logo Книжные новинки и не только

«Час волка» Роберт Маккаммон читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Роберт Маккаммон Час волка читать онлайн - страница 1

Роберт Рик Маккаммон

Час волка

Эта книга — плод авторского воображения. Имена, характеры, места и события тоже или плод авторского воображения, или вымышлены. Любое сходство с событиями и живыми или умершими людьми случайное.

В зверской сущности войны всегда есть тонкая грань между человеком и зверем

Виктор. Человек леса, он научил Майкла Галлатина тонко понимать и ощущать Шекспира и… сделал его четвероногим охотником. Он оставил своему ученику завет: «Живи свободным!» — и один неразрешимый вопрос: что есть оборотень в глазах Бога?

Чесна фон Дорне. Известна союзникам под кличкой Эхо. «Золотая девушка» Германии, звезда пропагандистских фильмов; пила шампанское с нацистскими бонзами. Галлатин, играя роль ее жениха, увидел в ней женщину редких и благородных страстей; вместе с ней он разгадал тайну «Железного кулака»; этот ход вывел их на смертельно опасную дорогу.

Гарри Сэндлер. Американец, охотник на крупного зверя, откровенный садист. Прирученный им сокол своей кровожадностью приводил в ужас даже его друзей-нацистов. У Галлатина с ним были давние счеты, и свести их он решил в облике человека, а не зверя!

Полковник Джерек Блок. Создатель и вдохновитель идеи «Железного кулака», начальник концлагеря Фалькенхаузен и бывший завсегдатай клуба «Бримстон». Имел звероподобного телохранителя по кличке Сапог. Блок играл роль любящего дядюшки Чесны, и ему не нравился ее новый кавалер.

Мышонок. Дезертир из немецкой армии; Галлатин познакомился с ним в Париже, где тот промышлял воровством. Мышонок рвался домой в Германию. Маленький робкий человечек согласился помочь союзникам — так он встал на путь мужества.

Посвящается Джону Сандерсу

ПРОЛОГ

Глава 1

Война продолжалась.

К февралю 1941 года ее огненный вихрь перекинулся из Европы на берега Северо-Западной Африки.

Командующий войсками рейха Эрвин Роммель прибыл в Триполи, где сражались войска союзной Италии, и британские войска, отступая, покатились к Нилу.

Двигаясь по береговой дороге, от Бенгази через Эль-Ангели, Ажедаби и Мишли, танки и пехота Африканского корпуса теснили противника, изнуренного невыносимым зноем и песчаными бурями, по оврагам, давно не знавшим дождя, вдоль отвесных скал, высившихся по краям пустынных равнин. Людской поток, противотанковые орудия, грузовики и танки — все двигалось к востоку. Крепость Тобрук была отбита у британцев 20 июня 1942 года. Армия, выполняя приказ фюрера, шла к заветной цели — Суэцкому каналу. Контролируя эту жизненно важную водную артерию, нацистская Германия смогла бы перекрыть поставки союзников и продолжить свой восточный марш к «уязвимому южному подбрюшью России». [Перефразированы слова Черчилля: «Балканы — уязвимое подбрюшье Европы». (Здесь и далее примечания переводчика.)]

В последние дни июня 1942 года Восьмая армия британцев, солдаты которой были измотаны до предела, продвигалась к железнодорожной станции Эль-Аламейн. Ее инженерные части, выполняя приказ, оставляли за собой лабиринты минных полей, надеясь задержать наступление фашистов. Говорили, что у Роммеля мало топлива и боеприпасов, но солдаты, зарывшиеся в белую твердь земли своих окопов, слышали, как дрожит она под гусеницами немецких танков, и лучи палящего солнца освещали не только стервятников в поднебесье, но и тучи пыли, поднятые гусеницами.

Роммель уже почти дошел до Эль-Аламейна, и не просто было перекрыть ему победную дорогу, ведущую к Каиру.

Зашло солнце, кроваво-красное в мутном небе. Тень прошедшего дня легла на пустыню. Солдаты Восьмой армии томились в ожидании, а их офицеры под тентами все изучали оперативные карты; саперы с упорством муравьев сооружали минные поля на дороге у немцев. В небе вспыхнули яркие звезды, и в их свете сержанты проверяли боеприпасы, покрикивая на солдат, — нехитрый прием, отвлекающий их от мыслей о надвигающейся бойне.

В нескольких милях к западу, у самого края минных полей, где в темноте на исцарапанных песком мотоциклах «БМВ» и бронетранспортерах сновали разведчики, на полосе, обрамленной голубыми огнями, с ревом приземлился небольшой желтый самолет с черной свастикой на крыльях.

К нему тут же подкатила открытая штабная машина. Из кабины показался подполковник в присыпанной пылью коричневой форме Африканского корпуса и защитных очках. К его правому запястью цепочкой был прикреплен планшет. Подполковник направился к машине, дав приказ летчику оставаться в самолете. Не успела машина скрыться за холмом, как пилот, жадно отхлебнув из фляги, устроился поудобнее, надеясь вздремнуть.

Штабная машина, из-под колес которой летели тучи песка и щебня, перевалила за холм. Здесь раскинулись палатки и находился транспорт передового батальона разведки: из палаток пробивался тусклый свет фонарей, неярко вспыхивали время от времени фары мотоциклов и бронетранспортеров, отъезжавших на задание. Штабная машина остановилась перед самой большой палаткой. Под сапогами подполковника, направившегося к ней, звякнули пустые жестянки из-под консервов, заставив метнуться в сторону стайку тощих собак, рывшихся в отбросах. Одна, с торчащими ребрами и голодным блеском в глазах, направилась к нему, но удар сапога отшвырнул в сторону блохастую тварь. Бока несчастной носили следы ударов многих сапог; смерть от истощения была ее близким уделом.

Офицер остановился перед входом в палатку.

Какое-то чувство подсказало ему, что где-то рядом, на границе темноты, за копошащейся в отбросах стайкой псов, находится еще что-то.

Он видел глаза этого существа, они светились зеленым огнем, отражая лучи света, пробивающиеся из двери палатки, и глядели не мигая, без страха и мольбы. «Еще один шелудивый пес местной породы», — сперва подумал офицер, вспомнив рассказы солдат, что здешние псины готовы тащиться за ними куда угодно и даже вылизывать мочу из тарелок. Но как эта тварь смотрела на него! Коварно и холодно. Захотелось достать пистолет и с ходу отправить ее в мусульманский рай. От взгляда зверя по телу побежали мурашки.

— Подполковник Фойгт, мы ждали вас. Пожалуйста, входите. — Голос из палатки остановил дрогнувшую руку.

Майор Штуммер, человек с рыжим ежиком волос на голове, в круглых очках, поспешно отдал честь входящему. Фойгт, стоя в дверях, ответил кивком головы. В палатке находились еще три офицера. Сгрудившись вокруг стола, они изучали оперативные карты. Свет фонаря освещал их чем-то похожие арийские лица, обожженные южным солнцем. Офицеры выжидательно смотрели на Фойгта. Но подполковник все еще не мог оторвать взгляда от светящихся зеленым огнем глаз странного пса.

Наконец зеленые глаза потухли.

— Что-то случилось? — удивленно спросил Штуммер.

— Да нет, — как-то слишком поспешно ответил Фойгт.

Глупо так нервничать из-за какой-то собаки, убеждал он себя. Действительно, странная нервозность для человека, который накануне дал приказ артиллеристам расстрелять четыре британских танка и хладнокровно наблюдал за ходом его выполнения. А вот теперь его почему-то заботит, куда подевалась эта собака и почему она не возится в помойке, как ее сородичи. Нелепость какая-то!

— Ничего особенного, не считая того, что у меня язва желудка, солнце сожгло мне шею, и, прежде чем сойти с ума, мне очень хотелось бы увидеть снег, — отвечал Фойгт, входя в палатку. Полог за ним опустился.

Подполковник Фойгт, майор Клинхурст и два других батальонных офицера углубились в изучение оперативных карт, на которых была изображена пересеченная оврагами пустыня между пунктом 169 и британскими укреплениями. Красными кружками были помечены минные поля; голубые квадраты обозначали укрепленные пункты, окруженные колючей проволокой. Их надо было сокрушить в предстоящей атаке. Черные линии и квадраты указывали на сосредоточение немецких войск и танковых соединений. На каждой из карт стоял штамп батальона разведки.

Фойгт снял фуражку, отер пот с лица видавшим виды носовым платком, продолжая вглядываться в карты. Это был крупный, широкоплечий человек с лицом, опаленным солнцем, светлыми с проседью на висках волосами и выгоревшими добела бровями, которые нависали над светло-голубыми жесткими глазами.

— Надеюсь, что это новейшие данные? — спросил он.

— Так точно. Последний патруль вернулся двадцать минут назад.

Фойгт пробормотал что-то невнятное, хотя понимал, что Штуммер ждет похвалы за четкую работу разведки.

— У меня мало времени. Фельдмаршал Роммель ждет. Что бы вы могли предложить?

Штуммер был разочарован — работа его батальона не получила должного признания. В последние двое суток шел нелегкий поиск возможных мест прорыва британских укреплений.

— Вот. — Он взял карандаш и отметил место на одной из карт. — Мы считаем, что лучшее место прорыва здесь, южнее гряды Рювейсат, — минные поля на этом участке не так густы — и вот тут, в прогале между двумя дотами. — Он отметил два голубых квадрата. — Массированный удар позволит легко пробить брешь.

— Майор, — устало сказал Фойгт, — в этой проклятой пустыне нет ничего легкого. Если мы не достанем необходимые нам топливо и боеприпасы, не пройдет и недели, как нам придется спешиться и отбиваться камнями. Сложите карты.

Один из младших офицеров поспешно выполнил его распоряжение. Фойгт открыл планшет, положил в него карты, отер пот с лица и надел фуражку. Теперь можно лететь в штаб к Роммелю; а потом — споры, брифинги, передвижение войск, танков и армейских обозов. Роммель решил атаковать. Без этих карт решение фельдмаршала было не ценнее самой мизерной ставки в карточной игре.

Планшет делал ставку весомой.

— Я уверен, что фельдмаршал поблагодарит вас за прекрасную работу, майор, — сказал наконец Фойгт.

Штуммер возликовал.

— Мы все выпьем за успех танковой армии на берегах Нила. Хайль Гитлер!

Фойгт вскинул руку. То же проделали и все остальные, за исключением Клинхурста, который не скрывал своей неприязни к партии. Совещание закончилось. Фойгт вышел из палатки и направился в сопровождении майора Штуммера к ожидавшей его машине.

Фойгт был уже в нескольких шагах от машины, шофер изготовился распахнуть перед ним дверцу, но, повернув голову на легкий шум, он замер на месте.

Рядом, чуть справа, стояла черная собака с зелеными глазами. Очевидно, она ждала их за палаткой и появилась так внезапно, что ни водитель, ни Штуммер не успели среагировать. Черный зверь был совсем не похож на своих голодных собратьев: величиной с бульмастифа, почти восемьдесят сантиметров в холке; мышцы, твердые, как рояльные струны, бугрились на его спине и бедрах, уши плотно прилегали к голове, а глаза буквально излучали ярко-зеленый свет. Животное свирепо смотрело на Фойгта, и тот понял — это убийца.

Да, это не собака.

Это был волк.

— Майн Готт! — воскликнул Фойгт.

У него было такое ощущение, словно его полоснуло огнем по больному желудку. Мускулистое чудовище накинулось на него — в открытой пасти сверкали белые клыки, горячее дыхание обдало жаром запястье с наручником. Поняв с ужасом, что его ожидает, Фойгт потянулся левой рукой к кобуре.

Челюсти сомкнулись на запястье; кости руки были перекушены в один миг.

Осколки костей прорвали плоть, струя крови хлестнула на борт штабной машины. Фойгт закричал; он пытался вырваться, но волк вонзил когти в землю и не двинулся с места. Водитель машины был в шоке; Штуммер звал на помощь солдат, только что вернувшихся с караульной службы. Бронзовое лицо Фойгта стало желтым. Челюсти волка работали не уставая. В зеленых глазах был вызов.

— Помогите, помогите! — орал Фойгт.

Наконец ему удалось вытащить пистолет из кобуры. В этот же момент водитель нацелил свой «вальтер» в голову зверя; Фойгт целился в его окровавленную морду. Но, как бы предугадав момент обоих выстрелов, волк внезапно швырнул свое тело в сторону, удерживая руку Фойгта мертвой хваткой, и Фойгт оказался на линии выстрела «вальтера». Пуля пробила спину Фойгта навылет, вырвав кровавый клок. Фойгт рухнул наземь, кисть осталась в волчьей пасти. Наручник с цепочкой свалился на землю. Быстрым движением головы волк отбросил окровавленную кисть в сторону. Голодные собаки жадно набросились на свежий кусок мяса.

Водитель выстрелил снова; его лицо стало маской ужаса, рука с пистолетом тряслась. Комок земли, вывороченный пулей, ударил в бок отскочившего волка. Из другой палатки бежали три солдата с автоматами.

— Убейте его! — кричал Штуммер.

Из головной палатки выбежал Клинхурст с пистолетом в руке. Но черный зверь перемахнул через тело Фойгта, его клыки сомкнулись на наручнике. Третий выстрел водителя пробил планшет. Клинхурст тоже прицелился, но, прежде чем он нажал на спусковой крючок, волк метнулся в сторону и умчался во мрак.

Водитель расстрелял всю обойму, но — напрасно. Из палаток бежали солдаты, в лагере поднялась тревога. Штуммер подбежал к телу Фойгта, перевернул его и содрогнулся при виде кровавой лужи. Все произошло так быстро, что это просто не укладывалось в голове. И тут только до него дошло главное — волк утащил планшет с оперативными картами.

Он унесся на восток, к британским оборонительным линиям, вместе с картами диспозиции войск Роммеля.

— По машинам! — заорал Штуммер, вскакивая на ноги, словно внутри его была пружина. — Скорее, ради бога! Скорее! Мы должны остановить эту гадину!

Он пронесся мимо штабной машины к желтому броневику с крупнокалиберным пулеметом. Водитель бежал вслед за ним; солдаты прыгали на мотоциклы, их фары светились желтым светом.

— Вперед! — отчаянно закричал Штуммер, усевшись в машину. Он уже чувствовал, как на его шее стягивается петля палача.

Броневик устремился за волком, вздыбливая колесами фонтаны пыли; четыре мотоцикла, обогнав его, проскочили вперед.

Волк бежал, опередив преследователей на четверть мили. Его тело было создано для быстрого бега на большие расстояния. Глаза волка сузились, его челюсти крепко сжимали наручник. Планшет стучал, по земле; дыхание волка было мощным и ровным. Беглец слегка отклонился вправо, взлетел на каменистый пригорок и скатился вниз. Из-под его лап летел песок, скорпионы и ящерицы разбегались во все стороны.

Волк насторожился. Слева нарастал рев. Прыжки волка удлинились, лапы его мерно стучали по плотному песку. Рев все приближался. Луч света скользнув мимо, вернулся обратно, поймал бегущий силуэт. Солдат в коляске мотоцикла закричал:

— Вот он! — и открыл огонь.

Волк резко встал, его силуэт темнел в светящемся облаке пыли; пули защелкали впереди него. Изменив курс, волк снова помчался на восток, не выпуская из пасти наручник.

Строчил пулемет. Трассирующие пули прочерчивали оранжевые строчки, отскакивая от камней, как брошенные окурки. Но волк несся зигзагами, шарахаясь из стороны в сторону, прижимая тело к земле; сквозь пули он домчался до вершины холма и скрылся из виду.

— Он там! — кричал автоматчик. — За холмом!

Водитель повернул свой тяжелый мотоцикл; в лучах фар кружило белое облако пыли, машина неслась с характерным для немецких моторов горловым рокотом. Перевалив вершину холма, они ринулись вниз, в овраг — чаша глубиной в два с половиной метра глядела на них, словно ухмыляясь.

Мотоцикл свалился вниз, дважды перевернувшись. Пулемет строчил сам по себе; пули, отскакивая от стенок оврага, изрешетили тела стрелка и водителя. Мотоцикл был смят, топливный бак взорвался.

А волк, перемахнув овраг одним мощным прыжком, увертываясь от осколков раскаленного металла, мчался дальше.

Зарокотало справа — еще один охотник, мигая фарами, мчался на него.

Пули вонзились в землю у самых лап волка, они свистели совсем рядом, повторяя все его рывки и повороты. Мотоцикл приближался, и пули ложились все ближе к цели. Одна трассирующая пуля пролетела так близко, что на волка повеяло горьким запахом человеческого пота.

Волк, сделав крутой вираж, подпрыгнул вверх — пули просвистели у него под лапами, а зверь скатился в овраг, прорезавший пустыню по направлению на юго-восток.

Мотоцикл теперь медленно катился вдоль кромки оврага; водитель подсвечивал его дно фонариком.

— Я его тюкнул, — клялся он. — Уверен, что пули попали в цель…

И тут волосы у водителя поднялись на затылке дыбом. Следя за лучом фонаря, он не заметил, как громадный черный волк, бежавший за мотоциклом, перемахнул через коляску и навалился на него. Два ребра смялись, как гнилые штакетины, он вылетел из седла, а волк, поднявшись на задние лапы, перемахнул через ветровое стекло, как это сделал бы человек. На лету он презрительно хлестнул стрелка хвостом по лицу. Мотоцикл, проскочив по инерции еще метров пять, перевалился через край оврага и рухнул на дно. А черный зверь продолжал свой бег, взяв прежний курс.

Сеть холмов и оврагов заканчивалась; каменистая пустыня под светом звезд казалась плоской, как стол. Волк бежал и бежал; его сердце стучало ровно, ноздри пили сладкий воздух свободы, как аромат жизни. Он резко повернул голову влево, перехватил планшет за ручку, чтобы тот не стучал по земле. Волк с трудом преодолел желание выплюнуть ручку, у которой был отвратительный привкус человеческой ладони. И тут сзади снова прозвучало горловое рычание более низкого тона, чем у предыдущих охотников. Волк оглянулся и увидел пару желтых лун, несущихся по пустыне по его следам. Огненный смерч с красными всплесками поверх желтых фар несся за ним — пули вздыбили песок почти рядом с волком. Он рванулся в сторону, закрутился, притормозил, снова рванулся вперед; следующая очередь трассирующих пуль опалила ему загривок.

— Скорее! — кричал Штуммер водителю. — Не упусти его!

Зататакала новая очередь, но волк снова ушел, резко рванувшись влево.

— Проклятье! Держи ровнее! — кричал Штуммер.

Волк не расставался с планшетом Фойгта. Он направлялся прямо к англичанам. Что же это за зверь, который, вместо того чтобы ковыряться в отбросах, ворует планшет с оперативными картами? Проклятое чудище нужно остановить. Ладони Штуммера вспотели; он постарался поймать зверя на мушку, но тот уворачивался, срезал дорогу, потом снова ускорял свой бег, как будто…

«Да, — подумал Штуммер. — Он мыслит, словно человек».

— Не дергай! — заорал он.

Но машина налетела на ухаб, и снова его прицел был сбит. Ему оставалось только поливать дорогу пулями в надежде, что тварь напорется на них. Он перезарядил пулемет и снова нажал на гашетку.

Ствол был горяч, как полуденный жар, — пулемет заклинило.

Волк оглянулся — машина быстро приближалась. Когда он снова посмотрел вперед, было уже поздно. Перед ним, на расстоянии каких-то полутора метров, высилось заграждение из колючей проволоки. Задние лапы волка напряглись, и его тело взлетело в воздух; туловище пролетело над проволокой, но правая задняя лапа застряла в колючем завитке.

— Давай! — заорал Штуммер. — Дави его!

Волк рванулся. Цепляясь когтями передних лап за землю, он пытался высвободиться — но тщетно. Штуммер стоял в машине, ветер бил ему в лицо; водитель выжимал газ до упора. Еще несколько секунд — и машина раздавит зверя своими рубчатыми колесами.

Штуммер никогда бы не поверил в то, что произошло дальше, если бы не видел это собственными глазами. Волк изогнулся и передними когтями ухватил колючую проволоку, в которой запуталась его лапа. Когти раздвинули проволоку, и зверь, вырвавшись на свободу, на всех четырех рванулся дальше. Бронемашина придавила проволоку своим корпусом, но волка там уже не было.