logo Книжные новинки и не только

«Узница «Волчьего логова»» Робин Доналд читать онлайн - страница 2

Попробовать свои силы в решении столь необычной проблемы крайне рискованно, но чрезвычайно интересно. А вдобавок ко всему в дальнейшем это будет новый очень выигрышный пункт для ее резюме. Уж если она справится со средневековым замком, то все поймут, что ей любые задачи не страшны!

Дворецкий повел ее по длинному коридору. Казалось, он никогда не кончится.

Чтобы снять напряжение, Сара поинтересовалась нарочито бодрым голосом:

— А у замка есть название?

— Да, мэм, есть. «Замок Волка» или, как называют его местные жители, «Волчье логово».

С нее довольно! Отправиться в такую даль, чтобы оказаться в... волчьем логове! Надо будет побыстрее заняться делом, чтобы сократить срок командировки.

— Теперь понятно, почему везде видны изображения волка.

— Совершенно верно, госпожа Сара, — ответил слуга, открывая перед ней небольшую деревянную дверь, оказавшуюся входом в лифт.

Господи, да когда же они доберутся до ее комнаты?

Поднявшись на пару этажей наверх, они очутились в довольно запущенном, но изящно декорированном помещении. Когда-то стены украшали орнаменты из цветов и виноградных лоз. Если все это отреставрировать, то будет очень мило.

Теперь понятно, почему ее заказчица, миссис Эббот Армитаж, попросила ее заняться реставрацией комнаты. Здесь просто невозможно жить.

Слава богу, нигде не видно ни одного изображения волка. Возможно, миссис Эббот эти серые хищники и нравятся, но вот самой Саре они успели изрядно надоесть даже за столь короткое время.

Слуга указал на дверь в глубине комнаты.

— Вон там находится ванная, — сказал он. — Если хотите часок отдохнуть, пожалуйста. Или могу предложить проводить вас в гостиную, чтобы вы выпили чай перед ужином.

— Понятно. Я действительно немного устала с дороги и, пожалуй, отдохну... — задумчиво ответила она. — А мне показалось, что в замке, кроме нас двоих, никого нет.

Слуга никак не отреагировал на ее слова, лишь молча поклонился и развернулся, чтобы уйти.

Нахмурившись, Сара наблюдала, как слуга исчезает за дверью лифта. Такая холодная церемонность обращения с ней несколько смутила ее. Впрочем, хорошо еще, что он не пообещал ей принести ужин в ее комнату. А то можно и свихнуться от ощущения замкнутого пространства.

— Как бы там ни было, мне надо всего лишь набросать предварительный план по оформлению интерьера. День-другой — идо свидания! — сказала она громким голосом вслух. Слова ее гулко отразились в пустой комнате, и какой-то недобрый холодок пробежал по коже.

Решив вести себя как можно более непринужденней, девушка подошла к балкону, двери которого были раскрыты настежь, впуская в комнату теплый вечерний воздух, напоенный ароматом трав.

Какой тут все-таки чистый воздух, просто надышаться нельзя! Да и вид на долину открывался просто великолепный. На горизонте вырисовывались пики далеких гор, а долина пестрела далекими огоньками домов. А при дневном свете, наверное, и вовсе глаз не отвести.

Повернувшись в другую сторону, она увидела неподалеку одну из башен замка. И пару освещенных окон! И в них... она ясно различила чью-то мелькнувшую тень.

Уж не оттуда ли за ней наблюдали? Девушка невольно отпрянула и вернулась в комнату. Людей здесь мало, кто находится в замке — неизвестно, на всякий случай лучше вести себя поосторожнее.

Саре почему-то припомнился родной дом, и чувство тоски нахлынуло на нее. Как давно она не была на родном острове в Тихом океане! И все из-за этого скандала с Гейбом, который испортил ей жизнь и карьеру!

Губы девушки сложились в горькую усмешку.

Воровка! — дал он ей прозвище. Что может быть оскорбительней? Но хуже всего то, что об этом скандале узнал ее работодатель и сразу же выставил за дверь.

В итоге все, что она любила, что созидала с таким трудом, оказалось под угрозой. Как тут не поверишь легендам, повествующим о проклятье ожерелья? Ей довелось надеть его всего лишь раз, но и то, когда оно коснулось ее груди, мурашки пробежали по коже.

Гейб сам надел тогда ожерелье ей на шею, и даже прикосновение его рук не согрело ее.

«Кто его сделал?» — спросила она тогда Гейба.

«Об этом никто не знает, — ответил тот, хитро прищурившись. — Некоторые эксперты говорят, что оно происходит из скифских сокровищ. — Это кочующий степной народ древности, известный своей жестокостью и мастерской работой по золоту. А рубины совершенно точно из Мьянмы».

Девушка долго смотрелась в зеркало, оценивая красоту ожерелья. Она была, безусловно, очарована его древней историей. И все же что-то в нем пугало ее и отталкивало!

А Гейб еще осмелился думать о том, что это она украла дурацкое украшение!

Ах, как она проклинала его за все свои мучения! Как некстати разразился этот скандал!

Гейб с необычайной жестокостью использовал свои связи и влияние, чтобы разрушить ее жизнь.

А она его любила! Вот дурочка! И даже убедила себя в том, что он тоже любит ее. Иллюзия растаяла как дым, больно уязвив ее гордость.

Сара покрутила головой, стараясь прогнать наваждение прошлого. Все ушло безвозвратно. Она живет в настоящем, и будет действовать так, чтобы в ее адрес больше не было никаких нареканий.

Она покосилась на часы. Надо одеться к ужину, кем бы ни был ее хозяин или хозяйка. Девушка заглянула в гардероб и удивилась: там было несколько вполне приличных платьев для светского ужина. Вот это да... предусмотрительные хозяева, однако!

Одевшись, она взглянула на себя в зеркало.

Выглядела она вполне изящно. Настоящая светская дама.

Волосы аккуратно зачесала назад и убрала в классический пучок.

В дверь постучали. Сара вздрогнула. Так, спокойно! Здесь нет вампиров, напомнила она себе.

В комнату вошел уже знакомый ей дворецкий.

— Следуйте за мной, пожалуйста, — попросил он и повел ее по незнакомому пути. — Мы идем на веранду. Там не такая официальная обстановка, как в гостиной.

Вот и отлично, обрадовалось она. Официальная обстановка ей ни к чему!

Пытаясь сохранять хладнокровие, девушка смотрела по сторонам, оценивая вкус владельцев замка. Несмотря на то, что ее клиентка жила в Америке, предки ее были из древнего европейского рода, о чем свидетельствовали огромные старинные фамильные портреты, висевшие на стенах коридора. Удивительно, но ей казалось, будто они все ей кого-то напоминали. Вот только кого?

Дворецкий остановился перед дверью и, распахнув ее, возвестил:

— Мисс Мильтон.

Сара шагнула в комнату и замерла, охваченная ужасом. У камина стоял... Гейб Консидайн, одетый в черный смокинг, явно очень дорогой и безукоризненно на нем сидевший.

Ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он поднял глаза на Сару.

— Спасибо, Вебстер, — проговорил он вежливо и, когда дверь за слугой закрылась, обратился к гостье: — Добро пожаловать в мой родовой замок, Сара.

Девушка гордо выпрямилась и, нервно сглотнув, проговорила:

— Я бы не сказала, что очень рада оказаться здесь.

— Иного я и не ожидал, — признался хозяин дома. Его глаза хищно блеснули.

Гейб отметил верно выбранный наряд Сары, который ей очень шел и в котором она смотрелась настоящей принцессой. Не спеша и цинично оценил ее фигуру. Затем внимательно взглянул на лицо. Классическая прическа открывала идеальные черты лица, немного холодные, если бы не губы. Сара слегка подкрасила их розовым блеском, и теперь они напоминали нежную розу в капельках росы...

Непрошеные образы тотчас возникли в воображении Гейба, отвлекая от поставленной им перед собой задачи.

Но он жестко взял себя в руки.

— Неплохо выглядишь, — произнес он сухо. — Как и подобает деловой женщине. Впрочем, имидж — это же твоя специальность.

Кажется, она даже не покраснела.

— Надеюсь, мой талант простирается чуть дальше, чем простой подбор платья на вечер, — заметила она. — Я специализируюсь в области дизайна интерьеров. И у меня по этой части большой опыт. Как я заметила, этот кабинет совсем не похож на те помещения, в которых я уже побывала, — она сделала плавный жест рукой.

Отличное начало: с места в карьер.

— Хорошо, я это учту, — произнес он ровным тоном и тут же предложил: — Выпьешь?

К его удивлению, она согласилась.

Очень кстати, подумала со своей стороны Сара. Мало того, что вся атмосфера замка действовала ей на нервы, так еще теперь и эта неожиданная встреча. Выпить ей действительно не помешает. Но почему шампанское? Они что-то празднуют? Или он таким изощренным образом решил направить ее мысли в нужное ему русло? В любом случае ему удалось вселить в нее неуверенность в себе.

Когда она принимала бокал из его рук, ее пальцы дрогнули.

— За встречу! — Гейб поднял бокал.

Сара опустила глаза, сердце ее лихорадочно забилось. За встречу? О чем это он? Что он задумал?

Пригубив шампанского, девушка поставила бокал на стол.

— Зачем ты меня сюда позвал? — спросила она сдержанно.

— Настала пора кое-что обсудить, — ответил он, не смотря в ее сторону.

Любопытно, что именно. То, что он не любит ее, она уже поняла. Что же тогда?

Разве что... а вдруг он хочет возобновить их отношения? Вот было бы здорово!

Да нет. Это невозможно. Такой человек, как он, влиятельный и богатый, разве он может иметь что-нибудь общее с такой женщиной, как она? С простым дизайнером, у которой нет ни денег, ни знатного происхождения, ни должного социального статуса. Более того, она даже не знает имени своего отца.

Острая душевная боль пронизала ее, и девушка сделала еще один глоток вина. Гейб насмешливо посмотрел на нее.

— Не знаю, зачем ты меня сюда завлек, да еще обманом, но мне нечего с тобой обсуждать. Разве что исчезновение ожерелья. Но я скажу то же, что и в прошлый раз: я ничего об этом не знаю. Если бы знала, что замок — твой, никогда бы сюда не приехала.

Гейб поднял бровь. Он не верил ни единому ее слову.

— Непохоже на тебя. Неужели ты не проверяешь данные клиента, когда начинаешь новый проект? Разве ты не знала, что замок расположен в Илларии и что я родом отсюда же?

— Я знала, что твой кузен — принц, но понятия не имела, что у вас есть здесь замок! — возразила она. — В любом случае, если ты хочешь...

Он перебил ее ледяным тоном:

— Не лги, Сара!

Даже сам тон фразы был оскорбителен. Горечь и гнев заполнили ее сердце.

— Никогда бы не догадалась! Я считала, что ты в Южной Америке.

— А я находился здесь. Специально, чтобы организовать твой визит в мой замок.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Гейб подошел к ней с хищной грацией волка — животного, которому поклонялись его предки. И только гордость не позволила Саре отступить назад. Она подняла глаза и смело встретила его взгляд. Пусть и не надеется! Она не смалодушничает.

— Я тут не останусь, — возразила она.

— Останешься до тех пор, пока я тебя не отпущу, Сара.

— Ты не вправе командовать мной! — негромко выдохнула она, понимая, что криком тут явно не поможешь.

— Я могу сделать все, что захочу, — и он многозначительно потянул паузу. — Никто не знает, что ты здесь.

— Мой босс...

От его улыбки кровь застыла в ее жилах.

— Не поможет.

Сара судорожно сжала ножку бокала.

— Хочешь сказать, что за предложением о работе стоял тоже ты?

— Конечно. И теперь я могу спокойно за тобой наблюдать. Ты мне нужна здесь, — сказал он как можно равнодушней. Словно бы он каждый день таким образом приглашал сюда гостей.

Сара взирала на него в немом изумлении.

Итак, ее мечта о работе для солидной деловой дамы разлетелась в пух и прах. Все это было ложью, такой же, как и ложь о его любви к ней.

Она должна была догадаться, что дело об исчезновении ожерелья не закрыто. Недаром дурное предчувствие не оставляло ее, пока она летела сюда. Надо было прислушаться к внутреннему голосу, предупреждавшему об опасности. Ей ведь сразу стало понятно, что ничего путного из этой затеи не выйдет.

Так значит, он хочет ей отомстить... Что же, посмотрим, кто выиграет. Потому что ей не в чем каяться.

— Видишь ли, мне нужно ожерелье, Сара. Скажи мне, где оно, и я тотчас отпущу тебя на все четыре стороны, а твоя жизнь снова наладится.

Да она могла бы рассмеяться ему прямо в лицо. И он еще смеет говорить о ее жизни, когда сам же и разрушил ее. Когда она заявила, что не имеет к исчезновению ожерелья никакого отношения, он только поморщился. Зато охотно слушал других, кто обвинял ее в краже!

— Послушай. Если бы я знала, где рубины, поверь, я бы давно сказала тебе.

— Нет, это ты послушай, — с нажимом сказал он. — Скорее всего, ты просто испугалась. Украла, а потом испугалась. Вот почему я и пригласил тебя сюда. Здесь ты в полной безопасности. И можешь мне довериться.

— Ничего себе безопасность! — вырвалось у нее.

Мужчина безразлично пожал плечами.

— Безусловно, рядом с тобой буду я. Но меня же ты не боишься. Я же не какой-нибудь дикарь и не собираюсь тебя обижать.

— Ага. А пару минут назад ты мне открыто угрожал! — Нет, ни за что на свете она ему больше не поверит.

А как он на нее смотрел! Словно волк на овцу. Голодным взглядом хищника.

И потом, едва ли она будет ощущать себя в безопасности рядом с ним. Ведь он постоянно будет мелькать у нее перед глазами. Его статная фигура, загорелая кожа, черные как смоль волосы, а глаза... такие же холодные и голубые, как северное небо.

— Перестань трястись, все равно не убедишь меня в своей непричастности к краже. Лучше скажи мне, где ожерелье, и я, поверь, отстану от тебя.

Последний луч надежды погас. Да как вообще он может считать себя человеком чести, если думает, что она способна на кражу? Сара стрельнула гневным взглядом в Гейба и поняла: он вовсе не шутит.

Страх медленно заполз в ее сердце.

— Что ты хочешь сделать со мной?

Его черные брови сошлись на переносице.

— Все, что захочу, поверь, — сообщил он насмешливо. — Но придержи свое живое воображение. Обижать я тебя и правда не намерен.

— Как я могу доверять тебе? — спросила она, наконец, в полной мере оценив ситуацию, в которую попала. — Ведь ты не веришь ни единому моему слову.

— Я тебя обижал до сих пор?

— Я не... нет, — признала она недовольно. Физически, конечно, нет. Но ведь есть масса других способов.

— Тогда прекрати возводить на меня напраслину, — сказал он резко. — И не пытайся сменить тему. Если волнуешься насчет своей безопасности, тогда признайся в краже. Знай, никто не придет тебя выручить, эту крепость ни одна армия не возьмет.

Саре не везло. Кажется, все, что она говорила, оборачивалось против нее.

— Не понимаю, что тебе от меня нужно.

— Расскажи мне все подробности кражи. Обещаю, что с тобой ничего не случится, если ты сознаешься. — Гейб тоже упрямо стоял на своем.

Точно так же он когда-то обещал ей любовь и золотые горы.

— Я не знаю, что случилось с ожерельем, — сказала она ему, устав повторять одно и то же по десять раз. — Я отдала его служанке, Марии, чтобы та положила его в сейф. И это все, что я знаю.

— Отлично. — Гейб кивнул, чем весьма озадачил девушку. — А служанка клянется и божится, что спрятала его в сейф. Но час спустя она поняла, что не положила туда твое обручальное кольцо, поэтому вышла из своей спальни, чтобы сделать это, позвав меня или тебя. Когда же подошла к сейфу, тот был открыт. Открыть его мог только человек, который знал код. Ты. Да к тому же ты оставалась там с Хоуком.

Вот уж чего она никак не ожидала. Еще не хватало напоминаний и об этом!

— Мария тоже могла взять.

Выдержав ее взгляд, он равнодушно заметил:

— Мария совершенно точно вне подозрения.

— И почему же ты в этом так уверен? — спросила она, не желая сдаваться.

И в самом деле, странная история. Сара прекрасно знала: если она не брала ожерелья, то, значит, это могла сделать только Мария. А она, видите ли, вне подозрений! Абсурд какой-то!

— Уверен, и все, — твердил он. — Кроме того, «Кровь королевы» еще не появилась на рынке...

— Откуда ты знаешь?

Гейб снова пожал своими широкими плечами. Ох, если бы он умел читать мысли! Он бы убедился тогда в ее невиновности.

— Видишь ли, ювелирный мир очень узок, и, появись в нем «Кровь королевы», все об этом давно бы уже знали. И, кроме того, крайне невыгодно продавать это ожерелье в том виде, в каком оно существует.

Девушка нахмурилась.

— Это еще почему?

— Потому что его нельзя надеть, нельзя никому ни показать, ни передать по наследству. Иначе этот человек или его потомки будут навеки прокляты. Если бы не было меня, то эта вещица перешла бы к илларийцам, потому что исконно ожерелье принадлежит им. Оно было найдено здесь — он умолк на мгновение. — Но до сих пор его не купил ни один коллекционер, Сара.

Ледяной взгляд продолжал сверлить ее. Сара поежилась.

До сих пор она не представляла себе, насколько еще жива в ней память об этом мужчине. Оказывается, ей не удалось полностью избавиться от тревожащих воспоминаний о том, как сильно она его любила.

Гейб продолжил невозмутимым тоном:

— Правда, его можно сломать и продать отдельно камни на черном рынке. Когда тиран взошел на трон Илларии, мой дед отдал ожерелье верному человеку, чтобы тот спрятал его. Когда тирана свергли, этот человек отдал ожерелье мне. Я знаю каждый камешек ожерелья, каждый его изгиб. Таких рубинов в мире больше не существует, поверь. Так что если хотя бы один рубин появился на черном рынке, я бы узнал об этом через пару часов. Но этого не случилось. Значит, его не продали.

— Видимо, Мария не хочет его продавать.

Не дрогнув, он сказал:

— А ты можешь назвать мне хотя бы одну причину, по которой Мария пожелала бы украсть ожерелье? Ведь она служила еще моей бабке!

Ох, сколько бессонных ночей провела Сара, гадая над этим вопросом. И лишь один ответ приходил ей на ум: все подстроили намеренно, чтобы бросить тень на репутацию Сары, потому что кто-то очень не хотел этой свадьбы.

— Мне очень жаль, что все так произошло, но я действительно не имею ничего общего с этой кражей.

Гейб выпил еще вина и со стуком поставил бокал на стол, едва не расплескав жидкость.

— Я не верю, что Мария взяла его, потому что она и есть тот человек, который спрятал ожерелье, когда мои дед и бабушка покинули замок.

Девушка в удивлении уставилась на него. Эту историю она знала. Генерал армии, выступившей на стороне тирана, человек, чей жестокий характер уже вошел в легенды, грозился убить любого, кто встанет на защиту замка. Тогда дедушка и бабушка Гейба скрылись в ночи и присоединились к повстанцам. Они сражались до конца, пока смерть не настигла их.

Тихим голосом она сказала:

— Именно поэтому ты сделал ее моей служанкой?

— Частично. Она спросила меня, может ли быть полезной. Тогда я решил — пусть помогает тебе.

Сара закусила губу.

— Да, — усмехнулся он, отвечая на ее молчаливый вопрос. — Ты выбрала не того человека, чтобы обвинить его. Мария никогда не стала бы красть ожерелья, ведь именно она прятала его столько лет, стоя на страже нашей чести. Она лучше всех понимает его ценность для нас.

— Поэтому ты так хочешь его найти? — спросила Сара.

Теперь она хотя бы понимала, почему он не обвиняет Марию... Правда, все равно это никак не проясняет дело...