logo Книжные новинки и не только

«Тайна рыжеволосой островитянки» Робин Доналд читать онлайн - страница 1

Робин Доналд

Тайна рыжеволосой островитянки

ГЛАВА ПЕРВАЯ


— Я окончательно решила, что поеду в Новую Зеландию, — сказала Элли Пирс. Она взяла в руки цветок и с наслаждением вдохнула чудесный аромат. — Но я не стану продавать себя для того, чтобы заработать на дорогу!

— Успокойся, — попросила ее Сисилу. — Это Фили так сказала.

— Фили превратилась в настоящую стерву, — продолжая плести венок, Элли вопросительно посмотрела на подругу.

— Какая ты наивная! — усмехнулась Сисилу. — Фили злится, потому что влюблена в Таму, а Тама влюблен в тебя. К тому же она никак не может смириться с тем, что Барри платит тебе больше только потому, что у тебя новозеландский паспорт. Ведь ты живешь на Валану почти с рождения.

— На самом деле я с ней согласна. — Элли отложила венок и принялась расчесывать свои темно-рыжие волосы. — Я чувствую себя виноватой, но Барри говорит, что такова политика компании.

— Ты видела нового владельца туристического комплекса? — неожиданно спросила Сисилу.

— Нового владельца? — Элли удивленно посмотрела на подругу.

— Да. Он живет здесь, в самом центре Валану, — глаза девушки сияли от восторга.

— Ну и что тут такого, — смеясь, заметила Элли. — Нет, я его не видела. Когда он приехал?

— Прошлой ночью. Спустился прямо с неба на личном самолете.

— Я думала, что «Морской ветер» купила крупная международная организация, — Элли нахмурилась. — Руководитель такого ранга вряд ли появился бы в нашей глуши. Как он выглядит?

— Он большой, — чувственным голосом произнесла Сисилу, и Элли поняла, что мужчина очень высок. — Он настоящий хозяин, — продолжала Сисилу. — Хотя мне не удалось его как следует разглядеть. Они с Барри весь день просидели, запершись.

— Если человек, о котором ты говоришь, и есть новый владелец «Морского ветра», — сказала Элли, продолжая хмуриться, — то я готова поспорить, что он к тому же старый, толстый и лысый.

— Поверь мне, Элли, это будут легкие деньги! Напрасно ты так настроена. У него широкие плечи и длинные сильные ноги. Он прекрасно сложен, и живот у него такой же плоский, как у нас с тобой. Слэйд Хокинз ходит как хозяин, выглядит как хозяин, говорит как хозяин. Все девушки на острове сегодня только и шепчутся о нем.

Хокинз?

Элли похолодела. Впрочем, эта фамилия была довольно распространенной.

— Если он владелец или генеральный директор, — сказала Элли, пытаясь прогнать тревогу, — он не станет интересоваться нами, простыми островитянками. Такие мужчины выбирают себе утонченных, образованных женщин.

— Если ему хоть на день больше двадцати восьми, я съем все эти цветы, — весело сказала Сисилу, указывая на огромный венок, который девушки плели для выступления перед гостями. — Ты просто еще ребенок и не понимаешь, что мужчина среднего возраста как раз то, что надо. Тебе не мешало бы получше присмотреться к Барри.

— Ты имеешь в виду Барри Симкокса? Управляющего гостиницей? — от удивления глаза Элли расширились. — Он так убивался, когда его жена вместе с маленьким сыном сбежала в Австралию. Да этот Барри даже краем глаза никогда на меня не взглянул.

— Тебе, должно быть, не видно, как он смотрит на тебя, — сказала Сисилу, качая головой, — а вот все остальные давно это заметили.

В ответ Элли только хмыкнула.

— Что ж, только не говори, что я тебя не предупреждала, — продолжала Сисилу. — Новый хозяин, конечно, будет куда лучшим любовником. Он похож на кинозвезду, только держится строже… — девушка вздохнула. — Такой мужчина знает, что нужно делать в постели. Как только ты его увидишь, сама сразу все поймешь. У него особая аура.

— Честно говоря, ничего я не понимаю, — ответила Элли.

Сисилу критическим взглядом посмотрела на цветок гибискуса, нахмурилась и отбросила его.

— Ты все прекрасно понимаешь. У Тамы тоже есть такая аура.

Тама был вторым сыном вождя полинезийского племени, обитавшего на острове Валану, и двоюродным братом Сисилу.

— Мне жаль, что он вбил себе в голову, что влюблен в меня, — покраснев, сказала Элли.

— Тебе так кажется потому, что ты не влюблена в него, — мудро заметила Сисилу, выбирая следующий благоухающий цветок. — Ты не такая, как мы. Любая девушка на острове с радостью взяла бы его себе в любовники. Впрочем, к девственницам в нашем племени особое отношение. Не беспокойся о Таме. Как только ты уедешь, он обо всем забудет.

Несколько минут девушки молчали, потом Сисилу снова заговорила на волнующую ее тему.

— Новый хозяин живет в Новой Зеландии, — сказала она.

— Там живут еще четыре миллиона человек, — парировала Элли.

— Откуда нам знать, какие ему женщины нравятся? Когда десять минут назад ты шла по фойе, он посмотрел на тебя так, будто его током ударило. Я-то уж знаю, что означает такой взгляд, — Сисилу лукаво подмигнула подруге.

— Не сомневаюсь, — сухо ответила Элли. — Но, может быть, это он на тебя смотрел? Ты ведь самая красивая девушка на Валану.

— Меня он даже не заметил, — выпалила Сисилу.

— Все еще впереди, — продолжала сопротивляться Элли. — Кстати, если он такой красавчик, он, наверное, гей.

— Как бы не так! — Сисилу рассмеялась. — Когда он смотрел на тебя, ему нравилось то, что он видел. Возможно, он не откажется помочь соотечественнице. Почему бы тебе не намекнуть ему на это?

— Большое спасибо, но я не люблю делать намеки, особенно таким образом. Если он хочет мне помочь, пусть оставит на курорте все как есть.

Работа в киоске сувениров была для Элли единственным шансом заработать деньги на дорогу в Новую Зеландию. Но Сисилу, казалось, не слышала ее.

— Заниматься с ним любовью будет нетрудно. Он темпераментный мужчина. Просто огонь! Как бы я хотела оказаться на твоем месте!

Элли, прищурившись, посмотрела вдаль. Высоко в небе пронзительно кричали чайки, а внизу, разбиваясь о коралловый риф, ревели тихоокеанские волны.

Девушки, с которыми Элли вместе росла на Валану, не стеснялись своих сексуальных желаний. Выйдя замуж, они становились верными женами, но до этого им не возбранялось вкушать радости любви с теми мужчинами, которые им нравятся.

Однако отец Элли позаботился о том, чтобы его дочь до замужества не потворствовала ухаживаниям молодых людей и вела себя так, как это принято в приличных семьях в Европе.

— Почему ты так хочешь покинуть Валану? — неожиданно спросила Сисилу. — Здесь твой дом.

Элли пожала плечами.

— Я хочу знать, почему меня бросила мать… И почему мой отец спрятался от мира на далеком острове.

— Он учился вместе с нашим вождем в Окленде.

Элли грустно посмотрела на подругу своими золотисто-карими глазами.

— Но я не знаю даже, кто мои дедушка и бабушка. Отец никогда о них не рассказывал.

Сисилу с сочувствием посмотрела на Элли. Лишиться семьи в Полинезии означало стать изгоем.

— Твой отец был хорошим человеком, — поспешно произнесла Сисилу.

За два года до смерти Иэна Пирса Элли нашла у него в документах то, что очень давно хотела знать, — имя своей матери, и долго копила деньги, чтобы нанять частного сыщика, который смог бы отыскать ее адрес. Досье она получила три месяца назад, и сейчас отчаянно хотела встретиться с женщиной, которая родила ее только для того, чтобы бросить.

— Моя мать была англичанкой. Они с отцом поженились в Англии, а потом переехали в Новую Зеландию. После развода она вышла за другого. Сейчас она овдовела и по-прежнему живет в Окленде. Я не стану вторгаться в ее жизнь, просто хочу спросить кое о чем. После этого я навсегда оставлю ее в покое.

— Но ты ведь вернешься, правда? — с тревогой спросила Сисилу. — Теперь мы — твоя семья.

Элли улыбнулась.

— И о лучшей семье нельзя даже мечтать. Просто я должна узнать… правду.

— Я понимаю, — поддержала подругу Сисилу. — Тебе не понравится Новая Зеландия. Это большая, холодная и чужая страна. Плохое место для того, кто любит Валану.

Сисилу подняла глаза и увидела, что к ним приближается женщина.

— Ой, сейчас что-то будет! — прошептала она. Посмотри, какое у нее лицо.

К девушкам подошла руководительница местного танцевального коллектива и строго произнесла:

— Элли, сегодня ты будешь танцевать. Фили заболела, а нам нужно произвести хорошее впечатление на нового хозяина. Он решает, оставить «Морской ветер» или закрыть его.

— Он не сделает этого! — вырвалось у Элли.

— Еще как сделает, — сказала женщина. — Судя по тому, что я слышала, он хочет закрыть туристический комплекс. Когда его построили, он себя окупал, а теперь из-за войны в Санта-Росе иностранцы боятся ехать сюда.

— Но если дела обстоят так плохо, зачем он купил его? — нахмурившись, спросила Элли.

— Кто знает? Возможно, его обманули. Хотя на простака он совсем не похож. Но тебя все это не касается. Ты должна думать о том, чтобы как следует станцевать сегодня вечером.

Женщина повернулась и пошла прочь. Девушки смотрели ей вслед. Они знали, что руководительница коллектива национального танца была вдовой. Зарплата, которую она получала, шла на обучение троих ее сыновей.

— Если курорт закроется, это станет настоящим бедствием для Валану, — грустно сказала Элли.

— Если ты будешь милой с хозяином, это поможет нам всем, — Сисилу подмигнула подруге. — Ты можешь повлиять на него, и «Морской ветер» будет продолжать свою работу.

Переодеваясь для выступления вечером того же дня, Элли вспоминала об этом разговоре. Человек, который поверг в страх весь остров, будет сегодня наблюдать за их выступлением. Все женщины вели себя необычно тихо. Они знали, что могут в любой момент потерять работу.

— Он здесь, так что не хихикать! — шикнула на танцовщиц руководительница. Из зала ресторана послышались восторженные возгласы и аплодисменты. Это означало, что мужской танец подходил к концу. Руководительница посмотрела на Элли. — Ты хорошо выглядишь. Эти кремовые цветы очень идут к твоим волосам.

Темно-рыжий цвет волос девушка унаследовала от матери. Во всем остальном она была похожа на отца. Вскоре после его смерти Элли нашла фотографию, на которой ее отец был запечатлен рядом со смеющейся женщиной. На этой фотографии он казался таким счастливым, таким гордым и уверенным в себе, что Элли с трудом узнала его. Кроме цвета волос, Элли не нашла у себя никакого сходства со смеющейся женщиной, но, раз фотография лежала рядом со свидетельством о браке, она решила, что эта женщина и есть ее мать.

Рядом со свидетельством о браке и фотографией Элли нашла также официальное уведомление о разводе и несколько газетных вырезок, в которых сообщалось о новом замужестве ее матери два года спустя.

Бой барабанов отвлек девушку от размышлений. Танцовщицы выстроились в ряд. Элли заняла свое место и, поправив неудобный бюстгальтер из половинок кокосовой скорлупы, вместе со всеми запела старинную любовную песню.


…Слэйд Хокинз сидел в дальнем углу ресторана и из-за спин обедающих гостей наблюдал за танцующими женщинами. Все они были любительницами, но танцевали очень хорошо. Бюстгальтеры из половинок кокосовых скорлупок выглядели довольно нелепо. Слэйд предпочел бы, чтобы девушки танцевали без них.

Все посетители ресторана были счастливы наблюдать за их гибкими телами. Темные глаза островитянок манили мужчин из-под красивых, благоухающих экзотическими ароматами венков.

Слэйд еще раз окинул танцовщиц критическим взглядом. Его внимание снова и снова притягивала Элли Пирс. У него было много ее фотографий, но ни одна из них не могла передать истинной привлекательности этой девушки.

Украшенная гирляндами из цветов и зеленых листьев, Элли выглядела одновременно невинно и соблазнительно, но Слэйду было известно, что под этой маской скрывается совсем другая женщина.

Детектив, которого он прислал на остров некоторое время назад, выяснил, что отец привез ее сюда еще младенцем. Сидя в ресторане, Слэйд вспоминал состоявшийся накануне разговор с детективом.

— Местные жители неохотно рассказывали мне о ней и ее отце, — говорил детектив.

— Странно, — удивленно подняв брови, заметил Слэйд. — Я думал, на таких островах, как Валану, все жители хорошо знают друг друга и любят посплетничать.

— Да, но только не с приезжими, — ответил детектив, пожав плечами. — Здесь все очень заботливо относятся к ней. Мне удалось выяснить, что жена управляющего гостиницей приревновала его к мисс Пирс и ушла от него, но следующий человек, с которым я попытался заговорить об этом, сказал, что это ложь.

— А что вы сами думаете? — спросил Слэйд.

— Обитатели острова лояльно относятся к добрачным сексуальным связям. Элли, так же как и другие девушки, производит впечатление легкомысленной кокетки. Я несколько раз видел ее с управляющим гостиницей. Он явно неровно к ней дышит. В нее влюблен еще один юноша, второй сын вождя. Она, конечно же, дурит их обоих.

И ей наверняка это с легкостью удается, подумал Слэйд.

Элли была немного выше, чем все остальные танцовщицы, черты ее лица казались более утонченными, а кожа — золотистой, а не бронзовой, как у других девушек.

Слэйд поймал себя на том, что не может оторвать от Элли взгляд. Это разозлило его.

Выступление закончилось на лирической ноте. После секундной паузы публика взорвалась аплодисментами. Танцовщицы, улыбаясь, исполнили местную версию гавайского танца хула.

Слэйд наблюдал за тем, как плавно покачиваются бедра, как соблазнительно движутся руки девушек. Их улыбки не оставили равнодушным ни одного мужчину в зале.

— Для любительниц они очень хорошо справляются, — похвалил танцовщиц управляющий Барри Симкокс.

— Превосходно, — сказал Слэйд. — Кто они?

— Просто местные, — отозвался управляющий. — Большинство из них работает здесь в гостинице. Крайняя слева преподает в школе. Вторая справа — Элли Пирс. Ее отец — новозеландец, так же как и вы. Вообще-то она не в постоянном составе, просто сегодня одна из девушек заболела, и Элли заменила ее.

— Это та самая, которая работает в магазине сувениров? — спросил Слэйд.

Управляющий Симкокс кивнул.

— Элли — прелестная девушка. Она заслуживает большего, чем Валану может дать ей.

Прищурившись, Слэйд наблюдал за тем, как вереница танцовщиц выходит из зала. Неожиданно Элли повернулась и посмотрела на него. Слэйд вздрогнул. Мельком брошенный взгляд незнакомой девушки заставил его оцепенеть. Он даже не сразу сообразил, что под страшный грохот барабанов на сцену уже выскочили трое мужчин в национальных одеяниях.

Слэйд с трудом взял себя в руки. Давно с ним такого не случалось.

— Она очень способная, — голос Симкокса окончательно вернул Слэйда к реальности. — Но ее отец даже слышать не хотел о том, что ее нужно отправить учиться в Новую Зеландию. Элли достигла бы многого, если бы у нее было больше возможностей.

Услышав это, Слэйд цинично подумал о том, что Элли решила «добиться большего», вымогая деньги у совершенно незнакомых ей людей.

Образ Элли снова возник у него перед глазами. Он может встретиться с ней завтра и задать ей хорошую трепку. Он с удовольствием вытряхнет из нее всю душу, потому что шантаж — самое грязное из всех преступлений на земле.

Но почему же все-таки Элли выбрала своей мишенью его мачеху?..


В маленькой комнатке за сценой танцовщицы снимали с себя неудобные кокосовые бюстгальтеры и туго затянутые на бедрах юбки.

— Он пялился на тебя, — весело заявила Сисилу. — Я же говорила, что он тобой интересуется.

— А мне абсолютно все равно! — ответила Элли, пытаясь скрыть волнение.

— Тогда почему ты обернулась, когда мы уходили? — спросила Сисилу, впрочем, это было скорее утверждение, а не вопрос.

Элли потерла замерзшие руки.

— Просто хотела узнать, как он выглядит.

— Ты почувствовала, что он наблюдает за тобой, — мудро заметила Сисилу и процитировала местную пословицу, которая говорила о том, что глаза — это стрелы любви.

— Не говори глупостей, — отрезала Элли.

Она не могла понять, почему повернулась и посмотрела на Слэйда. Это произошло само собой.

— Ну, так как он тебе? — спросила Сисилу.

— Он производит впечатление, — неохотно заметила девушка.

Вернувшись в свой маленький домик, в котором они когда-то жили вместе с отцом, Элли вспомнила взгляд Слэйда Хокинза, и внутри у нее снова что-то сжалось.

Девушка подошла к сейфу, достала папку и вынула оттуда фотографию своих родителей. Почему ее отец изменил фамилию, когда приехал на Валану?

Элли осторожно развернула газетную вырезку. Заметка сообщала о свадьбе Мэриан Картер и Дэвида Хокинза.

Это произошло через три года после ее рождения и через год после развода ее родителей. Жаль, что в газете не было фотографии, не то сейчас Элли могла бы выяснить, похож ли хоть немного Слэйд Хокинз на Дэвида Хокинза.

— Нет, таких совпадений не бывает, — сказала Элли сама себе и отправилась спать.

Проворочавшись в постели несколько мучительных часов, она все-таки заснула, вернее, забылась беспокойным сном.

На следующее утро Элли проснулась поздно и не успела поплавать в лагуне. Она пришла на работу буквально за секунду до того, как в магазин ввалилась веселая толпа молодых американских туристов.

Молодые люди обступили ее. Они шутили, поддразнивали Элли и отчаянно заигрывали с ней, но все это было так легко и непринужденно, что девушка с удовольствием отвечала им тем же.

Один парень решил рискнуть и зашел дальше других. Смеясь, Элли отстранила его руки и слегка оттолкнула от себя.

— Детка, давай встретимся сегодня вечером, — предложил парень.

В эту минуту в магазин вошел Барри Симкокс. Увидев рядом с Элли молодого американца, он нахмурился. Раньше Элли не придала бы этому большого значения. Она считала, что Барри относится к ней как друг. Но после вчерашнего разговора с Сисилу Элли встревожилась.

Американцы вышли из магазина, и тут девушка заметила, что Симкокс явился не один, а с новым хозяином курорта — Слэйдом Хокинзом.

— Мистер Хокинз пришел с проверкой, — сказал Барри и повернулся к Слэйду: — Как вы уже могли видеть из финансовых отчетов, Элли прекрасно справляется со своей работой в сувенирном магазине.

Девушка протянула руку и тихо поприветствовала Слэйда:

— Рада познакомиться с вами.

Взгляд его зеленых глаз был холоден и непроницаем. Понять его чувства было почти невозможно, но Элли показалось, что Слэйда что-то удивило в ней.

Слэйд пожал ей руку. Сухая, теплая ладонь, мимолетное пожатие длинных пальцев. Элли снова подумала о том, что этот человек обладает сильным характером. Другие мужчины, знакомясь с ней, обычно больно сжимали ей руку. Слэйд не стал делать этого, что только подтверждало его силу и уверенность в себе.

Элли вспомнила, что вчера говорила о нем Сисилу, и покраснела. Слэйд, несомненно, принадлежал к той категории мужчин, для которых женщина не является тайной за семью замками.

— Мне тоже очень приятно познакомиться с вами, — поприветствовал Элли Слэйд, растягивая губы в вежливой улыбке.

Его голос был таким же холодным, как и взгляд.

Элли напряглась. Да, он — босс до мозга костей. Об этом говорил каждый его жест, каждый взгляд, каждое слово. Но зачем же смотреть на нее так, будто она — мусор у него под ногами?

Девушка повернулась, направляясь в комнату, служившую складом. Она хотела принести товар, но Хокинз остановил ее.