Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Роберт Мур Вильямс

Затерянная земля


Часть 1. Джонгор


— ЧТО ТАМ ОПЯТЬ с нашими носильщиками? — с отчаяньем спросила Анна Хантер. — Я им хорошо заплатила. Почему они отказываются идти дальше? Ведь до этого они шли охотно. Вчера они были в превосходном настроении, пели вокруг походного костра.

— То было вчера, — задумчиво протянул Ричард Варсей.

Нервно сжимая тяжелое ружье, охотник уставился на поляну. Он и Анна Хантер расположились на вершине невысокого холма, у подножья которого, на поляне сгрудились туземцы-носильщики. Однако этим утром они отказались тащить дальше свою поклажу.

— Гофер поговорит с ними, — продолжал Варсей. — Он знает их наречение и выяснит, в чем дело. Замечу еще раз, Анна, этот Гофер чертовски хорош. Вам улыбнулась удача, когда он предложил возглавить экспедицию.

Девушка видела, как внизу, у подножия холма Гофер беседовал с туземцами. Те односложно отвечали ему, или, что случалось гораздо чаще, молчали. Анна Хантер заметила, что аборигены держат оружие под рукой. Длинные ножи, копья, луки и стрелы — все наготове.

Гофер пытался разговорить их. Но, похоже, они не обращали на него никакого внимания… Вместо того, чтобы слушать проводника, они исподтишка тревожно оглядывались, внимательно изучая окружающие заросли.

Это был дикий, горный район. Холмы — невысокие, но словно разломанные, разбитые в сотнях мест. Казалось, гигантский нож исполосовал всю землю. Повсюду застыли потоки древней лавы. Не так далеко, на юге раскинулась огромная австралийская пустыня, на границе которой влачили жалкое существование фермеры и аборигены.

— Вы… Думаете, существует вероятность того, что они на нас нападут? — поинтересовалась девушка.

— Откуда мне знать, черт побери? — нервно огрызнулся Варсей.

Анна Хантер повнимательнее взглянула на него, и только сейчас заметила, насколько напряжен этот человек. Так или иначе, она никогда не испытывала симпатии к Ричарду Варсею. А теперь и подавно. Он выглядел так, словно Природа слепила его на скорую руку. Маленькие, близко посаженные глазки, борода, закрывающая большую часть лица… Его пальцы нервно поглаживали ружье.

Анна ничего не сказала. В конце концов, она была обязана Варсею. Именно он сообщил ей о том, что Алан Хантер мог быть еще жив, оставаясь в Затерянной земле.

Алан Хантер был братом-близнецом Анны. Два года назад, в возрасте двадцати лет, он отправился в экспедицию и не вернулся.

Вместо него в дом Анны Хантер явился Ричард Варсей, и заявил:

— Вашего брата схватили аборигены. Я был с ним. Я бежал, рискуя жизнью, а ваш брат оказался в плену у дикарей.

Анна Хантер не колебалась. Ее родители были мертвы, брат составлял всю ее семью. И вот рожденная и выросшая в богатстве и роскоши, девушка оказалась в самой дикой местности на Земле. Ее могла ожидать смерть или нечто худшее. Однако Анна Хантер не колебалась. Джинсы, легкие, но прочные ботинки, пробковый шлем, спортивная, хорошо пристреленная, винтовка мелкого калибра в загорелых руках — вот так выглядела Анна Хантер, пристально разглядывавшая Варсея на вершине.

Он вспыхнул под ее пристальным взглядом.

— Извините, Анна, — пробормотал он, наконец. — Но я прежде бывал в этих краях. И должен сообщить вам, что здесь обитают твари, о которых остальная часть мира и не подозревает.

— Что вы имеете в виду? — Варсей беспокойно заерзал.

— Не знаю, как и сказать… Возможно, это всего лишь суеверие, но что-то темное, таинственное и смертоносное затаилось в этой части мира. Кажется этим чувством пропитан сам воздух… У меня постоянное ощущение, что кто-то прячется за спиной и наблюдает за тем, что я делаю. Иногда я оборачиваюсь, но ни разу не заметил кого-нибудь.

— Может виной тому лихорадка? — засомневалась Анна.

— Нет. В этих краях нет лихорадки. Взгляните… — неожиданно он замолчал. — Похоже, Гофер закончил переговоры. Идет сюда. И не глядите так, Анна. Мне самому все это не нравится.

Проводник шел прямо к ним. Невысокий и крепко скроенный, он выглядел печальным. Его словно окружала аура настороженности.

Он остановился перед Анной и Варсеем.

— Жаль… — пробормотал он, вытирая пот с лица. — Эти дикари не желают идти дальше. Я даже предложил увеличить плату, но они и слушать не стали, — его лицо потемнело от гнева.

Одежда Гофера была самой простой и дешевой. Однако его винтовка, представляла собой превосходный образчиком иностранного производства. Хоть Гофер и работал проводником, все выдавало в нем хорошо образованного человека. Судя по всему, он не был ни британцем, ни австралийцем, что было бы естественно. С тех пор, как Анна наняла его, она все время задавалась вопросом: почему он работает проводником в стране, где шанс найти такую работу очень мал?

— Так что же такое с носильщиками? — спросила Анна. — Разве с ними плохо обращались?

— С ними обращались слишком хорошо, — фыркнул Гофер. — Слишком хорошо, черт возьми! Если бы вы поступили по-моему, манеры этих туземцев стали бы много лучше. Но разговором делу не поможешь. Тут есть что-то еще… — заколебавшись, проводник внимательно взглянул на девушку.

— Можете говорить прямо, — объявила она. — В чем дело?

— Глупость какая-то, — замялся Гофер. — Дикари мне лгут. Но они говорят, что ночью слышали голос с небес. Он приказал им не ходить дальше. И, поэтому, они не желают идти дальше.

— Голос с небес! — взвился Варсей. — Смешно! Они не желают идти! Они знают, что мы нуждаемся в носильщиках, и должны помочь нам.

Гофер покачал головой. Проводник казался встревоженным. Он и сам рвался вперед, но пытался подавить волнение. Создавалось впечатление, что он находился на пороге невероятного открытия.

— Тут нечто большее, — объявил он. — Они действительно считают, что таинственный голос — вещь реальная. И они испуганы, ужасно испуганы… Что это, черт побери?

Внизу, у подножия холма кто-то завопил. Туземцы рухнули на колени и уткнулись носами в грязь.

— Обычно они ведут себя так, когда прибывает один из их вождей, — пробормотал Гофер. — Но никого не видно.

Анна заметила, как проводник быстро огляделся. Девушка проследила за его взглядом. Туземцы вели себя точно так, словно ожидали появления кого-то могущественного. Но никого видно не было. И кто, кроме них мог путешествовать по этому отдаленному району? В радиусе нескольких сотен миль не было ни одного белого, если, конечно, не считать брата Анны — Алана.

— Послушайте! — неожиданно проскрипел Варсей. — Вы это слышите?

Только сейчас Анна тоже услышала звук. Холодок пробежал у нее вдоль спины. Она задохнулась.

Откуда-то сверху послышался голос. Казалось, он звучал отовсюду и ниоткуда. Грубое, монотонное бормотание, напоминающее бой маленького барабана, чем-то походило на язык аборигенов.

Анна начала дико озираться.

— Кто-то должен прятаться поблизости, — прошептала она. — Возможно, тот, кто говорит, спрятался за той грудой камней. Сидит там и вещает.

— Не похоже, — покачал головой Гофер.

А тем временем резкий речитатив стал громче и начал звучать отчетливей.

— Кто-то говорит с аборигенами, — прошипел Гофер. В его голосе смешались страх и волнение. — Сидите тихо, а я попробую понять, что он говорит.

Через мгновение проводник вздрогнул.

— Голос приказывает аборигенам атаковать нас! — воскликнул он. — Быстро! Прячьтесь за теми камнями. Туземцы готовы повиноваться.

Варсею не было нужды говорить о том, что делать. С безумной скоростью он метнулся и спрятался за грудой больших валунов. Девушка поспешила за ним. Поджав губы, она посмотрела на Варсея.

— Они идут! — объявил Гофер и вскинув винтовку, приготовился открыть огонь.

Голос стих. Он смолк так же неожиданно, как и зазвучал. И наступившая тишина показалась столь же жуткой, как и неожиданно зазвучавший голос. В тот же миг, как стих голос, аборигены схватились за оружие. Они стали подниматься по склону холма, на вершине которого, спрятавшись за грудой камней, притаились трое белых.

Анна Хантер крепко прижала приклад винтовки к щеке и выглянула поверх валунов. Движения туземцев напоминали танец — танец дьяволов с густыми и курчавыми волосами. Девушка хорошо видела кости, вплетенные в их спутанные волосы, размазанную по лицам краску. Она слышала их визг — боевые крики. Но внимание Анны сосредоточилось на копьях в руках туземцев, их длинных уродливых ножах и изогнутых луках.

Стрела просвистела над головой Анны. Она тут же прицелилась в стрелка и выстрелила. Дикарь выронил лук, словно это был раскаленный прут, и недоуменно уставился на раздробленную кисть — пуля ударила по пальцам, державшим лук.

Именно тогда Анна поняла, что у них не было шансов. Хотя у путешественников имелись магазинные винтовки, туземцы продолжали наступать. Аборигенов было слишком много — более сорока, и три винтовки не могли их остановить.

— Никогда не видел, чтобы аборигены пытались противостоять людям с огнестрельным оружием, — тяжело дыша, Гофер перезаряжал винтовку. — Этот голос словно свел их с ума. Они считают, что с ними говорил их бог.

Проводник выглядел раздраженным и угрюмым. Стрелял он не спеша, словно в тире. И после каждого выстрела падал один из туземцев. Он не спешил, хорошо целился, словно его жизни и вовсе ничего не угрожало.