logo Книжные новинки и не только

«Узница «Волчьего логова»» Робин Доналд читать онлайн - страница 1

Робин Доналд

Узница «Волчьего логова»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Гейб Консидайн оторвал взгляд от документов, разложенных перед ним на столе, и посмотрел на младшего брата.

— Ну что, давай скажи, что я сошел с ума, — предложил он ему.

Сидевший с хмурым лицом Марко едва не рассмеялся.

— С удовольствием: да, ты сошел с ума.

Гейб поднялся, подошел к окну и посмотрел вдаль, на поля и леса, раскинувшиеся за крепостной стеной замка. Почти на протяжении тысячи лет предки Гейба жили в местечке с весьма красноречивым названием «Волчье логово» и охраняли торговые пути, ведущие из Европы в небольшое княжество Иллария, расположенное на Средиземном море. Сорок лет назад, во время гражданской войны, его дед и бабушка, граф и графиня, ушли в отряд сопротивления, действовавший в горах. И оба погибли, став жертвой предательства... Гейб с братьями выросли в изгнании, с ранних лет испытывая чувство долга по отношению к своему народу, надолго остававшемуся без законного правителя.

Хриплый баритон Гейба нарушил затянувшуюся паузу:

— В таком случае предложи идею получше.

— Как насчет старинных способов пыток? — И Марко хриплым голосом произнес, изображая палача: — «Живо говори, где ожерелье, иначе окажешься вместе с матерью в глубоком колодце!»

— Во-первых, ее мать давно умерла, а во-вторых, твои угрозы выглядели бы намного убедительнее, будь Сара здесь.

— А почему бы нам не выкрасть ее и не привезти сюда в качестве пленницы? Посидит недельку-другую в башне на хлебе и воде среди мерзких крыс и как миленькая расколется.

Гейб пожал плечами.

— В плен — это уж слишком. А вот в гости, почему бы и нет? И скажу тебе честно, ты со своей идеей немного опоздал: я уже пригласил ее сюда.

Марко с интересом покосился на брата:

— Да ты что! Серьезно? Вот так дела! А если Сара не признается в краже ожерелья?

— Вот тогда мы предпримем меры пожестче, чтобы вернуть «Кровь королевы». Ведь оно принадлежит нам по праву.

Зловещее средневековое название ожерелья всегда вызывало в Марко легкий трепет.

— Не думаю, что любая женщина согласилась бы носить украшение с таким названием.

Его брат саркастично усмехнулся.

— Не говори, дамам как раз нравятся подобные вещички. А связанные с ними кровавые истории будоражат их воображение. Что же касается ожерелья «Кровь королевы», то, сам знаешь, его история удивительна. Рубинов подобных размеров в природе не встречается. И неизвестно, как они попали в Европу, кто их огранил и вставил в золотую оправу. Тут невольно задумаешься, не досталось ли это ожерелье нам от ушедшей цивилизации?

— Да ладно! — усмехнулся Марко. — Надеюсь, ты не веришь в легенду о том, что оно якобы было сделано в Атлантиде? Чушь какая-то!

— Нет, конечно. Но сколько людей уже пострадало из-за него. Его первая владелица погибла неподалеку отсюда, пронзенная в грудь разбойничьей стрелой.

Марко прекрасно понимал горечь брата: влюбиться в женщину, которая перед свадьбой украла бесценное ожерелье рода Консидайнов, — просто беда!

Гейб влюбился в Сару Мильтон с первого взгляда, наперекор всем общественным правилам. Мужчина благородного происхождения и женщина без роду, без племени, дизайнер по интерьерам, — пара, что и говорить, не совсем обычная. Через две недели после помолвки он настоял на том, чтобы Сара надела ожерелье на церемонию венчания, которая должна была состояться на юге Франции.

Эту ночь брату никогда не забыть, мрачно подумал Марко. Сара примерила ожерелье, а к утру оно пропало, бесследно исчезло из сейфа в замке, где оставалась будущая невеста.

Марко до сих пор приходил в бешенство при одной только мысли о том, что Сара попыталась обвинить в воровстве их верную служанку. Однако Гейб сразу разгадал ее хитрость.

Неприятное событие держалось в строжайшем секрете, и в прессе три дня спустя появилось лишь небольшое объявление о расторжении помолвки Гейба и Сары Мильтон без объяснения причин.

Марко встретил тяжелый взгляд брата и решил подсластить ему пилюлю.

— Скажи, а ты уверен, что это она взяла ожерелье? Ведь до сих пор нет никаких реальных доказательств. Кроме того, попытайся она продать его, мы бы об этом тотчас узнали. Но пока ничего не слышно.

Непререкаемым тоном Гейб заявил в ответ:

— Это сделала она, и точка. А не продала его только потому, что просто не решается. Вещица-то уникальная. Надо убедить ее признаться в краже и отдать ожерелье нам.

Да уж, если кто и способен выудить признание у Сары, так это Гейб, пришел к выводу Марко, различив жесткие нотки в голосе брата. Гейб всегда пользовался непререкаемым авторитетом и присущей ему внутренней силой, чтобы воздействовать на людей. Уже его внешний вид, безусловно, внушал уважение: высокий, широкоплечий, мускулистый, настоящий воин, каких в нынешнее время почти и не встретишь.

Кто-кто, а Гейб точно способен повлиять на Сару и заставить ее рассказать им всю правду. И, тем не менее, Марко скептически хмыкнул:

— По правде говоря, у меня все-таки остаются кое-какие сомнения. Посуди сам. Ведь она собиралась выйти за тебя замуж, Гейб. Еще бы немного, и она законным путем получила бы ожерелье. Зачем ей было его красть? Где тут логика?

— Видно, к тому времени она уже передумала насчет свадьбы, — с тяжелым сердцем промолвил тот.

Только сам Гейб и Марко знали реальную причину, по которой расстроилась помолвка. Сару застали с любовником. Обнаженную. Кто-то сфотографировал их и за большую сумму денег прислал снимок Гейбу по электронной почте. В тот же самый день исчезло и ожерелье.

— Скажи, а начальнику охраны удалось тогда установить личность фотографа? — поинтересовался Марко.

— Да.

— Полагаю, с него взяли слово, что он не отдаст свой снимок в прессу?

— Безусловно.

Марко облегченно вздохнул и ничего не ответил, а его брат бесстрастным тоном продолжил:

— Да, есть и еще одно любопытное обстоятельство. Перед самой кражей Алекс предложил, чтобы я вернулся в Илларию и объявил о своих правах на правление княжеством.

Марко удивленно поднял брови.

— И что же случилось потом?

— Когда я расторг помолвку, газеты подняли шумиху, выдвигая самые фантастические версии события.

Марко поморщился.

— Да-да, помню. Но какое отношение имеет предложение Алекса к... той фотографии и скандалу?

— Ситуация после той истории резко осложнилась, — Гейб пожал плечами. — Илларийцы — особенно здесь, в горах, — верны старым традициям и до сих пор считают, что их правитель должен быть человеком сильным, смелым, живущим строго по законам совести и чести. Разорванная помолвка бросила тень на мою репутацию в их глазах. — Он горько усмехнулся. — Мне необходимо теперь что-нибудь сделать, чтобы оправдаться перед ними. За этот год мне многого удалось добиться, но пятно еще осталось.

— Так ты всерьез принял предложение взять на себя правление страной?

Алекс, их двоюродный брат, уже много лет находился у власти, и у него, надо сказать, неплохо это получалось. Страна в период его правления не знала особых экономических трудностей. Но теперь он окончательно решил удалиться от дел, поэтому и предложил вместо себя кандидатуру брата.

— Да, — сказал Гейб. — Об этом объявят через пару недель.

Марко присвистнул:

— Так значит, Сара упустила возможность стать первой леди княжества Иллария.

Усмешка скривила рот Гейба.

— Печально, не так ли?

— Но зачем тебе нужно взваливать на себя такую обузу? — с интересом спросил Марко. — Тебе же не нужна ни власть, ни деньги. Мне ли не знать, что высокий титул для тебя ничто. Напротив, ты потратишь на эту должность кучу времени и средств.

Да. У Гейба хватало денег. Во-первых, богатое наследство, во-вторых, разумные вложения в рентабельный бизнес. Что же касается капиталовложений в небольшое княжество, то здесь придется изрядно потратиться, чтобы хоть как-то модернизировать его и поднять уровень жизни населения.

Гейб пожал плечами и выглянул в окно. Там простиралась бескрайняя долина, полная бедняцких хижин.

— Каждый крестьянин в долине вынужден нести на своих плечах бремя ошибок прошлых лет, когда над ними властвовал тиран, захвативший трон моего деда. Поэтому я обязан сделать их жизнь лучше. Я дал себе клятву добиться этого и не отступлю от своих слов.

Марко кивнул, прекрасно зная, что Гейб всегда чувствовал ответственность за судьбу жителей княжества.

— Ты можешь помочь им, не становясь их правителем.

Гейб иронично заметил:

— Ты же знаешь способности Алекса внушать и убеждать. Он способен запросто втянуть любого в свой электронный бизнес, так что...

— Да, этого у него не отнимешь, — усмехнулся Марко. — Я как раз попался в его сети. А как ты отвертелся?

— Просто я занимался совсем другим — пытался выискать способы, как лучше помочь людям. И мне стало ясно, что здесь нужен грамотный руководитель. Недаром многие пытались отговорить Алекса от ухода. Вначале мне казалось, что в основном речь идет о людях старшего поколения, тоскующих по временам своей молодости. Но потом я понял, что молодежи также небезразлична судьба их страны. Именно поэтому и согласился попытаться помочь им. А потом, почему кто-то другой, а не я, должен трудиться над разрешением всех наболевших проблем? Это моя страна, мои соотечественники, и я не хочу уходить в сторону, эгоистически помышляя лишь о собственном благополучии.

Марко призадумался. Он понимал, что не в силах отговорить брата от задуманного. А Гейб тем временем продолжил:

— Именно поэтому скандал, связанный с разрывом помолвки, лег позорным пятном на мой будущий титул и почти поставил крест на всей тяжелой подготовительной работе Алекса.

— Понимаю, — Марко мрачно взглянул на старшего брата.

Какие бы убедительные доводы ни приводил Гейб, ему казалось маловероятным, что Сара Мильтон могла похитить ожерелье. Да еще и путалась с Хоуком Кеннеди. Да, она, конечно, красавица, и любой мужчина не пройдет мимо, не оглянувшись, но это вовсе не значит, что она непременно должна быть вертихвосткой.

— Хорошо, что ты это понимаешь. Надо теперь решить, как исправить положение.

— Если ты будешь продолжать в том же духе, — предупредил Марко брата, — то можешь навлечь на себя еще больше бед. И тогда даже сам Алекс со всей его властью и авторитетом окажется не в состоянии тебе помочь. Трижды подумай, прежде чем приглашать сюда Сару. Боюсь, это сыграет против тебя.

Черты лица Гейба обострились. Он напряженно думал. Все его предки были решительными людьми, их не могли смутить никакие жертвы на пути преобразований своей страны.

Да. Гейб идеально подходит, чтобы заменить Алекса во главе Илларии, ему вполне по плечу добиться процветания страны. И все же Марко сомневался, что брат избрал верный путь поиска ожерелья. На его взгляд, запереть пленницу в замке — все равно, что подписать себе смертный приговор в глазах иллирийцев. Марко недоумевал: что-то здесь явно не сходилось.

Но когда Гейб заговорил, голос его был полон решимости.

— Она приедет сюда по своей доброй воле.

— Но она же не знает, что это твой родовой замок и что ты решил ее задержать здесь надолго.

Гейб зловеще улыбнулся.

— Всего лишь до тех пор, пока она не отдаст мне то, что принадлежит мне по праву, — поправил он и посмотрел на брата. — Успокойся! Я не собираюсь применять к ней средневековые пытки. В ту самую минуту, как она признается мне, где спрятала ожерелье, я отпущу ее. Кроме того, находясь здесь, она не сможет обратиться в полицию или в прессу.

Ледяное самодовольное выражение его лица немного испугало Марко.

— Да уж! В последний раз ей так досталось от журналистов, что она едва ли захочет ввязываться в эту борьбу еще раз.

Он решил сменить тему, чтобы не сыпать соль на незажившую рану брата.

— Ну что, идем? — спросил Гейб.

— Да. Хочешь что-нибудь передать через меня маленькому Алексу?

Лицо Гейба просветлело.

— Всего лишь обними его от моего имени. Марко пожал плечами и весело произнес:

— Ладно, обязательно сделаю это. Жуткий сорванец! Представляю, каково это — быть его крестным отцом! Но ты всегда умел ладить с детишками. — И тут же сменил тему: — Честно скажу, мне очень не нравится твоя затея, Гейб. Но я знаю: пытаться отговорить тебя — пустая трата времени, поэтому умываю руки. Просто будь осторожен, ладно?

Гейб похлопал его по плечу.

— Мне советы не нужны. Человек должен сам отвечать за свои поступки. Но ты, ей-богу, напрасно волнуешься. Все под полным контролем. На этот раз Сара будет находиться на моей территории, так что все козыри у меня на руках. И она будет вольна делать тут все, что ей заблагорассудится.

Проводив Марка до взлетной площадки и постояв несколько минут, глядя вслед вертолету, летевшему через долину к побережью, Гейб вернулся обратно в замок, отмечая по пути, где и что нужно отремонтировать. Замок был старым, поэтому здесь определенно требовались большие ремонтные работы. Саре тут будет, чем заняться.

Ох уж эта Сара! Всех-то она покорила. Даже его брат, Марко, был пленен ее красотой. Безусловно, эти мудрые, серьезные глаза и чувственные губы, они кого угодно сведут с ума. Гейб до сих пор вспоминал о них. Хоть и не без горечи, разумеется. Впрочем, вспоминать — это одно дело, и совсем другое — жениться на их обладательнице. Чего он, безусловно, теперь делать не собирается. Как можно жениться на воровке?

Вскоре он заметил приближающиеся огни еще одного вертолета, который шел на посадку с другой стороны долины. На нем, как он знал, и летела в его замок Сара.

С невероятной холодностью он следил за собственными чувствами. Ничего. Ровным счетом ничего он не чувствует по поводу приезда этой девушки. И с каким удовольствием он вышвырнет ее вон, когда все закончится!

И больше никогда не будет вспоминать.



ГЛАВА ВТОРАЯ


На какую-то долю секунды у Сары перехватило дыхание: свет огней вертолета высветил красную каменную стену замка. Показалось, будто она вся залита кровью.

Второй взгляд прояснил ситуацию: по стене вился плющ, листья которого осенью приняли яркий кроваво-красный оттенок.

— Возьми же себя в руки, — пробормотала девушка, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы. Однако воображением сразу же завладели средневековые истории о вампирах. Надо было меньше в детстве читать всякую чушь!

Смешно бояться! С тех пор как принц Алекс стал править Илларией, страна сделалась более цивилизованной и открытой для всего мира. Кроме того, разве Дракула жил не в Румынии? — усмехнулась про себя Сара. Сама она выросла на небольшом острове в Тихом океане, и ее знания о жителях Илларии ограничивались книгами, которые дал ей перед отъездом ее начальник.

Да и, кроме того, она не пробудет здесь долго. Ей нужно всего лишь увидеть собственными глазами три комнаты и выработать проект по их дизайну, который должен был совмещать современные удобства со средневековыми мотивами.

Если бы все было так просто, думала она, ощущая всей кожей непонятный страх. Еще бы! Скольких сил ей стоило получить этот проект! Американская владелица замка может загубить ее карьеру на корню, если что-то пойдет не так. А ей срочно надо было выкарабкиваться из той трясины, в которую она угодила после той злополучной истории. Еще одного скандала ей не пережить!

Лучше не ввязывайся в это дело, твердила она себе. Однако сомнения кружили вокруг нее, как стая черных ворон, мешая принять правильное решение. Да еще эти кровавые стены... Будто предупреждение об опасности...

Впрочем, что бы ни случилось, жизнь все равно пойдет своим ходом. Этот урок она извлекла из своего недавнего прошлого.

Вертолет приземлился. Девушка вздрогнула и заморгала, возвращаясь в реальность из своих воспоминаний и размышлений. Нахмурившись, она уставилась в темноту. Чего ей, собственно говоря, бояться? Владелицы все равно здесь не будет, так чего волноваться? Неужели на нее так подействовала темная громада замка, где не светилось ни одного окошка?

Внезапно Сара увидела вырезанный на деревянных ставнях старинный герб.

— Волк? — пробормотала она, невольно вздрогнув.

Да. Это был определенно волк: клыки, уши, красный высунутый язык. Очень свирепый образ, лишний раз подчеркивающий зловещий облик замка. Несмотря на то, что окна были темными, девушку не покидало мистическое ощущение того, что за ней кто-то наблюдает. Странно!

Немедленно прекрати истерику, приказала она себе. После возвращения в Лондон надо будет заняться своими нервишками.

Как бы ей сейчас не помешал разговор на родном языке с кем-нибудь! Но пилот английского не знал... Его даже звали необычным славянским именем — Игорь!

Когда она, наконец, подошла к выходу, дверца открылась и до нее донеслась родная речь:

— Добро пожаловать, госпожа Сара!

Ага, наконец-то хоть одно разумное существо. Невысокого роста мужчина, по всей видимости, дворецкий. На его лице было просто написано, что он дворецкий. Более того, явно англичанин. Этот акцент не спутаешь ни с каким другим.

Облегченно вздохнув, она улыбнулась и спустилась по маленькой лестнице на землю.

— Сюда, пожалуйста, госпожа Сара, — произнес почтительно дворецкий, забрав у нее чемодан и взмахом руки указав ей дорогу.

Вскоре они вошли во внутренний дворик. Сара увидела цветы на клумбах, и напряжение ее тотчас спало. Цветы — это прекрасно! Она радостно вздохнула. Да и воздух здесь великолепный. Он был напоен теплом прошедшего осеннего дня. Окончательно подавив свой глупый страх, Сара выпрямилась и решительно последовала за дворецким.

Дорога к замку была выложена крупными булыжниками. Идти по ним в туфлях на высоких каблуках — что может быть неудобнее? Сара, споткнулась и едва не упала.

— Осторожнее, госпожа Сара! Осталось уже немного, — подбодрил ее дворецкий и провел к боковой двери, массивной и необычайно крепкой на вид. Такую дверь не выломаешь. Попадешь в такой замок узницей — и пиши пропало. Впрочем, что за странные мысли лезут ей в голову. Какие, к черту, узницы. Слава богу, двадцать первый век на дворе. Определенно, она устала. Вот ей и не по себе.

Тяжелая деревянная дверь вела в просторный холл, хранивший атмосферу средневековья.

Слуга вежливо ей улыбнулся.

— Проходите! Надеюсь, путешествие было приятным.

— Очень. Спасибо, — ответила Сара автоматически, следуя за ним.

В замке, против ее ожидания, было тепло и светло. Повсюду стояла дорогая антикварная мебель. И ни пылинки! Кто же здесь следит за порядком, если ни в одном окне замке не горел свет? Ничего не скажешь, странное местечко!

Они подошли к очередной двери. Крупный темного цвета цветочный орнамент, украшавший стены холла, создавал мрачное настроение. На одной из стен висел огромный старый ковер с изображением волка.

Да что она тут делает? — вновь призадумалась девушка. Сфера ее профессиональных интересов лежала в оформлении современных домов, с такими сложными интерьерами ей еще никогда не доводилось сталкиваться. Она работала в Лондоне и на юге Франции, но древние родовые замки... здесь ведь нужны особые знания и навыки.

Но с другой стороны, такой заказ содержал в себе определенный вызов ее мастерству и вкусу.