Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рик Янси

Тринадцатый Череп

Сэнди с любовью



1 SES S. A. — глобальный спутниковый оператор.

2 Satcom — серия космических спутников связи.

3 Медиаконтроль.






Ноксвилл, Теннесси

Я загнал свой спорткар «Кенигсегг» с центробежной бикомпрессионной системой наддува и двумя параллельными компрессорами «Ротрекс» в подземный гараж «Сэмсон тауэрс» и поставил его под знаком «Зарезервировано». Ниже четким шрифтом было написано, что нарушитель будет отбуксирован с парковки за свой счет.

Поднявшись на частном лифте из гаража на первый этаж, я прошел через просторный атриум с журчащим и булькающим в центре фонтаном. При виде меня охранники, дежурившие возле металлоискателя и рентгеновской установки, заулыбались и помахали, а тот, что сидел за стойкой безопасности, почтительно кивнул. Я вспомнил дядю Фаррела — он работал на этом месте до того, как моя жизнь изменилась самым сверхъестественным образом.

В пентхаус я поднялся на скоростном лифте, нервно вертя на пальце Великую Печать Соломона. Похоже, мне уже не избавиться от этой привычки. Я даже подумывал подвесить Печать на цепочку и носить на шее или спрятать в тайнике под отцовским столом, где я, казалось, тысячу лет назад нашел Экскалибур.

Сэмюэл с озабоченным видом вышел из старого отцовского кабинета.

— О, наконец-то! — сказал он. — Я уже начал волноваться.

Он проводил меня во внутренний офис и закрыл дверь.

Я рассказал ему о встрече с Абигейл Смит в старой церкви.

— Теперь она директор АМПНА. Мне показалось, что она не в восторге.

— Это очень плохие новости, Альфред, — ответил Сэмюэл. — Как директор, она подвергнется серьезному давлению. От нее будут требовать, чтобы она вернула Печать. А Контора, как ты знаешь, способна действовать очень жестко.

— Хорошим людям иногда приходится поступать плохо, — сказал я.

Сэмюэл кивнул.

— Что ж, я все еще не уверен, что смогу согласиться с таким аргументом. — Я опустился в большое кожаное кресло за отцовским столом. Сэмюэл устроился напротив. Он явно встревожился.

— Пожалуй, мне не следовало уходить из Конторы.

— Но тогда у меня бы не было законного опекуна. Хотя нет, был бы, но, скорее всего, — Хорас Таттл, а мне очень не нравится Хорас Таттл.

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить тебя, Альфред. — Сэмюэл стал очень серьезным, а в его случае это значило, что серьезнее некуда. — Я никогда не брошу и не предам тебя, пусть даже против будет сам ад.

— Не надо, — рассмеялся я. — Мы это уже проходили.

Сэмюэл помрачнел.

Я вспыхнул. По-дурацки получилось, но делать нечего, слово не воробей.

— В любом случае, — добавил я быстро, — я просил тебя забыть об этом. Я знаю, почему ты отказался идти со мной на встречу с Пеймоном. Там, у дверей демонов, был не ты.

— О, это страшно, Альфред, и я буду жить с этим до самой смерти. Но там был я, хоть я и потратил много часов, убеждая себя в обратном. Мы слишком часто виним само искушение за то, что поддались ему.

Я поморщился:

— Пожалуйста, не надо про искушение.

Я встал из-за стола, подошел к окну и посмотрел на улицу с высоты тридцать третьего этажа.

В погрузочной зоне напротив «Сэмсон тауэрс» припарковался фургон доставки. Парень в коричневой спецовке перегружал коробки в тележку. День выдался солнечный, но холодный, и у него изо рта вырывались белые облачка пара.

С тех пор как я схватился с королем демонов Пеймоном, прошло почти два месяца, но помнилось четко, как будто это было вчера.

Маленький домик на тенистой улице. Добрый пожилой мужчина и его симпатичная жена. И я. Я пойду в школу, зависну с друзьями. Вот и все. Никаких приключений. Я не буду спасать мир от полного уничтожения. Самая обыкновенная жизнь.

Но я отверг это предложение короля демонов и с тех пор почти каждое утро, просыпаясь, чувствовал легкое сожаление.

За фургоном доставки припарковался черный внедорожник. Парень в коричневой куртке и слаксах покатил тележку к парадному входу и скрылся из виду. Из внедорожника вышел мужчина в черном костюме. Он разговаривал по сотовому. Появился охранник, показал на внедорожник и махнул рукой — мол, отъезжайте. А тип в костюме пытался одновременно разговаривать и по телефону, и с охранником.

— Альфред, что бы ни ждало нас впереди, — сказал сзади Сэмюэл, — я никогда не забуду, что ты дал мне второй шанс.

Я не успел ничего ответить. Из-за угла буквально на двух колесах с визгом вылетела какая-то машина и с ходу врезалась в багажник внедорожника. Грохот столкновения долетел в морозном воздухе до самого пентхауса. Мужчина в черном деловом костюме полетел вперед и врезался в охранника, а тот отшатнулся назад.

В окне появилось слабое отражение вставшего позади меня Сэмюэла.

— Что случилось? — спросил он.

Капот машины от удара в зад внедорожника смялся в гармошку. Ветровое стекло разбилось. Сработала подушка безопасности, и водителя я не увидел.

— Тот парень только что врезался в…

К небу взлетел огненный шар. Мы с Сэмюэлом инстинктивно отпрянули от окна. Тип в черном костюме и охранник метнулись к парадному входу.

Через секунду они вернулись с двумя охранниками «Тауэрс» и еще какими-то людьми. Они попытались приблизиться к горящей машине, но я сомневался, что кто-то мог выжить после такого взрыва.

— Эй, что там такое? — спросил кто-то позади нас.

Мы дружно обернулись, а Сэмюэл потянулся под полу пиджака за пистолетом.

Это оказался рассыльный. Он держал в руках похожий на трубу сверток, обернутый в коричневую бумагу, так часто упаковывают постеры.

— У меня посылка для мистера… — Рассыльный сверился с планшетом. — Альфреда Кроппа.

— Я возьму, — сказал Сэмюэл и шагнул к нему.

— Ладно, — вежливо кивнул тот.

Упаковка от посылки слетела на пол, как в замедленной съемке, и одновременно с ней упал планшет.

Теперь в руках мужчины в коричневой униформе был обрез. Он прицелился в грудь Сэмюэлу и нажал на спуск.

Я закричал, но мой крик заглушил грохот выстрела.

Сэмюэл схватился обеими руками за грудь и ничком повалился на пол.

С улицы доносился вой сирен, но мой мозг его почти не отслеживал. Я бросился на стрелявшего.

Ствол обреза нацелился мне в лицо. Я споткнулся о Сэмюэла и полетел вперед, при этом инстинктивно выбросил левую руку и оттолкнул ствол вверх как раз в ту секунду, когда рассыльный вторично нажал на спусковой крючок. Пуля угодила в потолок. Я вслепую ударил правой рукой. Повезло — мой кулак врезался ему прямо в кадык. Он ответил ударом локтя в скулу.

Я откатился вправо, рассыльный на карачках пополз к двери, и тогда я ухватил его за воротник и рванул к себе. Он двинул мне в пах ногой. Ботинки у этого парня были со стальными носками. От дикой боли я скрючился на полу и засучил ногами, а рассыльный без помех выбежал в коридор через открытую дверь.

Я подполз в Сэмюэлу.

— Альфред, — с трудом выдавил он, — не дай ему уйти.

— Я должен отправить тебя в больницу…

Сэмюэл замотал головой:

— Нет! Ты должен… кто его послал…

Он достал полуавтоматический пистолет девятого калибра и подтолкнул его по полу в мою сторону. Наши взгляды встретились. Я взял оружие.

— Иди.

И я пошел.

В коридоре я услышал, как щелкнула, закрывшись, дверь на лестницу. Я пнул ее, но успел сделать всего два шага к перилам. Что-то твердое ударило меня в спину — думаю, это был ботинок, — и я отлетел к ступенькам, которые вели на этаж ниже. Классический прием — «спрячься за дверью на лестницу». Этого следовало ожидать.

Пистолет выскочил у меня из руки и запрыгал по ступенькам на нижнюю площадку.

Рассыльный бросился ко мне.

Я успел заметить металлический блеск. В руке у этого типа был нож с тонким коническим лезвием, минимум фут длиной. Он целился мне в живот и успел полоснуть по предплечью, но я ударил его левой рукой по запястью, а правым кулаком двинул в висок. Он отшатнулся и сделал два шага назад.

Первым делом надо было нейтрализовать нож. Одна из моих долгосрочных целей — исключить возможность снова быть зарезанным. Поэтому я схватил его за запястье и со всей силы ударил по железным перилам. Пальцы сразу разжались, и нож полетел в пролет.

Следующий шаг — обезвредить противника. Тут мне не повезло. Цель у него была та же, только он реализовал ее на долю секунды раньше — нанес мне таранный удар плечом в грудь. В результате я соскользнул на ступеньку… Тоже неплохо, потому что он решил в классическом стиле боднуть меня в лицо, а лица-то моего перед ним уже не было.

Пока его башка летела мимо моей, я выполнил захват за шею, обошел противника справа и послал его ниже этажом. Маневр очень даже ничего, благодаря ему я мог перевести дух. Но с другой стороны, прямо скажем, получилось хреново, потому что я направил противника прямиком к пистолету Сэмюэла.

Драться или бежать? Если у противника есть оружие, а у тебя нет, то я считаю, что в девяти случаях из десяти надо бежать.

Но это был, видимо, тот самый десятый, потому что я не убежал.