Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Письмо было дочитано до конца, а Сиенна все продолжала недоверчиво смотреть на погасший экран телефона. Джемма и Адриан?

Судя по тексту письма, Джемма была в отчаянии. Она умоляла простить ее за любовь к Адриану, твердила, что много раз пыталась забыть о нем, но ничего не смогла с собой поделать.

Глаза Сиенны оставались сухими, несмотря на мысли, прорвавшей плотину рекой бушевавшие в ее голове. Только-только утихшая боль вновь вгрызлась в ее бедное сердце. Но угнездившаяся на подкорке привычка в первую очередь заботиться о своей слишком впечатлительной и эмоциональной сестричке взяла свое. Даже в такой ситуации Сиенна не могла оставить Джемму в смятении, поэтому она, словно ныряльщик перед прыжком, сделала глубокий, почти болезненный вдох и начала набирать сообщение.

Сиенна потратила больше часа, чтобы сформулировать более или менее связное и беззаботное письмо, призванное убедить Джемму, что с ней все в порядке. Поразмыслив, она включила в него короткий рассказ о том, что сегодня поужинала с Ником и сейчас ночует в его доме.

Выключив свет, Сиенна еще долго лежала без движения, силясь заснуть. Но сон не принес ей покоя. Ей снилось, что она ищет кого-то, продираясь сквозь лесные заросли, зовет, не слыша имени, срывающегося с ее губ, понимая, что если остановится хоть на мгновение, то опоздает, нет, она уже безнадежно опоздала…

— Сиенна! Проснись, Сиенна! Это просто кошмар.

Требовательный голос Ника ворвался в тягучее болото ее сна, разрушая его. Сильные мужские ладони на ее плечах несколько раз встряхнули ее, возвращая в реальность.

Открыв глаза, Сиенна увидела взволнованное лицо Ника всего в нескольких дюймах от ее собственного.

— Все в порядке, — уже мягче сказал он. — Все уже хорошо.

Сиенна попыталась сказать хоть что-то, но из ее груди вырвался лишь сдавленный всхлип. Ночной кошмар стал последним ударом этого долгого тяжелого дня, и она разрыдалась, спрятав лицо в ладонях.

Ник едва слышно выругался и притянул ее к себе. Он обнимал ее так же, как сегодня днем, безмолвно предлагая свою поддержку, силу, близость, и в этот раз она не стала сдерживаться. Слезы текли бесконечным потоком, унося с собой терзающую душу боль, и постепенно Сиенна начала расслабляться в теплом, надежном кольце его рук.

Медленно, очень медленно пришло пугающее осознание, что в данный момент она всем телом прижимается к обнаженной мужской груди, притом что на ней самой сейчас вообще нет одежды. Она была так близко, что слышала, как бьется сердце Ника. Бьется почти так же быстро, как и ее собственное.

В ее сознании ярким вихрем пронеслись воспоминания об их первой и единственной ночи, во время которой Ник показал ей, что желание может из простого телесного ощущения превратиться в стихию — влекущую за собой, дикую, но одновременно нежную и чувственную.

«Но ты ведь помнишь, что произошло потом?»

Чувствуя свою уязвимость, она попыталась спрятаться за этими горькими воспоминаниями, но, похоже, предательский разум, оглушенный стуком их бьющихся в унисон сердец, утратил способность к рациональному мышлению.

Сиенна знала, что должна отстраниться, но не пошевелилась.

— Я же говорил, что тебе нужно выплакаться, — пробормотал Ник. — Но я должен был догадаться, что ты предпочтешь сделать это, как и все остальное, неожиданно, зато с полной самоотдачей.

Пытаясь успокоиться, Сиенна сделала глубокий вдох, но тут же пожалела об этом, ведь ее ноздри тут же наполнил запах Ника, в котором аромат одеколона смешался с пряным и безумно притягательным запахом сильного мужского тела.

Предательство Адриана вдруг показалось Сиенне далеким и незначительным. Жаркая запретная волна желания поднялась из глубин ее тела, заставляя ее крепче прижаться к нему, наслаждаясь этой близостью.

Она попыталась напомнить себе, что это тот самый Ник, который разбил ей сердце, унизил, бросил одну…

Но тут она подняла голову, встретилась с взглядом его зеленых глаз, и все доводы разума развеялись как дым. На лице Ника на секунду мелькнула гримаса боли, словно он пытался бороться с собой, но не мог, а затем он склонил голову, и его губы впились в ее губы.

Этот поцелуй был похож на удар молнии. Сиенна замерла, но уже через мгновение ответила на него со всем жаром, который сжигал ее тело.

Ее руки уже были готовы обвиться вокруг шеи Ника, когда он вдруг резко прервал поцелуй и отстранился.

— Я не занимаюсь благотворительным сексом, Сиенна. Если ты хочешь этого, ты должна понимать, кого ты целуешь и кому готова отдаться. И осознавать, что в этом уже не будет ничего успокаивающего или дружеского.

Прошло несколько секунд, прежде чем она поняла смысл слов Ника.

— Я не… Нет, я не хочу этого, — пробормотала она, отстранившись только для того, чтобы вспомнить о том, что на ней все еще нет одежды.

Потянув на себя одеяло, она с ужасом поняла, что Ник сидит на нем. Догадавшись о причине ее замешательства, он рывком поднялся и отвернулся. Сиенна молниеносно натянула одеяло до подбородка, прячась за тонкой тканью, как за щитом.

— Прости, — выдохнула она. — Не знаю, что на меня нашло.

— Ты сейчас очень уязвима, а эта близость… — сардонически усмехнулся Ник. — Такое уже произошло с нами однажды, помнишь?

Ах, если бы она могла забыть!

— Да, помню, — кивнула она, чувствуя, как ее щеки заливает румянец.

— Я очень сожалею о том, что произошло между нами той ночью. Если бы тогда я смог сдержаться, мы бы остались друзьями.

Близость? Друзья?

Его холодный, сухой тон и слова, которые он выбирал, подействовали на Сиенну как холодный душ.

— Все в порядке, Ник, — наконец произнесла она, надеясь, что ее голос не дрожит. — Н-не беспокойся об этом. Все уже давно в прошлом. — Поколебавшись мгновение, она продолжила: — Мне написала Джемма. Оказалось… Оказалось, что это в нее влюбился Адриан. Она в отчаянии оттого, что все так получилось.

Черные брови Ника сошлись на переносице.

— И теперь ты хочешь вернуться в Новую Зеландию, чтобы позаботиться о ней? — Его голос сочился сарказмом.

— Конечно, я хочу как можно скорее попасть домой. И не волнуйся, я не собираюсь рассказывать Поршии о том, что произошло.

— А я и не беспокоюсь, — чуть пожал плечами Ник. — Мы с ней не в тех отношениях.

«Тогда почему она называет тебя «дорогой»?!» — мысленно воскликнула Сиенна, пытаясь избавиться от внезапного приступа ревности.

Вместо этого она сказала:

— Спасибо за то, что пытался успокоить меня.

— Не за что, — едва заметно усмехнулся он. — Как думаешь, теперь ты сможешь заснуть?

Глава 4

Только сейчас Сиенна поняла, чего добивался Ник. Он словно пытался отмотать время вспять, вернуть их на стадию дружеских, почти родственных отношений. Словно не было той вспышки страсти, которая всего несколько минут назад сплела их тела в единое целое.

— Да, конечно, — кивнула она, чувствуя, как только что терзавший ее стыд сменяется жгучей обидой.

— Я принесу тебе попить, — удовлетворенно кивнул он и с легкой насмешкой добавил: — Тебе нужно восполнить то количество воды, которое ты только что выплакала.

— Спасибо, но я вполне способна сама позаботиться о себе.

— Оставайся в постели, — не терпящим возражений тоном приказал Ник и вышел за дверь, а Сиенне оставалось лишь тяжело вздохнуть и устало прикрыть глаза.

Правда, так она могла не заметить возвращения Ника, потому что двигался он всегда совершенно бесшумно. Ее отец однажды назвал его прирожденным хищником.

Что ж, ее отец ошибался. Если бы хищнические инстинкты в Нике были сильны, сейчас их обнаженные тела сплетались бы на смятых простынях этой огромной кровати. Глупо было отрицать, что за все эти годы она так и не выработала иммунитета против его опасного обаяния и упала бы в его объятия так же легко, как и пять лет назад.

К счастью, ему удалось остановиться и убедиться в том, что она понимает, что секс для него будет лишь проявлением физической страсти, утолением звериного голода без эмоциональной подоплеки.

«К счастью», — повторила она про себя, словно мантру.

К счастью, он дал ей возможность отстраниться, и она ею воспользовалась.

— Некоторые люди предпочитают спать лежа, — услышала она насмешливый голос Ника и, вздрогнув от неожиданности, открыла глаза.

— Спасибо, — сказала она, принимая стакан воды.

Ее руки дрожали, так что то, что она донесла стакан до рта, не расплескав половину, уже можно было считать достижением.

— Спокойной ночи, — кивнул он с тем же безучастным выражением лица и вышел из комнаты, а Сиенна обессиленно упала на подушки.

Мысли роем испуганных пчел носились в голове.

Итак, что мы имеем? Естественной реакцией Ника на ее плач было успокоить ее. Ситуация изменилась уже потом, когда она немного успокоилась. Для того чтобы заняться сексом, мужчине совершенно не обязательно испытывать к женщине какие-то романтические чувства, а устоять, когда обнаженная женщина прижимается к нему всем телом, не так-то просто. С ним все понятно.

Но почему объятия Ника так подействовали на нее? Неужели ее любовь к Адриану и правда была всего лишь самообманом, дающим ей ложное ощущение безопасности и контроля над ситуацией?

Сиенна резко схватила с тумбочки стакан и залпом допила оставшуюся воду.

Пора признать правду. Слова Адриана в первую очередь вызвали у нее изумление. Изумление, а вовсе не черную, яростную, бесконечную тоску, месяцами терзавшую ее после ухода Ника.

Но и дикое желание, толкнувшее ее в объятия Ника, было не любовью, а всего лишь страстью. Пусть и настолько сильной, что ей удалось раздуть искры, оставшиеся от огня, потухшего пять долгих лет назад…

В объятиях Ника она забыла обо всем. А он — нет.

О да, он несомненно хотел ее. Но ни на мгновение не утратил контроля над собой.

«Прекрати! Забудь об этом! — приказала она себе. — Ты потеряла голову, с каждой может случиться. Забудь».

Теперь, когда Сиенна поняла, как легко может пасть жертвой привлекательности Ника, она должна была сделать все, чтобы в будущем избегать подобных ситуаций. Дома, в Новой Зеландии, она исчезнет из его поля зрения, и все снова вернется на круги своя. Вместо того чтобы терзать себя размышлениями о Нике, она найдет новую престижную работу, предварительно убедившись в том, что ее новым начальником будет женщина или пожилой семьянин, и, может быть, наконец встретит подходящего ей мужчину.


Сиенна проснулась от звука открывающейся двери. В комнату вошла экономка Ника. В руках у нее был поднос с завтраком. Похоже, Ник тоже не горел желанием видеть ее и решил максимально отложить их следующую встречу.

Она поблагодарила экономку, с удовольствием позавтракала, выпила ароматный кофе, затем не торопясь приняла душ, оделась… В общем, приложила все усилия к тому, чтобы как можно дольше не покидать спальню.

Экономка появилась, едва она вышла из комнаты, словно все это время ждала в засаде за углом.

— Мистер Гринвиль ждет вас в кабинете. Пожалуйста, следуйте за мной, мисс.

Первым, что увидела Сиенна, переступив порог кабинета Ника, был огромный письменный стол, заставленный разнообразной техникой. Трех стен практически не было видно из-за высоких книжных шкафов, а на четвертой висел морской пейзаж. Сиенна сразу узнала этот написанный маслом пляж — именно такой вид открывался из дома Ника в Окленде.

Хозяин кабинета стоял у окна, пристально глядя на нее. Его спокойствию могли бы позавидовать индейские вожди, в то время как самой Сиенне хватило лишь раз встретиться с ним взглядом, чтобы впасть в смятение.

Пристальный взгляд Ника скользнул по ее лицу, потом опустился вниз, на платье.

— Да-да, третий день в одном и том же, — вздохнула Сиенна, чувствуя, что краснеет.

— Ты красива, как и всегда, — откликнулся он.

— Ты, наверное, спутал меня с сестрой? — сардонически усмехнулась она.

— Джемма красива, — кивнул он. — Но и ты всегда была потрясающе привлекательной. Неужели ты завидуешь внешности сестры?

Сиенна покачала головой, удивленная настолько прямым вопросом.

— Нет. Правда, я бы хотела иметь такие же длинные ноги, как у нее. Думаю, это комплекс всех низкорослых людей. Знаешь, как неудобно все время подниматься на цыпочки только для того, чтобы разглядеть то, что все остальные видят просто так?

Ник звонко рассмеялся.

— Твои ноги идеально пропорциональны твоему телу, а в наличие у тебя комплексов я не верю. Твоя мать всегда говорила, что ты родилась на свет с непрошибаемой уверенностью в себе и твердым намерением отстоять свое место под солнцем.

— Я была упрямой и неуступчивой, — чуть улыбнулась Сиенна. — И шумной. Когда твой рост невелик, приходится производить много шума, чтобы на тебя обратили внимание.

— Сомневаюсь, что кто-то мог не заметить тебя, — усмехнулся Ник, скользнув взглядом по ее телу.

На его лице мелькнуло странное выражение, которое Сиенна не смогла распознать, но уже через мгновение он снова был спокоен и сосредоточен.

— Скоро я должен буду уехать на деловую встречу, но перед этим хочу обсудить твои дальнейшие планы, — сказал он, бросив взгляд на часы. — Как насчет того, чтобы я оплатил твой счет за отель?

— Нет! — воскликнула Сиенна, удивленная этим неожиданным предложением.

— Почему? Ведь тогда тебе не придется беспокоиться о деньгах. Ты сможешь провести эту неделю в Лондоне, осмотреть город, а потом вернуться домой по уже купленному билету.

В устах Ника это предложение звучало совершенно нормально и обыденно, но Сиенна не собиралась его принимать.

— Нет, я не возьму у тебя деньги. Кроме того, я не хочу терять здесь время. Мне необходимо как можно скорее вернуться домой.

— Чтобы ты смогла взять сестру за руку и сказать ей, что с тобой все хорошо, а кража твоего жениха — это в порядке вещей? Тебе не кажется, что Джемме пора повзрослеть и начать отвечать за свои поступки?

— Я должна вернуться домой, — упрямо повторила Сиенна.

— Как скажешь, — чуть пожал плечами Ник. — Вечером я вылетаю в Гонконг. Ты можешь полететь вместе со мной.

Сиенна недоверчиво уставилась на Ника, пытаясь понять, шутит ли он, но его лицо оставалось непроницаемым.

— На моей памяти это первый раз, когда тебе нечего сказать. Поверь, простого «да» будет вполне достаточно.

— Но почему?

— Почему я лечу туда? Это деловая поездка. Я встречаюсь с представителями правительства Китая.

— Но зачем мне лететь с тобой? — испуганно спросила Сиенна, в памяти которой тут же всплыли воспоминания о прошлой ночи.

— Потому что для тебя это самый простой способ попасть домой, — с ледяным спокойствием ответил Ник. — Оттуда я полечу в Новую Зеландию. Деловая встреча займет весь завтрашний день, так что у тебя будет время на осмотр основных достопримечательностей. Ты ведь еще не была в Гонконге?

Сиенна покачала головой.

— Это, конечно, замечательное предложение, Ник, но сомневаюсь, что даже ты сможешь достать мне билет на самолет до Гонконга всего за несколько часов до вылета, да и я вряд ли смогу его себе позволить…

— Это не будет стоить тебе ни цента. И мне, кстати, тоже. У меня есть связи в авиационной сфере, — спокойно ответил Ник.

— Ну конечно, — кивнула Сиенна, пока ее мозг лихорадочно искал другую достойную причину для отказа. — А как насчет отеля?

— Если это завуалированный вопрос, собираюсь ли я тебя соблазнить, то можешь не беспокоиться за свою нравственность. — От улыбки Ника веяло арктическим холодом. — Ты хочешь попасть домой, я лечу в том же направлении с однодневной остановкой в Гонконге, только и всего.

— Я совсем не это имела в виду, — помотала головой Сиенна, чувствуя, как полыхают ее щеки. — Но я… Я не хочу быть тебе обузой.

— Поверь, мне будет гораздо спокойнее, если я смогу приглядывать за тобой. Я не могу просто бросить тебя одну в Лондоне без денег и конкретных планов на ближайшее будущее. В Гонконге меня ждет огромный номер, в котором определенно найдется свободная кровать для тебя, которая также не будет мне стоить ни цента. Кроме того, твои родители будут очень обеспокоены, если узнают, что ты останешься здесь совсем одна.

— Ты мастер манипуляции, но на этот раз у тебя ничего не получится, — фыркнула Сиенна. — Мне уже двадцать четыре года, и они знают, что я более чем способна сама о себе позаботиться. И тебе тоже пора это осознать.

Ник раздраженно поморщился — слова Сиенны задели его за живое. Он никогда не гордился своим умением манипулировать людьми и прибегал к нему только в самых крайних случаях. Например, сейчас, когда ему необходимо добиться согласия Сиенны. Конечно, после того, что произошло между ними вчера ночью, предложение о совместной поездке казалось настоящим безумием, но он не мог бросить ее в Лондоне одну, раздавленную предательством жениха.

— Уверен, ты одной левой можешь завоевать весь мир, но вот с покупкой билетов на самолет все будет не так просто. Самолеты будут забиты австралийцами и новозеландцами, возвращающимися домой на Рождество. Боюсь, что с тем же успехом ты можешь соорудить плот и вручную грести до самого Окленда.

— Декабрь еще только начался, ситуация с билетами не может быть так ужасна. Ник, пожалуйста, перестань беспокоиться обо мне. Я в полном порядке.

Ник мог бы связать Сиенну, перекинуть через плечо и унести с собой, но, к сожалению, подобное поведение в современном обществе было бы классифицировано как похищение. Он в тысячный раз проклял свою вчерашнюю неспособность взять под контроль разбушевавшиеся гормоны и перешел к новому раунду спора.

— Я буду обязан известить твоих родителей о возникшей проблеме, — с непроницаемым выражением лица заявил он. — Я хорошо знаю Хью и Диану и могу предсказать, как они отреагируют в случае, если я не поставлю их в известность о случившемся.

Если бы эти прекрасные голубые глаза могли убивать, от него бы осталась лишь горстка пепла.

Сиенна тяжело вздохнула, признавая свое поражение.

— Ладно, ты выиграл, я полечу с тобой. Спасибо тебе за помощь.

Последние слова прозвучали совершенно неискренне, но Нику было все равно.

— Рад, что мы пришли к соглашению. Организовать доставку твоего багажа из отеля?

— Нет, я справлюсь с этим сама. — Помолчав, она продолжила: — Ник, возможно, тебе кажется, что ты в неоплатном долгу перед моим отцом, но теперь ты можешь считать, что он уплачен.

Почему-то слова Сиенны разозлили его.

— Я не пытаюсь оплатить никаких долгов, я лишь предлагаю тебе наиболее разумное решение проблемы, — сказал он и, поколебавшись, спросил: — Что ты собираешься делать, когда вернешься в Окленд?

— Найду новую работу, — не задумываясь ответила она. — Мне не нравится ощущение беспомощности и постоянные размышления о том, когда же на моем счете кончатся деньги.

— Вообще-то я имел в виду, что ты собираешься делать с Адрианом Вортом?

Чувственные губы Сиенны сжались в тонкую линию.

— Ничего.

— И никаких обвинений и скандалов? — уточнил Ник, сам не зная, почему продолжает спрашивать.

— Это будет пустой тратой времени, — откликнулась Сиенна, надеясь, что ее голос звучит бесстрастно. — Все кончено.

— Хорошо, — кивнул Ник, полностью поддерживая это решение. — Мой шофер отвезет тебя в отель, а когда соберешь вещи, доставит в аэропорт. Я буду ждать тебя там.