logo Книжные новинки и не только

«Слезы в раю» Робин Доналд читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Робин Доналд Слезы в раю читать онлайн - страница 1

Робин Доналд

Слезы в раю

Эйверил, Дайане, Кэвл и Меген, которые знают, что жизнь без сестер все равно что хлеб без соли, бокал без шампанского, ночь без луны.

А также Сами, поскольку невестки тоже вещь очень стоящая.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Несмотря на то что весь длинный путь до острова Фалаиси она проделала, чтобы найти его, Кэндис Хьюм узнала Сола Джеррарда не сразу.

Как и все, кто сидел в этот час в роскошном зале ресторана, она повернулась к дверям, где, судя по долетавшим оттуда приглушенным звукам, царило некоторое замешательство. Сердце ее забилось сильнее, когда она увидела его в дверях в почтительном сопровождении метрдотеля. Высокий, смуглый, с волной блестящих волос, казавшихся почти черными в неярком свете зала, он выглядел необыкновенно элегантно в белом смокинге и красном поясе, что вполне соответствовало как обстановке, так и здешнему тропическому климату. Кэндис мгновенно отметила взглядом его широкие плечи, длинные, стройные ноги, но особенно тот вид самоуверенного превосходства, с которым он проследовал через зал.

«Богатый», — мелькнула циничная мысль.

«Очень богатый», — судя по тому, как улыбался и с какой поспешностью заскользил ему навстречу старший официант.

«Богатый и поэтому всемогущий».

Двое мужчин, в которых Кэндис узнала известных в Австралии политиков, почтительно поднялись за своим столиком и поздоровались с ним. Он тепло ответил на их приветствие, но по всему было видно, что ни эти знаки внимания, ни окружавший их ореол власти не произвели на него особенного впечатления. Оттого, наверное, что его собственное могущество простиралось еще дальше…

«Один из тех, кто рожден править и повелевать», — отметила она про себя.

Он шел по направлению к ее столику, и она все сильнее впивалась взглядом в его лицо. Наверное, мысли ее в эту минуту, подобно острым стрелам, пронзали прохладный от кондиционеров воздух, потому что он вдруг оглянулся и посмотрел прямо на нее. Именно тогда ей показалось, что она узнала его, почти физически ощутив это мгновение.

Хотя ритуал приветствия был завершен, на губах его все еще блуждала улыбка. Она казалась странно отчужденной, словно внутри он был холоден как лед. Зато черты его лица настолько поражали своей красотой и значительностью, что все остальное было просто неважно по сравнению с их строгим великолепием.

То отодвигая, то придвигая высокий стакан с фруктовым салатом — единственное, что она могла позволить себе на десерт, — Кэндис подумала, что, зачарованная своим наблюдением, она не забыла об осторожности. Но взгляд его ярких, синих, как самые дорогие сапфиры, глаз, встретившись с ее взглядом, вдруг стал настороженным и напряженным. Глаза мага, глаза шамана, холодные и прозрачные, острый взгляд хищника, поджидающего добычу. Ей казалось, что он, разрушив все внешние преграды, пронзает ее насквозь, такую уязвимую и беззащитную, для которой давно стало привычным прятать свои сокровенные чувства и мысли под маской здравого смысла. В какое-то мгновение ей показалось, что, поравнявшись с ее столиком, он немного замедлил шаг.

Державшая его под руку девушка слегка наклонилась и что-то сказала ему на ухо. С раздражением Кэндис вдруг обнаружила, что совершенно не обратила внимания на то, что он не один. Она перевела взгляд на его спутницу и восхищенно вздохнула. Лицо ее покрыла мертвенная бледность, по спине пробежал холодок разочарования, и она опустила глаза. На вид той было лет двадцать пять, слишком много для Стефани Джеррард. Неужели сестра Сола Джеррарда все-таки не здесь, кольнула испуганная мысль.

Краешком глаза Кэндис наблюдала, как пара прошла к своему столику, отгороженному от остальной части зала барьером из густой листвы каких-то экзотических растений. Его спутница шла раскованной, слегка покачивающейся походкой — так обычно ходят манекенщицы, Сол двигался легко и бесшумно, словно охотник. В воображении Кэндис пронеслись картины душных и влажных джунглей, где царит сумрак, где вас подстерегает смертельная опасность, где необъяснимо переплелись первобытный азарт и страсть.

Это было смешно. Несмотря на пронзительный взгляд его холодных глаз, Сол Джеррард был все-таки светским человеком, и все его инстинкты хищника ограничивались, должно быть, лишь стенами гостиной. И спальней, подумала она вдруг, пытаясь мгновенно скрыть поднявшееся в ней лихорадочное волнение и придать лицу легкомысленно-дерзкое выражение. Богатство, власть, привычка потакать любым своим прихотям часто делали его объектом заметок в колонках светских сплетен, где за тщательно подобранными фразами легко угадывался истинный смысл. Кэндис не пропускала ни одной из них, проглатывая все, что попадалось ей на глаза, в том числе скучные статьи в финансовых изданиях.

Лицо ее страшно побледнело. Ресницы быстро-быстро заморгали, а экзотическая листва тропических пальм, разделявшая их столики, стала медленно расплываться у нее перед глазами. Он сел за столик, и из ее груди вырвался еле слышный вздох.

Восхитительный салат из смеси папайи и ананасов, украшенный шелковистым цветком гибискуса, показался ей совершенно безвкусным. Она боялась поднять голову, пребывая в полной панике и абсолютно глупой уверенности, что его острый взгляд сразу определил, что в действительности скрывается за ее невинным видом туристки. Она с трудом заставила себя доесть холодные фруктовые дольки. Этот салат обойдется мне в кругленькую сумму, подумала она мрачно. Только ее огромная бережливость и экономность, когда каждый цент откладывался ею для одной-единственной цели, — только это позволило ей сейчас наслаждаться этим чудным десертом!

Как только салат был съеден, к ней немедленно подскочил официант в огромных сандалиях. С мягкой улыбкой, которую она успела заметить у всех местных жителей, он спросят, не нужно ли принести кофе.

— Нет, спасибо, — ответила она и улыбнулась в ответ.

Он поклонился:

— Может, хотите еще чего-нибудь?

— Нет, нет, все было очень вкусно, благодарю. Если можно, пожалуйста, счет.

Он с удивлением посмотрел на нее.

— Чуть позже у нас начнется кабаре. У нас прекрасное кабаре…

— Нет, нет, благодарю, — повторила она.

Он слегка наклонился к ней и доверительным шепотом произнес:

— В это время сюда приходит много молодых людей. Без девушек. Когда начинаются танцы, здесь бывает очень приятная и непринужденная обстановка.

Она нисколько не обиделась на такое предложение. Хотя на Фалаиси она была всего один день, но откровенная чувственность местных жителей сразу бросилась ей в глаза.

Разве она, которую разочарованные поклонники называли не иначе как холодной, могла с ними сравниться! Сама она предпочитала называть это разборчивостью, хотя в глубине души знала, что дело не только в этом. Просто она боялась потерять голову. Она даже знала, откуда вдет этот страх. Только с возрастом она смогла до конца понять, почему брак ее приемных родителей распался. Отец встретил другую женщину и влюбился в нее отчаянно и самозабвенно. Она хорошо помнила, как плакала мать, как она была растерянна, как мучилась и страдала, помнила их скандалы. Вскоре родители расстались, и какое-то время они жили вдвоем с матерью, стараясь не падать духом и выжить, несмотря ни на что.

Однако ее мать была не из тех женщин, которые долго могут оставаться одни, и скоро она тоже нашла себе другого. К несчастью, он не принял ее замкнутую дочь, чьи страх и злость находили выход во вспышках дикого темперамента. У него были свои дети, и однажды Кэндис случайно услышала, как он сказал матери: «Было бы намного лучше, если бы она ушла. Она не очень-то ладит с моими, да и потом, она ведь не родная тебе?» Воспоминание об этом по-прежнему причиняло боль, но гораздо больнее было то, как легко и просто мать согласилась с его словами. Так в десять лет, покинутая всеми, испытав горькую обиду, Кэндис оказалась в детском доме, где была причислена к категории трудных детей. Именно тогда она приняла решение никогда не позволять себе снова полюбить. Любовь, как она могла вынести из опыта своей недолгой жизни, была той силой, которая ломала и калечила судьбы людей.

Иногда она думала о том, что будет, если когда-нибудь она встретит человека, который все-таки сумеет убедить ее, что блаженство, которое несет любовь, стоит и страха перед неизведанным, и опасений быть отвергнутой. А пока такой человек ей не встретился, она упорно твердила «нет». Она улыбнулась официанту и весело проговорила:

— Звучит очень заманчиво, но сегодня я хочу пораньше лечь спать.

— Как вам будет угодно, мисс. — И, глухо стуча деревянными сандалиями, он удалился.

Она украдкой взглянула в сторону пальмовых зарослей. Совершенно поглощенная своим партнером, сидевшим напротив, рыжеволосая что-то оживленно рассказывала. Красивая, с чувственным взглядом чуть сонных глаз, полными яркими губами, гладкой и матовой, как креп, кожей, она была в бледно-розовом платье с перьями. Весь ее вид говорил о том, что она привыкла к всеобщему вниманию и наслаждалась этим. С каким гордым видом победительницы она вошла в зал, рука — на белоснежном рукаве Сола Джеррарда! Сколько высокомерия и удовлетворенного тщеславия было в ее сияющих глазах!

Кэндис отвела взгляд от этого изысканного, холеного лица и вдруг почувствовала, как у нее засосало под ложечкой. Возможно, это было совпадением, но Сол Джеррард тоже наблюдал за ней. И хотя лицо его по-прежнему было непроницаемо, что-то затаившееся под его тяжелыми веками подсказывало ей — он заметил ее. У нее было такое чувство, словно взгляд его проникал ей в самую душу. Кэндис поспешно отвела глаза. Усилием воли она заставила себя спокойно дождаться счета, и когда наконец она направилась к выходу, то все время чувствовала у себя на спине, где-то между лопатками, неприятную скованность.

Ночью на Фалаиси было совершенно безопасно: улицы прекрасно освещены, местные жители, гордящиеся собой и своим островом, чрезвычайно любезны. Поэтому ей было совсем не страшно пройти пешком до своего отеля.

«Здесь вы будете как в раю», — кричали яркие страницы туристских путеводителей, и впервые в жизни Кэндис не могла не согласиться с рекламой. Остров и в самом деле был удивительно красив: великолепное сочетание потрясающей природы и цивилизации. Вдоль всего острова тянулся высокий хребет потухших вулканов, коралловый риф кольцом охватывал прибрежную лагуну с изумрудной водой, кое-где прерываясь ожерельем крохотных островов, а кокосовые пальмы склоняли бахрому своих листьев над сверкающими песчаными пляжами.

Пассаты охлаждали сонный, напоенный ароматами воздух, шептались в верхушках пальм и играли лепестками огромных цветов гибискуса вдоль дороги, донося до приветливых, в экзотических одеждах прохожих волнующий запах красного жасмина, гардении и жемчужины острова — иланг-иланга.

Да, по своей красоте остров Фалаиси превзошел все ее ожидания. Жаль только, что она не сможет насладиться всей этой красотой.

Вернувшись в отель, она забрала со стойки ключи, с легкой иронией улыбнувшись бросавшемуся в глаза контрасту. И не потому, что отель был из разряда дешевых и имел запущенный вид. Напротив, в отличие от большинства портов тропических островов, здесь, на Фалаиси, мало что можно было бы назвать запущенным, но средства на него выделялись явно из местного городского бюджета, хотя он и был из числа тех, что пользуются известностью в мире. Один из тех отелей, где иногда можно встретить миллиардеров вроде Сола Джеррарда, их любовниц и… их сестер.

Где-то внутри Кэндис ощущала смутную тревогу. Испытывать близость опасности, чтобы пощекотать себе нервы, — такая перспектива ее не очень-то прельщала, но долгий загадочный взгляд Сола Джеррарда убедил ее в том, что поиски, на которые она с такой решительностью отправилась в одиночку, могли оказаться для нее делом небезопасным.

Все выглядело куда проще, когда он был только именем, черно-белыми фотографиями на газетных полосах в разделах новостей делового мира. Конечно, она и тогда знала, что ее непрошеное вмешательство в его жизнь вряд ли ему понравится, но она никак не могла предположить, насколько трудно будет к нему подступиться. Может быть, и Стефани окажется такой же, хотя едва ли молодая, шестнадцатилетняя девушка в совершенстве постигла науку молчаливого устрашения.

— Черт побери! — воскликнула она и буквально рухнула на кровать.

Хотя ее приемная мать свято верила в то, что грубые ругательства являются первой ступенькой на пути в ад, Кэндис не могла отказать себе в этом маленьком удовольствии. И она еще раз с наслаждением воскликнула:

— Черт побери! Я уже сыта им по горло!

Ее слова, произнесенные приятным грудным голосом, неожиданно громко прозвучали во влажной тишине вечернего воздуха. Она встала и включила вентилятор на потолке. Можно не сомневаться, что такие, как Сол Джеррард, пользуются исключительно кондиционерами, но и вентилятор, если он работает нормально, тоже вещь неплохая. Днем, когда она убедилась, что толку от него мало и что он просто с места на место перегоняет горячий воздух, она вышла из номера, пересекла улицу и направилась к пляжу. Лежа на жестком белом песке, она ломала голову над тем, как бы поближе познакомиться с Солом и Стефани Джеррард.

Столкнувшись с конкретной ситуацией, в которой она оказалась, она опять почувствовала, как внутри у нее все сжалось от страха. Он производил впечатление человека, который сумеет себя защитить. Власть, которой он обладал, прочная, незапятнанная репутация, имя, являющееся синонимом абсолютной честности, статья, в которой с восхищением преподносилась «его готовность к отмщению», — вспомнив теперь все это, она вздрогнула, а смысл этих газетных строк встал перед ней во всей их зловещей реальности.

Что-то подсказывало ей, что он вряд ли потерпит, если какая-то незнакомая женщина захочет завязать знакомство с его сестрой. Тем не менее, решила она, стараясь заснуть, это как раз то, что она собирается сделать. Именно для этого она проделала такой длинный путь. Она зашла слишком далеко, чтобы теперь отступить.

Перед тем как решиться на это путешествие — финал своих долгих поисков, — она навела всевозможные справки о Джеррардах. Недаром она поставила перед собой цель узнать об этой семье все, что можно. Многое из того, что стало ей известно, выглядело трагически. Несмотря на всю нелюбовь этой семьи к паблисити, информации о ней было более чем достаточно. Она выяснила, например, что Сол Джеррард состоял в родстве с семьей другого очень богатого человека, по имени Грант Чэпмен, который тоже жил на Фалаиси, чем и объяснялось то, что Джеррарды имели на побережье в нескольких милях к югу от города собственный дом. Она знала, что Стефани Джеррард недавно перенесла тяжелую ангину и сейчас после болезни набирается сил здесь, на Фалаиси.

Она знала, что родители Сола умерли. Это, пожалуй, единственное, что объединяет меня и Джеррардов, подумала она с некоторым цинизмом. Родители, которым не хватило выносливости, чтобы выжить в этом мире! Шесть лет тому назад старшие Джеррарды оба погибли в автомобильной катастрофе. Солу было тогда двадцать семь, а его сестре — десять.

Сол остался владельцем одного из крупнейших промышленных концернов мира, вышел победителем в яростной борьбе со своими конкурентами, о которой и по сей день говорили со священным ужасом — так она была жестока, и стал единственным бесспорным владельцем огромного состояния.

Безусловно, эта жестокая война капиталов ожесточила и его.

«Ну, хватит, перестань же наконец думать о нем, — сердито приказала она себе. — Подумай лучше о его сестре. Представь себе смышленую, смеющуюся сероглазую девушку с мягкими светлыми волосами…»

Кэндис лежала, прислушиваясь к отдаленному гулу океанских волн, бьющихся о преграждающие им дорогу рифы, и представляла совсем не Стефани. Все ее мысли были о нем, и, когда она наконец заснула, он преследовал ее в темном, как ночь, лесу, полном шорохов и опасностей. Он тяжело опустил руку ей на плечо… Она проснулась вся в липком поту, сердце ее бешено колотилось. Сквозь зашторенные окна пробивался бледный рассвет. Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь вобрать в легкие как можно больше воздуха, вся еще скованная ночным страхом и предчувствием чего-то запретного. Она не осмеливалась вспомнить точный цвет этих глаз, жесткую лепку лица, орлиный нос, мускулистые очертания узких бедер сильного, мощного самца, его широкие плечи.

Когда же присущий ей во всем здравый смысл, выбрав подходящий момент, вновь заявил о себе, она с отвращением фыркнула. Несмотря на то что деньги и власть слились с его образом, превратившись в почти материально осязаемую ауру, Сол Джеррард был всего лишь человек. Что ж, пусть сила его личности такова, что ее хватило, чтобы обратить тебя в бегство, но не забывай, что он рос, имея наследство в миллиард долларов. И вот что оно сделало с ним. Как бы то ни было, это ребячество и трусость — делать из него чудовище!

Она встала с постели и прошла в небольшую ванную комнату. Сняв ночную рубашку из тонкого хлопка, она с минуту раздумывала, принять ли ей ванну или ограничиться душем. Воздух, наполненный ароматами красного жасмина, кокосового ореха и пряностей, приятно обволакивал тело, разглаживал и делал упругой кожу. И опять Сол Джеррард, нарушив покой, ворвался в ее мысли. Вновь он возник перед ее мысленным взором: высокий, стройный, смуглый и опасный в своем мужском магнетизме, искры которого, казалось, вспыхивали тогда, в ресторане, подобно летней молнии.

Нет сомнений, что ночь он провел с рыжеволосой. Интересно, какой он любовник? Наверное, великолепный, подумала она отстранено. Он производил впечатление физически уверенного в себе человека, который делает с блеском все, за что бы он ни брался.

Она невольно взглянула на себя в зеркало. Янтарные, а кое-где почти золотистые волосы, слегка вьющиеся у висков, были ее главным украшением. И она прекрасно знала это. Ей недоставало изящества, как, например, у рыжеволосой. Та была высокой и тонкой в кости, имела узкие запястья и лодыжки.

Бросив взгляд на свою грудь, которая была чуть-чуть больше, чем нужно, и бедра, линия которых была слишком земной, чтобы удовлетворить изысканный вкус, Кэндис нахмурилась. Рыжеволосая имела прекрасный загар, ей же надо было быть осторожной с солнцем: больше всего ей шел к лицу загар цвета дикого меда, золотистый и прозрачный. Красота рыжеволосой была красотой изнеженного, экзотического существа, тогда как Кэндис Хьюм нечего было предъявить строгому ценителю женской красоты, кроме хорошей кожи и некоторой правильности черт. Светло-серые глаза волновали не так, как зеленые с золотистыми крапинками, а рот был не настолько велик, как того требовала соломенная мода. К тому же уголки его были подняты вверх, а нижняя губа как назло казалась несколько толще верхней, но в улыбке и в помине не было той чувственности, с которой улыбалась ему та женщина.

Всхлипнув от отвращения к себе, она начала натягивать купальник. В конце концов, какое значение имеет ее внешность? Она не собирается вступать в соревнование с кем бы то ни было, пытаясь добиться его благосклонности.

На улице было прохладно, как бывает на Фалаиси только утром. Напоенный ароматами воздух был свеж и не так влажен, как в дневные часы. Небо ослепительно синело, как это бывает только в тропиках, а солнечные лучи, отражаясь от гладкой поверхности лагуны, рассыпались снопом сверкающих нитей. Где-то призывно запела голубка. В ответ ей донеслась гортанная трель самца. Несмотря на раннее утро, на улицах уже появился народ: местные жители с золотисто-коричневой кожей, в ярких прохладных одеждах шли ей навстречу, стройные и грациозные. Они улыбались ей тепло и приветливо.