logo Книжные новинки и не только

«Любовники поневоле» Робин Доналд читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Робин Доналд Любовники поневоле читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Робин Доналд

Любовники поневоле

Глава 1


Кейн Джерард гневно взглянул на свою тетушку:

— Опять то же самое!

Она пожала плечами:

— Брент не виноват. Он просто…

— Он просто идиот, когда дело касается женщин! — с досадой добавил Кейн. — Влюбляется в совершенно не подходящую для него девицу, осыпает ее подарками, обещает вечную любовь, а потом, проснувшись рядом с ней однажды утром, понимает, что у них нет ничего общего. Хуже того: она ничего не смыслит в компьютерах, а это значит, что ему с ней даже не о чем разговаривать! И он бросает ее!

— Он просто увлекающийся, — слабо возразила мать Брента. — И пока еще не знает, что ему нужно.

— Думаю, Брент очень хорошо знает, что ему нужно, — сухо произнес Кейн. — Пышная грудь, длинные ноги и жеманная улыбка. На какое-то время, по крайней мере. Не понимаю лишь, почему на этот раз вы так переживаете?

— Кейн, ведь ты знаешь лучше других, что Брент на днях продал свою интернет-фирму за очень крупную сумму — более двадцати миллионов долларов! Эта женщина совсем не похожа на тех, с кем он обычно встречался. Начать с того, что она старше его, к тому же не топ-модель и не владелица модного клуба!

— Вы полагаете, что она охотится за его деньгами?

Взглянув на Кейна, Аманда Джерард в который уже раз подумала, до чего он хорош. Кейн, казалось, воплощал в себе вожделенную женскую фантазию — шести футов роста, с широкими плечами, узкими бедрами и с такой явной внутренней энергией, от которой у всех перехватывало дыхание. Большинство мужчин были бы счастливы иметь и это. Но Кейн еще мог похвастаться правильными чертами лица, красивыми губами, которые даже в ней вызывали дрожь, и серыми глазами, потрясающе сочетавшимися с оливковой кожей и черными волосами. Конечно, ее сын Брент тоже обладал приятной внешностью, но он не мог сравниться с Кейном.

Аманда бросила фотографию своему племяннику:

— Взгляни.

Она увидела, как сжался его чувственный, красиво очерченный рот, а глаза сузились — Кейн изучал фото. Наконец он поднял взгляд:

— Она действительно отличается от обычных подружек Брента. Кто это?

— Сейбл Джейн Мартин.

— Сейбл?

— Да, так она себя называет, — процедила сквозь зубы его тетушка. — Эта Сейбл по меньшей мере на пять лет старше Брента, и, как видишь, она вовсе не виснет на нем, — добавила Аманда.

— И в чем проблема? — Кейн искренне любил свою тетю, которая воспитала его после смерти родителей, но не одобрял ее неистовой, всепоглощающей любви к единственному сыну.

Насчет своего кузена Кейн не испытывал никаких иллюзий: Брент был избалованным ребенком. Его приятная внешность, а также богатство привлекали к нему множество женщин. Наверное, на этот раз двоюродного брата заинтриговала холодная внешность недотроги, чье фото Кейн держал в руках.

Немного раздраженно он произнес:

— Возможно, на этот раз Брент нашел нормальную женщину, с которой можно поговорить.

— Неужели ты думаешь, что дочь отца-алкоголика может быть нормальной?

— Алкоголика? Ну, во-первых, это явно не ее вина.

Аманда поморщилась:

— Я знаю, но ты должен признать: вряд ли такая особа может стать для Брента достойной парой.

— А во-вторых, — продолжал Кейн, — откуда вам известно, что отец ее — алкоголик?

— Был алкоголиком — теперь его уже нет на свете. Он жил в маленьком городке на Хоук-Бей, по соседству с моей подругой Блоссом Макфарли. Я позвонила ей и спросила ее, знает ли она эту девушку.

— И что же вам рассказала уважаемая Блоссом Макфарли?

Тетушка подозрительно взглянула на него:

— Блосс не только знала эту девицу, но и жалела ее, ведь та росла на ее глазах. Более того, Блосс даже восхищалась преданностью девочки бездельнику отцу. После его смерти эта Сейбл несколько месяцев работала в юридической конторе, пока не случился тот скандал… Блосс сказала, что дело было замято, но она считает, что произошла кража…

Кейну не понравилось то, что он услышал.

— И кто ее совершил — Сейбл Мартин?

— Да. Так или иначе, если девушка и украла что-то, то легко отделалась. Ее никто не наказал, и она незаметно исчезла из города.

Кейн еще раз взглянул на фото девушки, стоявшей рядом с Брентом. Загадочная улыбка играла на ее губах. В отличие от прежних подружек его кузена Сейбл Джейн Мартин не была столь откровенно сексуальной, но Кейн даже по фотографии ощутил, насколько притягательна ее внешность. В этом холодном облике скрывалось особое очарование. А стройная фигура и чувственный рот, который сулил наслаждение, не оставляли Бренту никаких шансов на спасение.

Будто угадав его мысли, Аманда с горечью произнесла:

— Брент уже потратил на нее тридцать тысяч долларов.

— Машина?

Тетя, помедлив, тихо произнесла:

— Кольцо с бриллиантом.

— Он сам вам это сказал?

— Нет, конечно. Должно быть, Брент купил его еще до того, как переехал в этот нелепый пентхаус, потому что бумаги по оценке стоимости кольца пришли на мой адрес.

Кейн откинулся на спинку стула.

— Так чем же я могу вам помочь?

— Я подумала, ты сможешь поручить кому-нибудь из своей службы безопасности проверить эту Сейбл, — сказала его тетя, на этот раз немного неуверенно.

— Мои сотрудники из службы безопасности получают деньги за то, чтобы охранять мой бизнес, а не мои личные интересы!

— Я понимаю, но в этом случае… — И голос ее затих.

Кейн насмешливо улыбнулся:

— Хорошо. Я поручу им проверить эту особу. Как работодатель я не одобряю воровства, — сухо произнес Кейн и уже помягче добавил: — Должно быть, вы очень сильно обеспокоены, если готовы принести в жертву чувства Брента, а также мое время, мою репутацию, не говоря уже о его мнении обо мне.

— С каких пор тебя волнует то, что думает о тебе Брент? — возразила тетя, слегка покраснев.

На самом деле Кейн очень ценил дружбу со своим кузеном, но, если Сейбл Мартин действительно окажется воровкой, он сделает все, чтобы оградить Брента от мошенничества со стороны этой авантюристки.

— Я свяжусь с вами.


Прищурив глаза, Кейн взглянул поверх толпы. Оклендский праздник был в полном разгаре: стройные элегантные девушки в изысканных нарядах выстроились на дефиле, надеясь получить необыкновенно заманчивый приз.

Взгляд Кейна остановился на девушке в простом, но изящном платье приглушенно-серых тонов, подчеркивавших бледность ее чистой кожи и блеск темных волос, выбивавшихся из-под фривольной шляпки. На высоких каблуках ее длинные ноги казались еще длиннее, тонкий шелк облегал узкую талию и каждый изгиб ее фигурки — очень соблазнительной, хотя ее трудно было назвать пышной. Единственным ярким пятном во всем ее наряде был красный цвет губной помады, подчеркивавшей соблазнительно очерченный рот.

Действительно, уж она-то совсем не во вкусе Брента…

За спиной Кейна послышался чей-то женский голос:

— Сейчас будет платье от Мэри Фэрис. Модель великолепна, но она не выиграет.

— Слишком сдержанна, — согласилась ее собеседница. — Кто эта девушка?

— Секретарша Марка Расселла. Того самого, кто создал благотворительный фонд.

— Она выглядит слишком высокомерно для такого достойного заведения.

Женщина была права: Сейбл Джейн Мартин была явно не похожа на того, кто дни напролет занимается бедными и нуждающимися.

— О да, — со сдавленным смешком ответила ей другая.

Прищурив глаза, Кейн разглядывал лицо девушки.

«Да, Брент, — подумал он с усмешкой, — на этот раз ты действительно попался!»

Его служба безопасности уже доложила о том весьма отвратительном скандале. Хотя он был быстро замят, но Сейбл Джейн Мартин погрязла в нем по самую шею. Вор всегда останется вором, даже если он украл всего один раз. Кроме того, в результате того случая один мужчина покончил с собой…

Нет, кто-то должен устранить Сейбл Джейн Мартин из жизни его чересчур эмоционального кузена, прежде чем она приберет к своим рукам его денежки и разобьет его сердце! И пусть между Кейном и его кузеном на несколько месяцев испортятся отношения, это лучше, чем если Брента одурачат.

— Она кого-то высматривает в зале, — проницательно подметила вторая женщина. — Но делает это осторожно. — Собеседницы рассмеялись. — У нее здесь кто-то есть?

— О, конечно, она пришла сюда с молодым Брентом Джерардом.

Кейн напрягся. Он этого не знал.

— Брент Джерард? Один из… О да! Теперь вспомнила. Это тот парень, который создал интернет-компанию, а затем продал ее какой-то заморской корпорации?

На самом деле не заморской, а корпорации Кейна. Кейн начинал уже думать, что ему лучше было не связываться с этой интернет-компанией… Впрочем, Брент уже был готов начать новое дело.

— Эта «заморская корпорация» — не кто иной, как Кейн Джерард, его кузен, — показала свою осведомленность одна из собеседниц.

— Прекрасный выбор со стороны этой особы, но почему она не целила выше? Кейн тоже свободен, и он стоит миллиарды, а не какие-то жалкие двадцать миллионов.

«Лихо!» — поморщился Кейн.

Лукаво рассмеявшись, первая собеседница произнесла:

— Ну, в ее случае я бы предпочла синицу-миллионера в руках, чем журавля-миллиардера в небе.

Вторая ее прервала:

— О, смотри, нас зовет Трина Портез.

Кейн остался мрачно наблюдать за тем, как новая подружка Брента, пройдясь по подиуму, заняла свое место в ряду других моделей, сражавшихся за ценный приз.


Сейбл слегка напряглась, и рука ее нервно сжала темно-серую сумочку. На секунду улыбка исчезла с ее лица, но тотчас же она заставила себя дышать медленно, и самообладание вновь вернулось к ней. На каком-то примитивном, животном уровне она почувствовала опасность. И не ошиблась.

Ее пульс снова начал бешено биться, когда она взглянула в зал и встретила внимательный ледяной взгляд. Она знала, кто этот мужчина. Кейн Джерард — кузен Брента.

Его холодный взгляд держал ее в напряжении до самого конца, пока на сцене не появилась последняя конкурсантка — очаровательная девятнадцатилетняя блондинка, которая и выиграла главный приз благодаря своей яркой, солнечной, какой-то летней красоте.

— Ну, мы тоже выступили неплохо, — подытожила Мэри Фэрис, пожилая дама-модельер, чье платье демонстрировала Сейбл.

Сейбл виновато улыбнулась ей:

— Простите, что не оправдала ваши ожидания.

— Дорогая моя, ты выглядела в нем потрясающе! Но здесь хотели видеть юных, невинных и свежих, как наступившее лето. А ты искушенная, стильная и даже немного загадочная — тот тип женщин, для которых я и создаю наряды. Я даже и не надеялась на победу, но ты вышла в финал, и это для меня — очень большое достижение. — Она вытянула шею, когда кто-то возник за спиной Сейбл. — Привет, Кейн, — сказала она с ноткой удивления в голосе. — Даже не думала увидеть тебя здесь. Ведь ты уже был на ипподроме?

— Да, был.

Голос его оказался низким и холодным, и Сейбл внезапно охватила легкая дрожь.

— И лошадь, на которую ты поставил, конечно, пришла первой?

— Конечно, — кивнул Кейн с такой невозмутимой уверенностью, будто результат скачек зависел лишь от его воли.

— И как же зовут эту лошадь? Я поставлю на нее, пока тотализатор еще не закрылся.

— Черный Султан. Вы не представили нас друг другу, Мэри, — протянул он.

— О, простите. Я думала, вы знакомы…

Сейбл неохотно повернулась к нему.

Ее темные глаза встретились с бесстрастными серыми глазами, и дыхание в ее груди словно застыло. Она, конечно, видела фотографии кузена Брента, но не была готова к столь мощному воздействию его мужской харизмы.

— Сейбл, это Кейн Джерард, — произнесла Мэри. — Думаю, мне не надо тебе его представлять. О нем постоянно пишут все газеты. Кейн, познакомься с Сейбл Мартин, которая достойна была выиграть главный приз.

— Действительно, достойна. — Голос Кейна заставил ее вздрогнуть. Он взял Сейбл за руку, которую она непроизвольно протянула ему, и пальцы их сплелись. — Вас обокрали.

— Не думаю. — Его прикосновение вызвало в ней какую-то тревогу. И немного поспешно она добавила: — Победительница конкурса воплотила в себе то, что хотели организаторы, — идею отдыха.

Он учтиво произнес:

— Вы хотите посмотреть продолжение скачек?

И прежде чем Сейбл успела найти подходящий предлог для отказа, ее собеседница произнесла:

— Конечно, хотим, но сначала пойду сделаю ставку на вашу лошадь. — И Мэри целеустремленно направилась к тотализатору.

— А вы не делаете ставок? — спросил Кейн Джерард, увидев, что Сейбл осталась стоять на месте.

— Нет.

— Позвольте уверить вас — моя лошадь придет первой. — Не меняя тона, он произнес: — Полагаю, вы подруга моего кузена, Брента Джерарда?

— Да, — ровным тоном ответила она.

Брент рассказал ей все о своем кузене. Кейну еще не было тридцати, когда он стал миллиардером. «От родителей ему достались контрольный пакет акций в одной из новозеландских ведущих компаний, а также наследство, обеспечившее ему чертовски хороший старт при финансовом покорении мира, — с некоторой долей зависти сообщил ей Брент, а затем с грустью улыбнулся: — Но реальный секрет успеха Кейна заключается в его внутренней энергии и в сверхъестественном деловом чутье. — Он помедлил, затем добавил многозначительно: — И в его беспощадности. Такому человеку лучше не переходить дорогу».

Сейбл разглядывала толпу, жалея о том, что не пошла с Мэри. Брент был прав. Грозная решимость составляла часть личности Кейна Джерарда, так же как в его внешности прежде всего поражали рост, широкие плечи и это надменно-красивое лицо…

Неудивительно, что он магнетически действовал на женщин. Брент не сильно распространялся по поводу этой стороны жизни своего кузена, но до Сейбл уже дошли некоторые слухи. И сейчас она поверила им. Кейн был… да, он был неотразимым, и это единственное слово, что пришло ей на ум, точно характеризовало мужчину, стоявшего теперь перед нею.

Почувствовав озноб, Сейбл взглянула на небо, подумав, что это туча закрыла солнце. Нет, небо было безоблачно чистым. Выпрямив спину, она твердо встретила его оценивающий взгляд.

— Полагаю, вы — модель? — спросил он.

— Вовсе нет, — ответила она. — Мэри Фэрис открыла свой новый салон рядом с моей работой, и, когда девушка, готовившаяся к показу, ее подвела, она обратилась ко мне, потому что у меня такая же фигура и цвет волос. — Она слабо улыбнулась ему. — Как только Мэри вернется, мы прогуляемся здесь, чтобы люди увидели мой наряд.

— Не хотите ли пойти со мной на поле, посмотреть скачки?

Оказавшись на ипподроме, Сейбл еще острее стала ощущать на себе взгляды множества людей — скрытые и откровенные. Но в первую очередь они были обращены на Кейна Джерарда, а уже во вторую — на двух женщин, идущих с ним.

Кейн кивал знакомым, но не останавливался. Когда появился официант, он спросил у дам:

— Не желаете ли шампанского?

Мэри согласилась, но Сейбл сказала:

— Спасибо, нет.

— Довольно жарко. Вам надо выпить чего-нибудь освежающего, — решительно произнес он и велел официанту принести шампанского и бокал коктейля.

Когда Сейбл открыла рот, чтобы возразить, его губы снова изогнулись в улыбке, и сердце ее запрыгало в груди. Эта улыбка была угрожающей — и он хорошо знал, какое воздействие она оказывает на женщин. У Сейбл подогнулись колени, и ей захотелось присесть…

— Это безалкогольный напиток, — сказал Кейн, когда официант принес два бокала ледяного шампанского и один высокий бокал с коктейлем. — Смесь соков земляники и персика.

— Спасибо, — сдавленно произнесла она.

Кто-то поздоровался с Мэри, и та, извинившись, стала оживленно беседовать со знакомым. Обескураженная необычным напряжением, охватившим ее, Сейбл взглянула вниз, на поле. На скаковую дорожку уже выводили лошадей.

— Где ваша лошадь? — спросила она, чтобы хоть как-то нарушить молчание.

— Номер тринадцать — гнедой жеребец, — отозвался Кейн.

«Еще один роскошный самец», — с иронией подумала Сейбл, взглянув на мощные мышцы, так и игравшие под лоснящимися боками жеребца.

— Почему вы уверены, что он выиграет?

— Черный Султан находится в прекрасной форме, на самом пике своей карьеры. Он должен прийти к финишу первым.

И жеребец пришел, под ликование толпы. Сейбл, против воли, с энтузиазмом наблюдала за этим захватывающим зрелищем. Бурно захлопав в ладоши, она повернулась к Кейну и взволнованно воскликнула:

— Это фантастика! Он просто их сокрушил! Где он будет выступать в следующий раз?

Сердце ее неожиданно замерло, когда Кейн удивленно взглянул на нее, и ее радостное волнение сразу же превратилось в подавленное молчание. Сейбл хотела опустить глаза, отвести их в сторону, но этот загадочный взгляд серых глаз будто превратил ее в камень. Но прежде чем Кейн успел ей ответить, его окружила шумная толпа друзей, журналистов и фотографов.

Сейбл вдруг почувствовала себя странно одинокой и чужой среди толпы смеющихся, чему-то радующихся людей.

«Ну и что? — подумала Сейбл, отпив потрясающе вкусный напиток. — Ты всегда оставалась одинокой. И всегда жалела себя, как только вспоминала тот день, когда уехала в Окленд, покинув Хоук-Бей».

И лучше ей больше не видеть Кейна Джерарда!

В следующую секунду, не глядя на Сейбл, он схватил ее за руку и притянул к себе:

— Пойдем со мной. Я хочу поздравить жокея и тренера.

Сейбл беспомощно попыталась освободиться. Тихим и злым голосом она произнесла:

— Я нахожусь здесь для того, чтобы демонстрировать это платье.

— Если ты будешь рядом с Кейном, то появишься на всех фотографиях, — с радостной улыбкой произнесла Мэри. — Иди.

Негодующий взгляд Сейбл встретился с насмешливым взглядом потрясающих серых глаз. После секундного колебания она сдалась, и он повел ее сквозь толпу людей. Вспышки фотокамер заставляли Сейбл вздрагивать.

Рука Кейна крепче сжала ее локоть.

— Улыбнись им, — посоветовал он, и в его низком голосе прозвучала циничная нотка. — Будь элегантной и уверенной в себе. И больше ничего не нужно. Ты можешь это.

К счастью, в этот момент кто-то обратился к Кейну, и он от нее отвернулся. Против своей воли Сейбл восхитилась тем, как он обращался с журналистами и фотографами: был мил и очарователен. Наконец он оставил ее, чтобы провести жеребца по «кругу почета». И жеребец, и человек двигались одинаково грациозно, излучая мужскую силу, и солнце переливалось в гриве коня, в темных волосах Кейна…

— Они стоят друг друга, — полузавидуя-полушутя произнес тренер, стоявший рядом с Сейбл, будто отражая ее мысли.

— А у жеребца тоже серые глаза? — поинтересовалась она и улыбнулась, чтобы показать, что шутит.

Тренер фыркнул:

— Нет, но он настоящий зверь, и если нацеливается на победу, то его не свернешь, черт возьми! И он честен: выкладывается полностью в каждый заезд.

— Что еще можно требовать от лошади? Или от мужчины? — улыбнувшись, заметила она. — Какой сегодня чудесный день!

Кейн, ведя под уздцы жеребца, вернулся к ним, и тренер улыбнулся Сейбл.

— Да, действительно прекрасный день! — согласился он, беря поводья из рук Кейна.

— А теперь, — сказал Кейн, — пойдем прогуляемся.

Они хотели уйти, но их остановил голос фотографа:

— Еще один снимок, Кейн.

Повернув голову, он холодно произнес:

— Хорошо. — И прежде чем Сейбл успела опомниться, прижал ее к своему мускулистому телу, улыбнулся и тихо сказал: — Расслабься и думай о рекламе для Мэри.