Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Роб Кидд

Пираты Карибского моря. Остров призраков

Из капитанского журнала:

Победив недавно злобных (но таких красивых!) русалок, прислужниц легендарных сирен, мы отправились дальше, надеясь завершить наши поиски и добыть легендарный меч Кортеса, наделенный магической силой. Как только ножны и меч воссоединятся, меч из просто магического превратится во всесильный.

Я точно установил, что принадлежащие этому мечу ножны — те самые, которыми в данный момент завладел экипаж могучего «Барнакла», — должны неким образом привести нас к самому мечу.

Когда я бережно положил ножны на палубу нашего великого корабля, они закрутились, словно стрелка компаса, и наконец указали на остров, который, по всей вероятности, мог оказаться островом Исла Фортуна.

По крайней мере, в направлении я не сомневался. В конце концов, разве могут заколдованные ножны направить нас в неправильную сторону? Скоро меч Кортеса вернется в ножны, и тогда вся его великая сила окажется в руках экипажа могучего «Барнакла»! Наше единственное препятствие — пресловутый пират Луи Левая Нога, однако, сдается мне, с ним будет нетрудно справиться, учитывая нашу репутацию победителей грозных морских чудовищ и пиратов, порождающих бури.

Глава первая

— Вот видите, я же говорил вам! — вещал Джек Воробей, стоя на носовой части «Барнакла», когда на горизонте стали вырисовываться туманные очертания зеленого острова. — Ножны привели нас прямо к Исла Фортуне. — Он театрально поклонился. — Обойдемся без аплодисментов, — продолжал он, хотя ему никто не похлопал. — Приберегите их до тех пор, когда в наших руках окажется меч!

Несколько дней назад ножны легендарного меча Кортеса упали на палубу «Барнакла» и послужили в качестве компаса, указав экипажу нужное направление. Джек угадал, что это остров Исла Фортуна. Согласно легенде, как только меч и ножны соединятся, и без того могущественный, меч станет непобедимым!

— Да брось ты, Джек! Не говори глупостей. Да, ножны привели нас прямо к… некоему острову, — сказала, сложив руки на груди, Арабелла, надежный первый помощник Джека. Морской бриз растрепал ее и без того взъерошенные каштановые волосы. — Мы пока не знаем, что это за остров. Но, даже если это действительно Исла Фортуна, разве это доказательство того, что меч именно там?

— Ты излишне умничаешь, ch́ere, — произнес Жан, юный моряк, которого Джек подобрал на Исла Эскелетика, самом первом острове, который они посетили во время своих приключений. Жан стоял рядом с Джеком у самого носа «Барнакла», пристально вглядываясь в маячивший на горизонте остров. Морская пена плескалась у его ног. — Не имеет значения, где находится меч. Ножны хотят, чтобы мы пристали к этому острову, значит, это по какой-то причине важно, разве не так?

Друг Жана, Тумен, еще один великолепный моряк и опытный штурман, которого также спасли на острове Исла Эскелетика, добавил:

— Жан прав. Разве могут ножны привести нас в другое место, никак не связанное с мечом?

— Но что, если ножны ведут нас к чему-то ужасному? — заметил беглец-аристократ Фицуильям Далтон Третий. — Если ножны действительно прокляты, они могут указать нам путь к нашей погибели.

Некоторые люди просто не в силах поверить, что заколдованные ножны указывают на нужный им остров. Эти скептики просто не способны положиться на удачу. Джека это страшно раздражало.

Джек шагнул вперед и вздохнул.

— Вы все ошибаетесь. Мы идем верным курсом. Скоро мы найдем меч и, даже если — что маловероятно — мы движемся навстречу опасности, а не мечу, то я скажу вам: пора, чтобы кто-то — любой — в этой команде наконец-то проникся духом авантюризма!

Арабелла усмехнулась.

— Поверь мне, Джек. Любой, кто плавает с тобой, готов рисковать.

Джек просиял гордой улыбкой.

— Спасибо на добром слове, помощница, — ответил он.

Крепко взяв в руки рулевое колесо, Джек повел «Барнакл» навстречу острову и всему тому, что ожидало там его самого и его команду. Ветер надувал паруса, и судно весело плясало на волнах. Джек не сомневался, что являет собой превосходный образец капитана и достоин кисти художника.

Но тут, скользнув хвостом по его сапогам, вперед вышла Констанция, девушка, превращенная злыми чарами в кошку. Джек споткнулся.

— Жан, забери эту чертову кошку!.. — приказал он.

— Мою сестру! — огрызнулся Жан.

— Кошку, которая терлась о мои сапоги, — теряя терпение, рявкнул Джек.

Жан покачал головой и с любовью посмотрел на мурлыкающее четвероногое. Он единственный из всего экипажа с трогательным обожанием относился к этой облезлой, зловредной зверюшке. Что вполне понятно, поскольку Жан упорно настаивал на том, что эта кошка его сестра, заколдованная некой злой волшебницей.

— Я мог бы ее оттащить, — пожал плечами Жан, — но что толку? Она все равно вернулась бы, — со вздохом добавил он. — По-моему, ты ей нравишься, — с легкой издевкой в голосе сказал он Джеку и послал своему капитану воздушный поцелуй.

Тот ответил сердитой ухмылкой — и Жану, и его сестре-кошке.

Через несколько минут они подплыли к острову так близко, что можно было разглядеть его красоты: высокие горы вдали и вереницы пальм у кромки воды. Схватив подзорную трубу Фицуильяма, Арабелла принялась изучать береговую линию.

— Джек, ты был прав, когда догадался, что ножны указывают на меч — будь то остров Исла Фортуна или какой-то другой, — заявила она с такой серьезностью, какую Джек никогда не замечал за ней раньше.

— Благодарю, — сухо ответил он и, выхватив у нее подзорную трубу, сам осмотрел остров. — И что, скажи на милость, наконец убедило тебя в моей великой, недооцененной прозорливости?

— Ничего. Но теперь я верю в волшебные свойства ножен. Потому что это… — Девушка вскинула руку в сторону горизонта, указывая на трепещущие белые очертания парусов, — это «Абордажная сабля».

— Корабль Луи по прозвищу Левая Нога? — удивился Фицуильям, так сильно перегнувшись через поручни, что едва не свалился за борт. Джек с трудом удержался от искушения пнуть Фицуильяма и придать ускорение его полету в воду. — Откуда в тебе такая уверенность?

— Видишь вон тот флаг? Череп и скрещенные кости — но не белые, а красные. Это он, это его знак. — Арабелла обхватила себя руками. Вид у нее был печальный и неприкаянный.

Джек отрегулировал подзорную трубу, чтобы получше разглядеть пресловутую «Абордажную саблю». Зоркий глаз Арабеллы не подвел девушку. С развевающегося на ветру флага жутко скалился кроваво-красный череп. Джек также заметил на палубе несколько фигур, — явно экипаж, — которые были чем-то заняты.

Что касается Джека, то эта новость показалась ему хорошей. Да, Луи Левая Нога пользовался дурной славой. Это был злобный, сумасшедший мерзавец. Но экипаж «Барнакла» также подозревал, что у Луи имеется легендарный меч Кортеса. И экипаж отчаянно хотел заполучить этот меч — нельзя было допустить, чтобы его волшебная мощь оставалась в руках пиратов. А еще им не терпелось испытать свободу, которую якобы дарует его всемогущество.

— Спустить паруса! — скомандовал Джек и, засунув за пояс подзорную трубу, чтобы освободить руки, направил корабль на восток. — Нам нужно сделаться слегка незаметными.

Жан усмехнулся.

— Вот уж не думал, что услышу от тебя, что ты хотел бы стать менее заметным, Джек.

— А ты предлагаешь послать дымовые сигналы, чтобы предупредить их о нашем присутствии, и пригласить на борт выпить чаю? — съязвил Джек.

Тумен и Жан кивнули и нехотя отправились выполнять его команду. Однажды их пути уже пересеклись с Луи. Пират поклялся в следующий раз убить их обоих и живьем содрать шкуру с Констанции [Жан и Тумен рассказывали об этом в книге «Песня сирены».].

— Верно, нам нет необходимости снова встречаться с этим чудовищем или его подручными, — сказал Жан.

— Мы еще увидимся с ним, — тихо произнесла Арабелла. — Но только когда будем к этому готовы.

— Мне нравится твой стиль, — подмигнув, сказал капитан.

Джек направил «Барнакл» к главному порту острова, Пуэрто-Сан-Иуда. Экипаж, затаив дыхание, следил за тем, как «Барнакл» ускользает от «Абордажной сабли». Даже Джеку было слегка не по себе. Дело не в том, что он не мог победить Луи в честном бою, просто у «Абордажной сабли» имелись пушки. Большие. И много. «Барнакл» же, в отличие от нее, был обычной рыбацкой шхуной. Что, безусловно, давало Луи неоспоримое преимущество.

Экипаж вздохнул с облегчением лишь тогда, когда они обогнули песчаную бухту острова Исла Фортуна и пальмы окончательно скрыли «Барнакл» от чужих глаз. Жан и Тумен улыбнулись друг другу, и даже прямая, как доска, аристократическая спина Фицуильяма, похоже, слегка расслабилась.

Арабелла единственная из всего экипажа не утратила бдительности. Она смотрела на качающиеся пальмы и как будто все еще видела перед собой алый череп Веселого Роджера на флаге «Абордажной сабли». Джек задумался, не пропустила ли она ту часть его маневров, когда он умудрился избавить их от опасности?

— Не стоит беспокоиться, — сказал он. — Мы скоро пристанем к причалу в Пуэрто-Сан-Иуде.

— Еда… — проговорил Жан, и его лицо озарилось мечтательной улыбкой. — Эх, мне бы сейчас хороших тушеных лангустов…