Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рина Лесникова

Нестабильная

Пролог

— Бабушка Нери, ну бабушка, расскажи сказку про Леониту!

— Какая же это сказка, внученька. Всё это не сказка, а самая настоящая быль. Леонита Энери и правда жила когда-то в Этталии.

— Бабушка, но ведь её жизнь так похожа на сказку! Неужели всё так и было?

— Может, и не всё. Может, люди чего и придумали, как без этого. Чему в этой истории верить, а чему — нет, каждый решает сам.

Старая Нерга устроилась поудобнее и начала свой рассказ:

— Раньше оно ведь как было: в чём-то люди жили проще, а в чём-то и сложнее. И маги были не чета нынешним, и драконы самые настоящие, боевые, а не декоративные. И опасности людей поджидали смертельные.

Это только в сказках короли сидят на своих тронах и командуют подданными. А в жизни им приходилось стократ тяжелее, чем простым людям. Да, прав у всяких там королей да императоров было больше. Но и обязанностей и ограничений было немало. Простые люди, они ведь как? Родился маг и родился. Расти, учись, овладевай своей магией да служи на пользу всем. Но то ж простые люди. А у королей свои законы. Править нашим королевством в те смутные времена мог только мужчина. Видите ли, считалось тогда, что слишком слабы женщины, чтобы править. И дар магический правитель должен был иметь подобающий — огненный. Дар силы и власти. А коли женщине нет места у власти, то и дар огненный ей, стало быть, не полагается.

И было тогда у королей ещё одно правило — обязательно представлять новорожденных принцев и принцесс богам в их храмах. После того, как бог стихии признавал своего адепта, признавал его и король. Ох и жестокое, скажу я вам, правило! Не все младенчики выдерживали то представление. Те, кому магии меньше отмерено, бывало, и помирали прямо в храме. Не нужны, стало быть, такие дети были богам.

С этого и началась наша история — история Леониты.

***

— Роэнс! Как такое могло получиться! — его величество Дейриг Восьмой Рогеннар был не просто зол, он был в бешенстве. — Я, как последний идиот, соблюдал все твои советы! День зачатия, место зачатия, даже позу!.. Б-болван! — король безнадёжно махнул рукой. — И что? Что в итоге мы имеем?! Что ты мне обещал все девять месяцев?! Где? Я тебя спрашиваю, где мой наследник?!

— Э-э, ваше величество, — придворный маг магистр Роэнс старался занять такое место, чтобы между ним и разгневанным королём находилось хотя бы кресло, благо в королевском кабинете мебель была очень массивная, под стать хозяину кабинета — широкоплечему могучему мужчине лет тридцати пяти на вид, — я вам ничего не обещал. Лишь говорил, что вижу огонь, зарождающийся в чреве её величества.

— Огонь! Но это ли не значит, что королева должна была родить сына?! Если младенец осенён благодатью Дуарха, то где мужские причиндалы? Может, скажешь, что ещё не выросли? К Нихоту все твои расчёты! Они не стоят и ломаной медяшки! О Дуарх, и это наш лучший провидец! За что? За что мне это?

— Ваше величество, — осторожно начал Роэнс, — вам ли не знать, как сложно интерпретировать знаки судьбы. Прогноз сбылся в главном. Огненная магия в младенце очень сильна.

— Да, конечно, и не сбылся-то он в мелочи. Королева родила девочку. Де-во-чку! А по закону наследовать трон может только мужчина! Ни боги подобного не допустят, ни люди. Не удивлюсь, если она легко перенесёт представление огненному Дуарху. Но стране нужен наследник! Наследник мужского рода.

— Мой король, это может быть знак!

— Какой ещё знак, Роэнс? Не ищи снег в пустыне, закон есть закон.

— Законы пишутся людьми, — магистр низко склонился, ожидая, когда король будет готов слушать его дальше. — Но, ваше величество, я могу высказать предположения.

— Нужны мне твои предположения! — Дейриг досадливо поморщился и махнул рукой, однако, подумав, небрежно бросил: — Впрочем, давай!

— Это может быть как волей богов, так и их ошибкой. Ваш покойный батюшка любил говаривать: «И боги могут ошибаться», — услужливая память тут же подбросила обоим собеседникам моменты, когда вечно пьяный король Дейриг Седьмой повторял эти слова. — Но… могут быть и другие варианты, — Роэнс испытующе глянул на его величество.

— И что же это за варианты? — король с подозрением глянул на своего придворного мага.

— А что если предположить, что магический дар людям даётся не только волей богов?

— А чьей же ещё?

— Я понимаю, это не афишируется. Но вам ли не знать: среди предков её величества королевы Нитасии была легендарная архимагистр, — Роэнс многозначительно смолк, но, заметив, как при таком предположении нахмурился король, предложил ещё один вариант: — Или же ваш огонь настолько силён, что преодолел магию воздуха королевы. Посмотрите, как похожа на вас ваша дочь. Но… — магистр осекся.

— Что-то мне не нравится твоё «но», — скривился король, — что ты не договариваешь, Роэнс?

— Э-э, видите ли, ваше величество, — придворный маг замялся, но под тяжёлым взглядом монарха продолжил, — может случиться так, что этой девочке достался весь наследный огонь, и когда милостивая Крейна благословит ваш брак младенцем мужского пола, ему придётся довольствоваться крохами… Поэтому я и сказал о знаке.

— По-твоему, боги появлением на свет одарённой принцессы подают знак, что на престол может взойти и женщина?!

— Это вы сказали, ваше величество, — магистр Роэнс на всякий случай попятился к двери.

— Может быть, Роэнс, богам и плевать на наши замшелые законы. Может быть. Но я-то не бог! Я всего лишь король! Что же нам делать?

— Может… сообщить, что младенец не выжил? — осторожно намекнул придворный маг.

— Уж не предлагаешь ли ты мне убить моего ребёнка?! — его величество угрожающе приподнялся в массивном кресле.

— Что вы, что вы, ваше величество, это всего лишь мысли вслух! — магистр понял, что король не на шутку разгневался. — Есть и другие варианты.

— Не юли! Что ещё за варианты ты выдумал?

— Оставить малышке жизнь и огонь, но лишить имени. Или же… оставить имя, но лишить огня.

— Про первое я не хочу слышать. Объясни второй вариант!

— Стихия королевы — воздух, — придворный маг низко поклонился, пряча взгляд и ожидая, что король сам поймёт недосказанное.

— И что? Ты считаешь, что открыл великий секрет? — его величество подошёл к столику и налил себе вина из стоящего там графина.

— Никому не покажется странным, если мы объявим, что стихия новорожденной принцессы — воздух. Это даже не будет ложью, ведь воздух тоже со временем будет ей подвластен. Вы лишь… подкорректируете ошибку богов.

— То есть ты предлагаешь представить мою дочь не огненному Дуарху, а богу воздуха Тариоху?

— Вы сами сказали это, ваше величество.

— И девочка может не пережить этого представления, — тихо проговорил король, наблюдая за игрой солнечных лучей на стенках бокала.

— Но так у неё хотя бы появится шанс…

Дейриг взял графин и наполнил второй бокал.

На следующий день было объявлено, что новорожденная принцесса Леонита Илеста Миолина Энери получила стихию своей матери — воздух — и в положенное время будет представлена покровителю магов воздуха — Тариоху.

***

— Нянюшка, согласитесь, наша малышка прекраснее всех на свете, — королева нежно гладила золотистый пушок на голове своей новорожденной дочери.

— Конечно, это так и есть, — уверенно подтверждала слова своей воспитанницы няня Арентина, — она даже краше, чем вы в её возрасте! Только волосики у вас разные, ваши белые с голубым отливом, а у нашей Леониточки — рыженькие, как у папеньки.

— Меня больше озадачивает другое. Роэнс сказал, что стихия Леониты — воздух, но малышка совсем на него не откликается. Вот, смотри, — королева легко подула на личико дочери, та недовольно сморщилась и захныкала, — не нравится. Как такое может быть? Пусть она ещё не представлена Тариоху, но стихия уже должна быть в ней!

— Это верно. Вы, ваше величество, всегда смеялись, когда я подставляла ваше голенькое тельце ветру. Вы как будто купались в нём.

— Ветер — это так здорово, няня Тина! — королева мечтательно улыбнулась.

— Не моё это, конечно, дело, я простая безграмотная нянька и в магиях ваших ничего не понимаю, но посмотри, Нита, как наша малышка смотрит на огонь, — нянька королевы повернула новорожденную к камину, и глаза малышки при виде пламени засветились неподдельным счастьем.

— И это странно. Пока я вынашивала мою крошку, Роэнс говорил, что стихия младенца — огонь, — задумчиво произнесла королева, — потому король и ждал наследника. А родилась девочка… с воздушным даром. Няня, я должна найти Роэнса!

— Велеть пригласить его?

— Да. Пусть придёт! И, чем скорее, тем лучше!

***

На закате четырнадцатого дня, юную принцессу Леониту Илесту Миолину Энери, как и положено, представили покровителю стихии. К сожалению, мать новорождённой, королева Нитасия, была ещё слишком слаба, чтобы присутствовать при обряде, и в храм бога ветров Тариоха малышку заносила старшая жрица. Она взяла девочку из рук доверенной нянюшки и скрылась с ней за дверьми святилища. Там жрица с почтительным поклоном положила ребёнка на алтарь и удалилась. Будущей магине воздуха предстояло провести ночь в храме бога-покровителя, чтобы пройти первый этап обретения стихии.