Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Робин Доналд

Опозоренная принцесса

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Глава 1

Осматриваясь в бальном зале дворца, Рози Мэттьюз подумала, что праздник, посвященный коронации нового правителя Каратии, удался на славу.

Куда бы она ни взглянула, везде были цветы, выделяющиеся яркими пятнами на фоне бело-золотых стен. Мужчины в смокингах были воплощением респектабельности, женщины в нарядах от-кутюр выглядели так ослепительно, что бальный зал походил на подиум во время показа мод. В свете позолоченных канделябров драгоценные камни в тиарах, ожерельях и серьгах красиво переливались.

Все присутствующие женщины были высокими и элегантными, включая ту, что стояла рядом с ней, — Хани Крисандер-Гиллан, герцогиню Вамили, невестку только что коронованного великого князя Герда. Тиара в ее темных волосах была инкрустирована огненными бриллиантами из Мораца, ее родной страны.

— Я тебе завидую, — весело сказала ей Рози. — Этот первый бал в честь коронации, который я посетила, и, возможно, он останется единственным. Чтобы как следует все рассмотреть, мне нужно забраться на стул. Я никогда не видела столько драгоценностей и шикарных нарядов. — Она вздохнула. — Я чувствую себя пресловутой бедной родственницей.

Хани рассмеялась:

— Не прибедняйся. Ты отлично выглядишь и прекрасно это знаешь. Тебе невероятно повезло, что ты нашла платье того же золотисто-коричневого оттенка, что и твои волосы.

Рози посмотрела на свой наряд:

— Да, мне повезло, что в моем доме есть магазин винтажной одежды. Это платье ношеное, но не скажешь, что ему десять лет.

— Какая разница, сколько ему лет? Это классика. К тому же платье очень тебе идет.

С этим Рози не могла поспорить. Платье подчеркивало достоинства ее фигуры, а туфли на высоком каблуке, на которые она потратила почти все свои сбережения, придавали ей несколько дополнительных сантиметров роста.

— Не помню, чтобы ты раньше сомневалась в собственной привлекательности. Это на тебя не похоже. В чем дело?

— Не в сомнениях в себе, а в осознании того, что стоимость украшений на большинстве присутствующих женщин превышает бюджет некоторых стран, — ответила Рози.

Она солгала. Причина ее нервозности состояла в том, что Герд Крисандер-Гиллан, правитель Каратии, танцует перед ней с женщиной, которую все прочат ему в невесты. Принцесса Серина стройна как тростинка и очень красива. Ее блестящие темные волосы уложены в элегантную высокую прическу — отличный фон для фамильной тиары с бриллиантами.

— И в том, что каждая вторая из них выше меня по меньшей мере сантиметров на десять. — Рози задорно улыбнулась Хани. — Как бы там ни было, у небольшого роста тоже есть свои преимущества. Можно оставаться незаметной в толпе. К тому же Герд и не ждал, что его дальняя родственница придет в роскошном наряде.

Тем более что эта родственница только что окончила университет и никак не может найти работу.

Подняв свой маленький округлый подбородок, она начала искать взглядом среди танцующих мужчину, который пригласил ее в эту богатую маленькую страну на свою коронацию. В тот момент, когда Рози увидела красивое лицо Герда, он улыбался своей партнерше. Затем он повернул голову и стал осматривать толпу.

Покраснев, Рози опустила глаза. Разумеется, Герд ищет не ее. Он просто хочет убедиться, что все идет по плану. У него всегда есть план, и он четко ему следует, не обращая внимания на обстоятельства.

У нее защемило сердце. Она так надеялась, что тоненькая ниточка надежды, за которую она цеплялась все эти годы, оборвется, когда она увидит его с утонченной принцессой Сериной, которая так ему подходит. Но, напротив, приехав в Каратию и снова его увидев, она обнаружила, что огонь страсти не погас.

«Как он мог погаснуть, когда не был зажжен?» — усмехнулась она про себя. Да, три года назад они с Гердом провели волшебное лето на другом конце земного шара.

Хотя они знали друг друга всю свою жизнь, за те жаркие недели многое изменилось. Но даже в восемнадцать лет Рози была осторожной. Герд был почти на двенадцать лет старше ее и гораздо опытнее. Печальная история отношений ее матери с мужчинами повлияла на Рози. Хотя у нее кружилась голова от возбуждения всякий раз, когда Герд ей улыбался, она прятала это за маской веселости, которая стала ее защитой от внешнего мира.

Однако, пока они купались, плавали на яхте, катались на лошадях и разговаривали обо всем на свете, ее детская привязанность к Герду постепенно переросла в более глубокое чувство. Но она не позволяла себе ни на что надеяться до того момента, пока он ее не поцеловал. Это произошло накануне его отъезда.

Внутри Рози словно разгорелся большой костер. Герд пробормотал ее имя и попытался отстраниться, но она теснее прижалась к нему. Тогда Герд, словно охваченный стихийным порывом, продолжил ее целовать, открывая ей мир новых ощущений.

Она не знала, как долго они целовались, но за это время все ее страхи и сомнения сгорели в огне желания. Она была готова подарить Герду свою невинность, но он неожиданно отстранился и произнес спокойным ровным тоном:

— Должно быть, я спятил. Розмари, мне не следовало этого делать. Прости меня. Ты еще очень молода. Наслаждайся учебой в университете и постарайся не разбить много мужских сердец.

Рози чувствовала себя так, словно ее окатили ледяной водой. От потрясения и унижения она не могла произнести ни слова.

Почему она больше никогда не испытывала такого сильного сексуального желания? Она встречала много привлекательных мужчин, но ни один из них не взволновал ее чувства, не разжег огонь в глубине ее женского естества.

Она слегка прищурилась, когда Герд что-то сказал своей партнерше. Принцесса подняла голову и улыбнулась ему. Видя, как они прекрасно друг другу подходят, Рози поморщилась, испытав то же чувство пустоты, что и в тот день, когда Герд ее отверг.

Близкие отношения, которые их связывали во время тех чудесных недель, ничего для него не значили. Он ни разу не связался с Рози. О том, как у него идут дела, она узнавала от его брата Келта.

«Не будь идиоткой», — сказала она себе. Разумеется, он с ней не общался. После отъезда из Новой Зеландии в его жизни произошло много событий.

Сразу после того как он приехал в Каратию, его бабушка, великая княгиня, назвала его своим преемником. Это вызвало недовольство среди жителей гор. Они начали устраивать беспорядки, которые ему пришлось подавлять. Впоследствии эта борьба переросла в гражданскую войну.

Она закончилась, когда болезнь принцессы Илоны перешла в последнюю стадию и Герд стал фактическим правителем Каратии. После ее смерти официальный траур в стране длился год.

У Рози было целых три года, чтобы его забыть, но этого не произошло. И вовсе не из-за нехватки возможностей. У нее было достаточно бойфрендов, но ни один из них не целовал ее так, как Герд. Флирт стал для нее способом защиты от настоящей близости.

Удивительно, но, несмотря на это, она все еще девственница!

Она не хотела расставаться с невинностью до тех пор, пока не найдет мужчину, который вызовет у нее такие же сильные чувства, как Герд.

Как ни старалась Рози сосредоточиться на других танцующих парах, взгляд ее все равно устремлялся к Герду и его партнерше.

Вдруг он повернул голову и посмотрел прямо на Рози. На секунду ей показалось, что она увидела в его золотисто-карих глазах гнев. Затем принцесса Серина что-то сказала, и он перевел взгляд на нее.

Сердце Рози учащенно забилось, щеки загорелись. Повернувшись к Хани, она кивком указала на танцующую пару и заставила себя спокойно произнести:

— Они отлично смотрятся вместе, правда?

Немного помедлив, та ответила:

— Да, они действительно красивая пара.

Рози хотелось спросить, почему это прозвучало так неуверенно, но в следующую секунду музыка закончилась и к ним подошел Келт, младший брат Герда и супруг Хани. При виде мужа лицо Хани озарила улыбка, предназначенная только для него.

Рози тихо вздохнула. Даже после нескольких лет брака и рождения сына Хани и Келт смотрят друг на друга как молодожены. Когда после небольшого перерыва оркестр заиграл снова, они соединились в танце, и Рози в очередной раз позавидовала им. Эти двое нашли друг друга и живут счастливо, в то время как она позволяет воспоминаниям управлять ее жизнью.

«Все! С меня хватит!» — решила Рози. Она устала мечтать о несбыточном. С прошлым покончено. Она обязательно встретит достойного мужчину и избавится от бесполезных мучительных воспоминаний.

— Розмари?

Все закружилось у нее перед глазами, как будто ей нанесли удар в солнечное сплетение. Она сделала глубокий вдох, прежде чем медленно повернуться и посмотреть на красивое лицо Герда с чертами словно высеченными из камня.

Ее вмиг охватила предательская боль желания, но гордость заставила ее проигнорировать дрожь, пробежавшую по спине.

— Привет, Герд, — произнесла она, надеясь, что ее голос прозвучал так же спокойно, как его. — Почему мне никак не удается приучить ни тебя, ни мою мать называть меня Рози?

Его широкие плечи чуть приподнялись.

— Я не знаю. Это у тебя надо спросить.

Рози фыркнула.

— Просить Еву сокращать мое имя бесполезно, — отрезала она. — Кажется, я и тебя не раз просила звать меня Рози, но ты никогда этого не делал.

— Ты не просила. Ты требовала, — произнес он со слабой улыбкой. — Мне не нравилось, когда мне приказывала пигалица, которая младше меня на двенадцать лет.

«Ты не влюблена в него, — отчаянно напомнила себе Рози. — И никогда не была».

Все, что ей нужно, — это смотреть на него как на обычного человека, а не на мужчину из ее сексуальных фантазий.

— Потанцуй со мной.

Ее решимость вмиг улетучилась. Снова оказаться в его объятиях… Отбросив эту мысль, она заставила себя дерзко улыбнуться:

— И у тебя хватает наглости обвинять меня в том, что я командую людьми?

— Возможно, мне следует перефразировать мою просьбу, — сказал он с нескрываемой иронией. — Не хотела бы ты со мной потанцевать, Розмари?

— Так мне гораздо больше нравится, — ответила она с деланым спокойствием. — Разумеется, я с тобой потанцую.

От ее формального тона его рот искривился в циничной усмешке, которая неприятно уязвила Рози. Усилием воли она заставила себя пройти с ним на танцпол.

Как только она оказалась в объятиях Герда, природное чувство ритма покинуло ее. Тогда она стала повторять его движения. В то роковое лето они несколько раз танцевали, и она так и не смогла забыть исходившую от него силу и жар его тела.

«Ты не влюблена в него, — повторила она про себя. — Нисколько. Никогда не была. Это было обычное физическое влечение».

Герд нарушил затянувшееся молчание:

— Как давно мы в последний раз танцевали вместе?

— Я не знаю.

Это был глупый ответ, инстинктивная попытка самозащиты. Герд наверняка все понял. Тогда Рози дерзко вскинула голову и встретилась с ним взглядом:

— Разумеется, я знаю. Разве я могла забыть свою первую взрослую вечеринку? Помнишь, тем летом ты проводил отпуск в Новой Зеландии?

— Помню, — произнес он, копируя ее небрежный веселый тон.

— Ты подарил мне мой первый взрослый поцелуй, — сказала она, затем, рассмеявшись, добавила: — И установил очень высокую планку.

Если она планировала таким образом его удивить, ей это не удалось.

— Я так понял, у тебя было много возможностей для сравнения.

— Откуда ты знаешь?

— В нашей семье информация распространяется быстро, — ответил он.

— Нас можно назвать родственниками с большой натяжкой. Нас связывает только то, что твоя кузина была первой женой моего отца. Несмотря на это, все считают меня Крисандер-Гиллан, а не заурядной Мэттьюз.

— Не говори ерунды, — сказал Герд с улыбкой. — В тебе нет ничего заурядного. В любом случае твой сводный брат мне не только хороший друг, но и родственник. Алекс бы мне не простил, если бы я тебя не пригласил.

Ну разумеется, Герд пригласил ее на свою коронацию только из чувства долга. Это ей было ясно с самого начала, но почему-то его признание больно ее уязвило.

Проигнорировав это, Рози перевела взгляд на своего сводного брата, которого она едва знала. Брак ее родителей распался, когда она была еще мала, чтобы понимать, что мальчик, появляющийся время от времени в их доме, ее кровный родственник.

Герд крепче сжал ее руку, и она тут же забыла об Алексе. Когда в ритме танца Герд потянул ее на себя, их тела соприкоснулись и ее бросило в жар. Она сделала глубокий вдох, и ее ноздри защекотал неповторимый запах его кожи, который всегда действовал на нее как афродизиак. Этот раз не стал исключением.

Затем Герд отпрянул, и несколько дюймов между ними показались ей пропастью. Чтобы отвлечься, она сказала:

— Ты знаешь Алекса лучше, чем я. Моя мать отправила его в интернат до моего рождения, и мы редко его видели.

— Он сказал мне, что ты не можешь найти работу.

Удивленная его словами, Рози резко подняла голову и посмотрела на него.

— Для человека, живущего в противоположном от Новой Зеландии конце земного шара, ты прекрасно осведомлен, — заметила она. — Да, из-за спада деловой активности молодому специалисту в области коммерции сейчас трудно найти работу, но я обязательно что-нибудь придумаю.

— Почему бы тебе не обратиться к Алексу? Уверен, в его организации для тебя найдется тепленькое местечко.

— Я буду продолжать искать работу своими силами. Мне не нужна должность, которую я не заслуживаю, — отрезала Рози.

— Меня удивило, что ты позволила ему привезти тебя сюда. Он сказал, что пришлось чуть ли не силой заставить тебя принять его помощь.

Брат приехал к ней в тот день, когда она получила приглашение. Она сказала ему, что не может себе позволить поехать. В ответ на это он поднял черную бровь и протянул:

Считай это моим подарком на следующее Рождество.

Она рассмеялась и отказалась. Через несколько дней ей позвонила секретарша Алекса, сообщила, что в аэропорту Окленда ее будет ждать его частный самолет, и продиктовала координаты. Мать активно уговаривала Рози поехать в Каратию. Несомненно, надеялась, что, проведя время среди богатых и знаменитых, ее дочь найдет себе достойного жениха и передумает устраиваться на работу в цветочный магазин.

— С таким же успехом ты могла бы стать парикмахером, — пробурчала Ева Мэттьюз. — Мало того, что ты училась на факультете коммерции, теперь еще хочешь стать флористкой. — Она бросила на дочь взгляд, полный злобы. — Какого черта? Все говорят, что ты очень умна, но до сих пор ты ничего не сделала со своими мозгами. Ты постоянно разочаровывала своего покойного отца. Как бы он отнесся к твоим глупостям?

Рози пожала плечами. С того самого дня, когда она появилась на свет вместо долгожданного сына, о котором так мечтали ее родители, ей никак не удавалось им угодить.

— Флористика — это то, чем я хочу заниматься, — твердо сказала она.

По настоянию матери она отучилась в престижной школе-интернате. По желанию отца поступила в университет. Будучи известным археологом, он с неодобрением отнесся к тому, что она предпочла коммерцию науке.

Ее родители не знали, что она всегда хотела иметь дело с цветами. Университетский диплом стал первым шагом на пути к осуществлению ее мечты. Во время каникул она работала продавцом в цветочном магазине, применяя на практике полученные знания и развивая свой дизайнерский талант. За несколько месяцев до окончания ею университета магазин закрылся. На организацию собственного бизнеса у нее не оказалось средств, да и финансовая обстановка в стране не располагала к этому.

Рози обсудила свою ситуацию с Келтом. Он посоветовал ей найти работу и строго экономить, чтобы накопить первоначальный капитал.

Хороший совет. Рози повернула голову и задумчиво посмотрела на Келта, танцующего с Хани. Они прекрасно смотрелись вместе.

Так же как Герд и принцесса Серина.

— Они очень счастливы, — сказал Герд. Хрипотца, неожиданно появившаяся в его голосе, удивила ее.

— Да. Любая женщина была бы счастлива рядом с Келтом.

Келт не относился к Рози как к безмозглой девчонке. Он принимал ее всерьез и был ей как старший брат. Но после его женитьбы на Хани из тех особенных дружеских отношений, которые связывали их с Рози, что-то исчезло. Рози знала, что так будет, и не обижалась на него, но ей очень не хватало их доверительных бесед.

— Итак, каковы твои планы? — спросил Герд.

— Продолжу искать работу, — ответила она. — А ты что планируешь делать теперь, по окончании траура? Какие перемены собираешься произвести в Каратии?

— Всего несколько, и они будут иметь постепенный характер. Не знал, что ты так интересуешься моей страной.

Рози ослепительно улыбнулась:

— Разумеется, интересуюсь. Как родственница правителя Каратии, я пользовалась большим авторитетом у своих одноклассников. Я хвасталась своим родством с тобой.

Герд слегка отодвинул ее от себя и всмотрелся в ее лицо. Несмотря на огонь желания, бушующий внутри, она мужественно выдержала его взгляд.

— Я в это не верю, — ответил он с едва заметной улыбкой. — Почему ты решила изучать коммерцию?

Она не собиралась рассказывать ему о своей любви к цветам.

— Мне это показалась благоразумной идеей. Ты, наверное, знаешь, что мой отец не умел распоряжаться деньгами и тратил все на свои экспедиции. Моя мать в этом отношении недалеко от него ушла. Мне захотелось узнать, как устроен мир финансов.

— Или, может, ты просто хотела шокировать своих родителей? — цинично спросил Герд.

Резко остановившись, Рози замотала головой, и ее кудри закачались подобно пружинкам.

— Я хотела вернуться из университета со знаниями и умениями, которые можно было бы применить на практике.

Ей хотелось получить то, что заставило бы людей перестать ее воспринимать только как легкомысленную кокетку.

— И я ни о чем не жалею, — спокойно добавила она.

Судя по выражению лица Герда, он не поверил ни единому ее слову. Он снова притянул ее к себе, и они задвигались в танце.

— Ты спрашивала меня о переменах, которые я планирую произвести, — произнес он. — В некоторых частях Каратии к переменам относятся с подозрением, поэтому я буду действовать очень осторожно. Для начала собираюсь поднять уровень образования, особенно в горных районах.

— Почему для тебя на первом месте образование, а не здоровье людей?

Герд пожал плечами:

— Моя бабушка уделяла большое внимание вопросам здравоохранения. Медицинская помощь хорошо организована, но не используется в полную силу. В горах еще сильны предрассудки, и местные жители предпочитают обращаться за помощью к местным знахаркам. Когда такие пациенты в конце концов попадают в больницу, им зачастую уже нельзя помочь и они умирают.

Рози кивнула:

— Полагаю, после этого они начинают еще активнее избегать больниц.

— Именно так.

— И ты думаешь, что образование поможет что-то изменить? Каким образом?

— Расширив представления детей об окружающем мире, дав им научные знания. В горах люди живут обособленно от остального мира. Для получения среднего образования детям из горных деревень приходится ездить в города, поэтому многие остаются без него. Я хочу сделать так, чтобы полное среднее образование можно было получить в каждом населенном пункте.