logo Книжные новинки и не только

«Слезы в раю» Робин Доналд читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Робин Доналд Слезы в раю читать онлайн - страница 3

Кэндис последовала ее примеру, стараясь говорить о чем-нибудь веселом и приятном и не касаться опасной темы. Больше всего ей хотелось сделать или сказать что-нибудь такое, чтобы Стефани запомнила ее, чтобы потом, когда она снова постарается с ней увидеться, Стефани ее сразу узнала.

Но, как назло, в голову приходили одни банальности. Наконец к входу подкатила большая, роскошная машина.

Подъехав к отелю, Кэндис поблагодарила своих новых знакомых и попрощалась, сопровождаемая множеством любопытных глаз. Собрав всю свою волю, она улыбалась, стараясь говорить ровным, спокойным голосом, и долго стояла в тени баньяна, пока машина совсем не скрылась из виду. Слезы душили ее. Только теперь она поняла, что это значит, когда накопившиеся чувства разрывают тебя на части.

Вернувшись к себе в номер, она закусила губы, чтобы сдержать глупые, внезапно подступившие слезы. Ведь она наконец-то увидела Стефани, разговаривала с ней. Почему же тогда ей так плохо сейчас, словно жизнь потеряла всякий смысл?

Смешно. Кэндис шла по открытому прохладному коридору. Теперь она могла сказать себе, что жизнь только начинается и что она твердо знает, что ей делать. Годы скитаний, потом — годы поисков, теперь все это в прошлом. Она нашла свой золотой горшок, который так долго искала. Теперь она начнет все сначала.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Следующие два дня прошли в ощущении своей полной заброшенности. Кэндис лежала на пляже, ела, осматривала местные достопримечательности, бродила вокруг рынка и по городу в тайной надежде снова встретить Джеррардов.

Она твердила себе, что она самая настоящая идиотка, что все, что она собиралась сделать, она уже сделала, что цель достигнута. Она увидела Стефани, разговаривала с ней, может быть, даже произвела на нее впечатление, и поэтому, если им снова доведется встретиться, ее вспомнят, и вспомнят наверняка с каким-то приятным чувством.

Самым правильным в такой ситуации было бы смириться с тем, что сестры миллиардеров находятся под неусыпным надзором, и потому ей вряд ли удастся снова встретиться и поговорить со Стефани. Если бы сейчас ей удалось убедить себя в этом, она бы могла спокойно наслаждаться отпуском, отдохнувшей вернуться домой и с новыми силами приступить к своей работе в библиотеке.

Приняв в конце концов столь благоразумное решение, она купила билет на морскую экскурсию в лагуну, исполненная твердой решимости хорошо провести время и забыть о существовании той, которую она искала три года.

Ранним утром, когда вода в лагуне была еще светло-серой, она с трудом нахлобучила на свои роскошные локоны шляпку и, выйдя из гостиницы, направилась к автобусу, который уже поджидал экскурсантов. Их веселая пестрая толпа, в основном состоящая из австралийцев и новозеландцев и слегка разбавленная американцами и представителями более экзотических стран, была решительно настроена получить от жизни все, что только можно, и излучала ту отпускную беззаботность и жизнерадостность, когда не заговорить с совершенно незнакомым тебе человеком просто невозможно.

Погрузившись вместе со всеми на большой белый катамаран, Кэндис окончательно утвердилась в мысли, что поступила правильно. Она больше не намерена предаваться унынию. Здесь, на Фалаиси, столько всяких развлечений, и она вовсе не собирается сидеть взаперти. Приветливо улыбаясь загорелому мужчине, который, судя по акценту, был немцем, она охотно позволила втянуть себя в разговор.

Шум мотора тонул в шуме воды, и катамаран плавно скользил по сверкающей глади лагуны в направлении небольших коралловых атоллов, обозначавших границу рифа. Прохладный ветерок развевал золотистые шелковые пряди ее волос, выбившиеся из-под шляпки и прилипавшие к намазанным защитным кремом щекам. Настроение у нее поднялось. Она открыто и широко улыбнулась, глядя на маленького австралийца, лоб, нос и щеки которого были вымазаны ярко-желтым кремом от солнца и напоминали боевую раскраску. Да, подумала она с воодушевлением, она поступила совершенно правильно.

Они сделали остановку на первом из островов по просьбе тех, кому не терпелось понырять с аквалангом, на втором — тех, кто хотел пособирать раковины, а на третьем под грациозными кронами кокосовых пальм приготовили экзотический обед, зажарив на вертелах только что пойманную рыбу — дары Южных морей — и добавив к этому великое множество необыкновенных и восхитительных на вкус фруктов и овощей.

Кэндис ела с большим аппетитом, слегка кокетничая с жизнерадостным молодым человеком, примерно ее ровесником, доверительно сообщившим ей, что он из Мельбурна.

На обратном пути, после того как все искупались и смыли с себя полуденную жару, а катамаран подошел ближе к берегу, экскурсовод начал показывать им местные достопримечательности, попутно сообщая кое-какие факты из весьма интересной, но кровавой истории острова, мешая легенды с событиями суровой реальности, вымысел — с правдивыми рассказами о диких и жестоких преступлениях, совершавшихся здесь когда-то.

— Однако сейчас у нас нет причин волноваться, — заверил он их с веселой улыбкой. — На Фалаиси, как, может быть, ни на одном другом острове в этой части Тихого океана, чтут и уважают закон. Мы предпочитаем жить более спокойно, чем наши предки!

Все засмеялись.

— А чей это дом, вон на той невысокой скале? У него такая же островерхая крыша, как на доме деревенского старосты, но никакой деревни там как будто не видно?

Вопрос явно смутил экскурсовода. Весьма заинтригованная этим обстоятельством, Кэндис посмотрела туда, где на высоком берегу среди густых, похожих на джунгли зарослей виднелся большой дом. Внизу, в ослепительном полукруге маленькой бухты, стоял огромный белый корабль, над капитанским мостиком которого длинным веретеном возвышалось нечто похожее на башню.

— Ах, этот! Он принадлежит одному важному лицу, — с некоторой поспешностью ответил экскурсовод.

— Какая прелесть! — воскликнула эта же дама. — Прямо на краю тропического леса… А можно посмотреть на него поближе?

На этот раз экскурсовод совсем растерялся.

— Боюсь, что вряд ли это возможно. Это частные владения, а кроме того, — и тут он как-то загадочно улыбнулся, — стоит вам только сойти на берег, к вам тут же подбегут люди с огромными злыми собаками и спросят, что вы здесь делаете. Так что, если вы хотите взглянуть на тропический лес, мадам, у нас имеется прекрасный туристический маршрут в глубь острова. Воспользуйтесь этой великолепной возможностью, и вы увидите такое количество джунглей, что вам хватит этого на всю оставшуюся жизнь.

— А я думала, на Фалаисе нет частных владений, — не унималась несколько озадаченная этими объяснениями дама. — Я считала, что местные жители живут здесь коммуной на общей земле.

— Да, все это так, но есть отдельные участки, которые являются частной собственностью. Некоторые зигзаги истории, видите ли… Это один из них.

— Держу пари, это владения Джеррарда. Ну, того… миллиардера… вы, наверное, знаете, — с завистливой ухмылкой воскликнул какой-то мужчина. — Он ведь, кажется, родом отсюда? Помню, я где-то читал, что он и Грант Чэпмен двоюродные братья.

— О да, вы правы, мистер Чэпмен из местных, — вкрадчиво подтвердил экскурсовод. — Он потомок рода последней принцессы острова, а то, что он и мистер Джеррард двоюродные братья, — чистая правда, однако мистер Джеррард вырос не здесь.

— Значит, это его дом? — не унималась любопытная дама. С пристальным вниманием Кэндис наблюдала, как меняется выражение симпатичного лица их темнокожего спутника.

— Вот пристала! — пробормотал молодой человек из Мельбурна.

— Да, мадам, это его дом, — вынужден был согласиться экскурсовод. Кэндис показалось, что он сделал это весьма неохотно и после некоторой паузы.

Именно в эту минуту ей вдруг пришла в голову потрясающая идея. Она была настолько внезапной, настолько ошеломляющей, что Кэндис постаралась тут же выбросить ее из головы и весь остаток пути внимательно слушала объяснения экскурсовода и несколько рассеянно поддерживала разговор с молодым человеком из Мельбурна.

Однако на его предложение посидеть вдвоем где-нибудь в баре она ответила полной непритворного сожаления улыбкой, а едва добравшись до своей гостиницы, навсегда забыла и как его зовут, и как он выглядит.

Уже в спальне эта идея снова посетила ее и показалась еще более соблазнительной и манящей. По прямой отсюда, если добираться по воде, до загородного дома Джеррардов не так уж далеко. А что, если там, на берегу, возникнут какие-то непредвиденные обстоятельства?..

Большие собаки. Огромного роста охранники. По спине пробежала легкая дрожь. Этот Джил вряд ли станет особенно церемониться. У него такие же холодные глаза, как и у Сола Джеррарда.

Ну, не растерзают же ее собаки. Сторожевым собакам это не разрешается, хотя, конечно, они обучены и могут держать чужака мертвой хваткой. Как-то по телевизору показывали такой фильм. Но о том, что они могут наброситься на незнакомца и перегрызть ему горло, там не было ни слова.

Кроме того, она умеет ладить с животными — многие из них признавали ее с первого раза.

Что, если она, скажем, на день наймет небольшой катамаран, а потом как-нибудь сделает так, чтобы высадиться на берег той маленькой бухты, что внизу под скалой…

Конечно, не исключена возможность, что ее вежливо попросят покинуть берег, и в этом случае ей не удастся там никого увидеть, но на то и охрана.

С другой стороны, а что, если все-таки удастся?!

Перед глазами возник образ высокой девочки с голубыми глазами и рыжими вьющимися волосами. Теперь, когда она уже увидела и узнала ее, это было особенно тяжело. Она готова пойти на все, только бы еще раз увидеть Стефани и поговорить с ней, подумала Кэндис с каким-то отчаянным безрассудством, которого раньше в себе даже не подозревала.

Оказалось, что осуществить ее замысел было до смешного легко. На следующий день после обеда, убедив лодочника в том, что она прекрасно умеет ходить под парусом, и отказавшись от помощи стройных темнокожих туземцев, она взяла напрокат яркий катамаран, пообещав к пяти часам вернуться обратно.

Заплаченная за прокат сумма образовала изрядную брешь в ее бюджете, но, если уж на то пошло, эта невыносимая Лидия совершенно права — она действительно приехала сюда не затем, чтобы тратить деньги на сувениры. И хотя их нельзя будет потрогать руками, как нитки жемчуга, ее сувениры ничуть не хуже сумеют напомнить ей и об острове, и об этом эпизоде. Надев поверх бикини рубашку и шорты, она смазала каждый миллиметр кожи кремом от загара, натянула на голову шапочку с длинным козырьком, чтобы спрятать от солнца нос, и отправилась в путь.

Убеждая лодочника, что прекрасно умеет ходить под парусом, она говорила чистую правду. В школе, где она училась, постоянно устраивались гонки на яхтах. Добившись в этом неплохих результатов, каждое лето на уик-энд она уезжала за город, где проводились соревнования. Приобретенные в те годы навыки, как она смогла теперь убедиться, не забылись. Уже через несколько минут она поняла, что управлять катамараном гораздо проще, чем школьной яхтой, а увидев, как покорно и мгновенно он слушается руля, почувствовала себя еще увереннее. На повороте он шел гораздо медленнее, и поэтому управлять им было намного легче; кроме того, у него не было кливера, и, значит, не нужно было очень суетиться с парусами, тем более что теплый ровный ветер не предвещал никаких неприятных сюрпризов.

Ощущая необыкновенный прилив сил, с дерзко искрящимися в предчувствии опасности глазами, она скользила на своем катамаране то туда, то обратно и постепенно все дальше удалялась от маленького городка и его больших отелей. Сначала у нее было такое чувство, словно за ней неотступно следят чьи-то глаза, и она с трудом заставляла себя не оглядываться. Но кругом было такое множество других яхт, катамаранов, лодок всех форм и размеров, что «ряд ли ее могли здесь заметить.

Катамаран плавно приближался к берегу, и вскоре, медленно вырастая из зеленых джунглей, на отвесной скале показался дом, в котором жила Стефани Джеррард. Время от времени Кэндис приподнималась и, щурясь от яркого солнца, всматривалась в воду, пытаясь определить, какое там дно. Вода была прозрачной как стекло, со дна поднимались огромные каменные глыбы, но большинство из них находились так глубоко и так хорошо просматривались, что не могли причинить никакого вреда ни килю, ни рулю.

Мимо проплыло несколько катамаранов с туристами. Она помахала им рукой, позволив себе крикнуть что-то фривольное в ответ на их веселые комментарии. Когда же они скрылись из виду и шум моторов затих, она наконец-то могла вздохнуть с облегчением. Кругом царили тишина и покой, и только в груди у нее все дрожало и трепетало, словно посаженная в неволю стая бабочек. Жара была нестерпимой, и от нее не спасала даже тень от паруса. Когда солнце начало катиться к западу, она была почти у цели.

Чувствуя, что из зеленых зарослей за ней неотступно следят чьи-то невидимые глаза, она медленно и небрежно развернула катамаран и вошла в устье маленькой бухты. Так же медленно и небрежно она обогнула корабль, придя в восхищение от его прекрасных стремительных очертаний и в ужас от того количества денег, которое было вложено в это поистине величественное произведение корабельного искусства.

Затем небрежно, как заправский турист, которому все интересно, она повернула катамаран к берегу.

Казалось, все застыло в палящем полуденном солнце. Ни собак, ни людей, никаких признаков жизни. Маленькие волны лениво набегали на ослепительно белый песок и устало откатывались назад, оставляя на берегу темную влажную полосу. За серыми сводами кокосовых пальм прогладывала безвольно повисшая на солнце листва застывшей в ожидании зеленой стены джунглей с их буйным морем пышно разросшейся зелени. Чувствуя себя немножко Робинзоном Крузо и сразу всеми тремя мальчиками из» Кораллового острова «, она ступила в теплую, нагретую солнцем воду.

Теперь, когда она наконец достигла своей цели, неожиданная, непрошеная паника словно сковала ее по рукам и ногам. Сердце ее билось так сильно, что она больше ничего не слышала.

Чтобы успокоиться, она набрала полную грудь воздуха и решительно откинула с лица золотистую прядь волос. Пальцы ее дрожали. Закусив нижнюю губу, она пристально вглядывалась в непроходимые заросли тропического леса, закрывавшие крутой склон между берегом и домом. Услышав позади себя какой-то шорох, она испуганно обернулась, но, к своему удивлению, не увидела страшного кокосового краба, надвигающегося на нее с грозно поднятыми клешнями. Истерика перехватила ей горло, но ценой нечеловеческих усилий ей удалось справиться с собой. Ведь не затем она ехала так далеко, шла на такой риск, чтобы сейчас бросить все и сбежать, не сумев справиться с нахлынувшими эмоциями.

К тому же неизвестно, есть ли вообще на Фалаиси кокосовые крабы. Глупо терять самообладание из-за чего-то, что, может быть, здесь вовсе и не водится. Она мысленно приказала себе успокоиться и решительным жестом одернула рубашку.

Так… Что бы сделал нормальный турист, оказавшись на твоем месте? Пожалуй, он бы прошел чуть дальше и посидел бы немного в тени.

Вытащить катамаран на мокрый, липкий прибрежный песок оказалось делом нелегким. Но когда ей все-таки удалось справиться с этой трудной задачей, локоны у нее на висках неприятно взмокли от пота. Отбросив назад волосы, она опустила парус, чтобы он не хлопал на ветру. Смесь волнения и неприятных предчувствий оказалась довольно крепким коктейлем. Ноги не слушались ее, и только глаза пристально и внимательно изучали берег и темные неподвижные заросли. Оттуда, где она стояла, дома не было видно.

Шорох повторился. На этот раз он раздавался со стороны кокосовых пальм. Она сильно вздрогнула. И снова шорох. Маленькая и беззащитная, она опустилась коленями на раскаленный песок, когда из-за деревьев прямо на нее выскочили два огромных добермана.

И хотя это не было для нее неожиданностью, сердце у нее оборвалось. Сейчас было очень важно не показать, что она испугалась, и она сумела справиться с собой. Гладкие, поджарые, словно пришельцы из ада, они были гораздо больше обычных доберманов. В этот миг она почувствовала себя такой хрупкой и уязвимой, что вся сжалась в комок и стала ждать развязки.

Как она и предполагала, собаки были прекрасно обучены. Не издав ни звука и не проявляя особой враждебности, они застыли прямо перед ней. Ничего не предпринимая, они выжидали, не спуская с нее умных, внимательных глаз.

— Привет, ребятки! — сказала она тихим голосом. — Гуляете?

Один из них, подавшись вперед, любопытным носом осторожно обнюхал ее. Слегка расслабившись, но продолжая по-прежнему оставаться настороже, она отпустила несколько восхищенных замечаний по поводу их физического совершенства. Тот, что стоял ближе к ней, успокоенный ее нежным голосом, похоже, был уже готов проявить вполне дружеские чувства, но другой все еще держался на расстоянии.

— Умница! — тихо произнесла она. — Ну конечно, ты же у нас такой разумный.

Но дальше проявить свой талант укротительницы ей не удалось. С вершины скалы донесся какой-то негромкий звук. Собаки тут же повернули головы и подняли уши. Кэндис тоже медленно оглянулась. Из-за деревьев бесшумно возник человек. Высокий и стройный, окутанный зловещим сумраком джунглей, он с минуту смотрел на нее холодным изучающим взглядом.

Она ожидала увидеть охранника, но это был сам Сол Джеррард. От волнения во рту у нее пересохло, зрачки расширились. Всей своей позой выражая полную покорность, она наблюдала, с какой высокомерной грацией, не проронив ни слова, он спустился на берег. Она вдруг с ужасом обнаружила, что теперь главным между ними стал страх.

Конечно, она всегда знала, что ее поиски чреваты многими опасностями и что в конце ее, ожидает либо огромная радость, либо большое разочарование. Но насколько проще все это выглядело дома, в Новой Зеландии! Она сразу узнала его и, мучимая нехорошими предчувствиями, не осмеливалась поднять глаза. Он прошел еще несколько метров по берегу и остановился неподалеку от нее. Ей казалось, что его окружал зыбкий, мерцающий и острый, словно бритва, ореол опасности.

Сейчас Кэндис готова была бы отдать все, только бы оказаться у себя дома в Окленде.

— Это частные владения, — нарушил он напряженную тишину. Голос его звучал холодно и бесстрастно, словно они никогда не встречались. — Что вы здесь делаете?

— Как видите, меня взяли под стражу, — ответила она, позволив себе немного негодования в голосе. — Поверьте, мистер Джеррард, я бы никогда не могла подумать, что здесь на меня могут напасть собаки.

— Но вы же знали, что это частные владения, — возразил он. — Обычно еще в гостинице туристов предупреждают, что здесь нельзя высаживаться, — заметив ее растерянность, произнес он уже более миролюбиво.

— Нет, меня не предупреждали, — сказала она и, почувствовав странное облегчение, покачала головой.

— Но вы же знали, что этот берег принадлежит мне.

Что-то в его тоне заставило ее покраснеть и поднять на него горящие от негодования глаза. Неужели он считает, что она преследует его! Закипавшее в ней раздражение позволило ей солгать, и она произнесла тоном, не допускавшим ни доли сомнения:

— Нет, я не знала.

Нервы ее были напряжены до предела. Она опустила глаза.

— Понятно, — услышала она его глухой, отстраненный голос. Как глупо с ее стороны было думать, что она сумеет провести его, пронеслось у нее в голове, и она облизала пересохшие губы.