в нашем деле каких-то несущественных или ненужных операций просто не существует. Важно абсолютно ВСЕ!

Когда отец собирался готовить дома плов, он каждый раз покупал… никогда не угадаете, какое количество овощей! Вот сколько, по-вашему, нужно готового продукта на семью из четырех человек? Пару килограммов? А моркови? Кажется, не так много…


А папа покупал по пять килограммов моркови мне и старшему брату Тимуру! Звал на кухню и просил нас ее шинковать. Все пять килограммов, представляете? Иногда из-за неопытности или невнимательности на руках у меня появлялись небольшие порезы, но это меня не останавливало. Потому что морковь я должен был дорезать до конца.


— Пока не нарежешь соломку так, как нужно — длинненькую, тоненькую — никуда не пойдешь.


Как-то на птичьем рынке мы купили пару черепашек по три рубля пятьдесят копеек за каждую.

Почему две? Родители не хотели, чтобы мы думали, что кого-то из нас они любят больше, поэтому было решено купить каждому по питомцу. Так вот их и кормили той морковкой, капустой и очистками картофеля. В общем, жили они припеваючи!

Да и, к слову сказать, до сих пор живут в Сочи с мамой. Она за ними ухаживает. И каждый раз, когда звонит, истории мне всякие про них рассказывает:


— Ренат, ты представляешь, пошла сегодня на рынок, купила листья салата. Пришла домой, дала его черепашкам, а они не стали есть. Видимо, надоел он им. И тут я решила их побаловать — дала им кусочек банана. Тут же всё уплели, а в знак благодарности еще и весь балкон уделали! Вот так и живем.


А с тестом так вообще отдельная история. Папа давал нам задание: тесто на пельмени надо вымешивать долго — по полтора-два часа, пока оно не будет идеальным. В детстве я этого не понимал. Мне казалось, что, когда мука с жидкостью объединились в единый комок, этого уже достаточно, чтобы назвать такое месиво тестом.


Но отец всегда заставлял нас месить тесто не менее двух часов, потому что только в этом случае пельмени не будут рваться, а получатся глянцевыми и идеальными. Да что там говорить, с таким тестом любые изделия выйдут качественными и будут выглядеть так, словно их сделал настоящий профессионал.

...

Все, что говорил мне отец, было великим знанием, основой моего жизненного фундамента.

В нашей семье приготовление плова, теста, омлета и любого другого блюда было настоящим ритуалом.

Как вы уже поняли, нас с братом приобщали к кулинарии с малых лет. Но его почему-то всегда тянуло именно к мясу, а меня — к сладостям. То есть мы сразу пошли разными путями.


Мы жили очень небогато в маленькой двухкомнатной квартире в Сочи площадью в 44 квадратных метра. У нас не было машины. Это сейчас я понимаю, что квартира была маленькой, а тогда она мне казалась большой. Настоящие хоромы с двумя балконами, на одном из которых, кстати, и поселились те самые черепашки.


С самого детства родители приучали нас к самостоятельности. Как-то раз отец дал нам по тем временам очень большие деньги и отправил на вещевой рынок.