logo Книжные новинки и не только

«Сердце сумрака» Рин Чупеко читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Рин Чупеко Сердце сумрака читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Советник Людвиг снова фыркнул, однако на его лице отразилось легкое одобрение.

Король Рендорвик оказался весьма любезен: остальных членов нашей делегации он также приветствовал с простотой, не присущей королевским особам. И с большим удовольствием принял Калена с Халадом.

— Прошло немало времени с тех пор, как вы приезжали к нам в Фарсун, ваша светлость, — сказал он и сдержанно добавил: — Как поживает ваш кузен Канс?

При упоминании имени Канса мое стеклянное сердце вспыхнуло голубым цветом, а Кален невольно поморщился.

— Хорошо, насколько это возможно при сложившихся обстоятельствах, ваше величество.

— Мне ужасно жаль слышать о болезни вашего дядюшки. Надеюсь, его величество в скором времени поправится.

Настал мой черед поморщиться. Причина болезни одалийского короля для всех остальных оставалась тайной, и я даже не представляю, как отреагировал бы дружественный монарх, узнай он о том, что виновница безумия Телемайна, воспользовавшись его гостеприимством, стоит перед ним.

Халад, однако же, проявил большую откровенность.

— Каким бы недугом он ни страдал, в этом виноват он сам, — без тени злобы произнес он. У Халада имелось больше оснований, чем у кого-либо из нас, ненавидеть своего отца. — С обязанностями короля Канс справится гораздо лучше.

— Халад, — почтительно проговорил король Рендорвик. — До недавнего времени я и не полагал, что старший сын старого короля — Кузнец душ, но мы с большим уважением относимся к обоим титулам. Разумеется, ваш отец, несмотря на все совершенные им злодеяния, не заслужил такого исхода.

Халад поклонился:

— Утверждая, что из Канса выйдет король в сотни раз лучше того, кем надеялся стать наш отец, я говорю от лица Кузнеца душ, ваше величество.

Король тоже склонил голову:

— Вашему мнению я доверяю безоговорочно. Но все равно не теряю надежды, что, невзирая на плохое обращение со своим народом и собственными сыновьями, он обретет покой. Пусть они оба обретут покой. — «И ты тоже», — казалось, добавил его стеклянный кулон.

В эту минуту вперед вышел приятный молодой человек, всего несколькими годами старше Халада.

— Меня зовут Сиран, — представился он и обхватил руками изумленного Кузнеца. Лик стоял позади меня, но я, готова поклясться, даже не оборачиваясь, ощущала исходящий от его стеклянного сердца жар. — Старый Кузнец душ, учитель Нарел, излечил меня от той же долгой болезни, какой страдал его величество принц Канс. Мне сказали, что вы тоже сыграли важную роль в создании лекарства. Я обязан вам жизнью. Позвольте узнать, как я могу отплатить вам за вашу доброту?

— Не стоит благодарностей, милорд, — вежливо отозвался Халад. — Это часть моей работы.

— По крайней мере, разрешите показать вам Фарсун.

Нарастающая за моей спиной вспышка грозила взорваться пламенем настоящего солнца.

— Может быть, в следующий раз? Боюсь, сейчас нас ждут срочные дела, которые невозможно отменить.

— Ловлю вас на слове, милорд.

Ази проводил нас до самых ворот Фарсуна, после чего, вскрикнув на прощание, взмыл в небо. Любовно и нежно коснулся моего сознания и скрылся из виду.

— Похоже, истеранцы в вопросах дэвов весьма искушены, — заметила Альти.

— Полагаю, просто у нас, в отличие от вас, жителей Киона, к ним разный подход.

Вопреки тому, с какими фанфарами нас встретили вначале, в самом городе нашу процессию сопровождали без помпы — столь привычной детали Киона. Пока мы шли к королевскому дворцу, радостных возгласов толпы даже не было слышно. Большинство жителей лишь кланялись королю и возвращались к своим делам, а когда проходили мы, приветствовали нас коротко и небрежно.

Поначалу подобное относительное равнодушие показалось мне странным, однако после случившегося в Даанорисе отношение истеранцев к своему королю, как одному из них, в целом стало для меня приятным облегчением.

— Могильный холм заурви находится в Рунном лесу, — рассказывал по дороге король, — что для безопасности нашего города довольно близко. Но Темной аше Сахмет удалось его неплохо приручить.

— Приручить? — переспросил идущий позади нас Лик. Теперь, когда лорд Сиран ушел вперед, он сумел умерить свой пыл.

— Насколько я знаю, Темная аша стремится как можно быстрее вернуть дэва обратно в землю. Что требует от нее определенных жертв — вам наверняка это известно. Здесь, в Фарсуне, в отличие от Анкио, мы располагаем не таким большим количеством аш, поэтому несколько наших выдающихся заклинательниц предпочли позаботиться о своей собственной жизни, нежели каждые двадцать лет, окончательно подорвав свои силы, просить у квартала Ив новую Темную ашу. Сахмет было проще контролировать заурви и держать его на расстоянии от города, чем каждые несколько лет воскрешать и при этом полностью растрачивать свое здоровье. Мы обнаружили, что дэвы — по крайней мере наш заурви и, очевидно, ваш ази — угрозам предпочитают одиночество. И в Рунном лесу заурви находит столь желанное для него уединение.

Я была потрясена.

— Мне об этом ничего не известно, — призналась я. Почему квартал Ив позволял Микаэле лишаться жизни с каждым воскрешенным дэвом, когда она могла подобным образом сберечь свои силы?

— Такова политика сообщества аш, — тихо пояснила Альти, отвечая на мой невысказанный вопрос. — Они посчитали слишком опасным взваливать ответственность за всех дэвов на одного человека. Если контролировать одновременно множество чудовищ, возникает угроза быть поглощенным темной гнилью. В распоряжении истеранцев имеется несколько Темных аш и всего одно существо в пределах их границ. На нашей же территории обитает далеко не один дэв, которого необходимо сдерживать.

— Ты хотела сказать, что было бы опаснее взвалить ответственность за всех дэвов на одного человека, если бы Костяная ведьма не клялась в абсолютной преданности старейшинам, — едко поправила я ее.

— Тия, уже были прецеденты. В прошлом одна Темная аша поддалась такому искушению.

«И все же, если истеранцы сумели относиться хорошо к Сахмет, невзирая на ее умения, то почему Кион не способен на такое по отношению к нам с Микаэлой?»

— И кто она? — спросила я.

— О ком ты?

— Темная аша, которую Микаэле пришлось убить. Которая вобрала в себя слишком много силы и поддалась темной гнили. О ней мне когда-то рассказывала Полер, но особо не вдавалась в подробности.

Почтенная аша вздохнула:

— Мы не любим говорить на эту тему, дитя. И сейчас не самое подходящее время для таких вопросов.

Я замолчала. В эту минуту мы миновали очередную группу людей. Некоторые из них остановились, чтобы обменяться парой слов со своим правителем, после чего мы могли продолжить путь. Фарсун неизменно прятался под слоем льда, но это нисколько не мешало процветанию города. Ярко освещенные магазины украшали зазывающие внутрь вывески, а из труб вился дымок, обещающий тепло и уют. В отличие от Киона, здешние жители не стремились демонстрировать свое богатство, роскоши они предпочитали удобство. Капюшоны и плащи встречались чаще украшений и заклинаний. Вот поэтому в нашей компании так сильно выделялся Рахим, который гордо вышагивал в своих красочных, богато вышитых одеждах, не боясь получить обморожение.

— А что в итоге случилось с Сахмет? — поинтересовался Кален, когда мы вошли в большой зал. Снаружи королевский дворец походил на грозную каменную крепость. Внутри же приветливо горели камины, а длинные замысловатые гобелены на стенах придавали серому камню и кирпичам немного цвета. — Подробности ее гибели так и остались неясны.

Король Рендорвик печально покачал головой:

— Мы обнаружили ее в снегу замерзшей насмерть. Насколько удалось установить, на теле отсутствовали какие-либо следы дэва. Она могла по несколько недель путешествовать в одиночестве, несмотря на наши предостережения, что с возрастом ей делать это будет все сложнее. Но она была настойчивой дамой, если не сказать упрямой. Она не позволяла ее сопровождать и, невзирая на опасность, настаивала на независимости. Мы долго оплакивали ее гибель и боялись, что заурви, лишившись контроля, может на нас напасть, однако вот уже два года как он не появлялся. Мы установили патрули по периметру района, но эта тварь к ним даже не приближается.

— Я не понимаю, — подал голос Рахим. — То, что Тия недавно применила к ази, Сахмет проделывала все это время? Почему мы не знали об этом?

— О нет, мы знали, — иронично заметил советник Людвиг. — Я советовал кварталу Ив использовать ту же методику, что практиковала Сахмет, еще задолго до того, как Микаэла стала ашей. Но всякий раз мою идею отвергали. Как правильно заметила Альти, в управлении множеством дэвов таится опасность, к тому же, чтобы справиться со всеми, имеющегося числа Темных аш недостаточно.

— Мы, конечно, не столь богаты, как Кион, — посетовал король Рендор, сопроводив нас к нашим покоям. — Зато славимся самыми мягкими постелями во всех восьми королевствах. Располагайтесь, оставайтесь столько, сколько пожелаете. Гости редко посещают нашу северную обитель. Может быть, вам нужно что-то еще?

Тогда я, откашлявшись, сказала:

— Я надеялась взглянуть на вашу библиотеку, ваше велич… Рендор.