logo Книжные новинки и не только

«Узница «Волчьего логова»» Робин Доналд читать онлайн - страница 4

Да и потом, кто поверит, что он держит ее в заточении? Она ведь не сказочная принцесса, а мы живем в двадцать первом веке.

Кусая губы, девушка порылась в чемодане.

Итак. Что же ей делать? Кто сможет ей помочь? Никто, отвечал ей внутренний голос. Но ведь должен же быть какой-то выход?

Через мгновение до нее дошло, что ловушка захлопнулась: ни паспорта, ни телефона, ни даже ноутбука в чемодане не было. Исчезли и другие ее документы, вплоть до кредитной карточки и корешков авиабилетов.



ГЛАВА ПЯТАЯ


Страх ледяной рукой сжал Саре сердце и парализовал все мысли.

Она шагнула к двери, остановилась в нерешительности, потом подошла к очаровательному маленькому столику, стоявшему перед окнами. Может, чересчур усердная служанка просто взяла ее ноутбук и другие пропавшие вещи из сумки и убрала их в столик?

Увы, там ничего не оказалось, кроме пачки бумаг и конвертов, на которых стоял штамп в виде герба с изображением все того же волка. Стараясь не замечать прочно угнездившегося в ее груди страха, Сара принялась обследовать комнату в поисках пропавших вещей. Но ни под кроватью, ни в других ящиках ничего не нашлось.

Она тяжело вздохнула и, прекратив исступленные поиски, присела на кровать. Руки дрожали. Она сцепила их вместе, и в это самое время слова Гейба, сказанные им на прощание, эхом прозвучали в голове: «Если тебе что-нибудь понадобится, позвони в колокольчик...»

Слабый шанс, конечно, даже не шанс, а вероятность, но попробовать стоило. Может, служанка забрала ее вещи случайно? Глупость несусветная! Нет, а что? Может быть, она решила положить их в более надежное место? В сейф, например.

Сердце недобро стукнуло, и Сара вспомнила прошлогодние события.

И все же девушка постаралась внутренне собраться и дернула колокольчик.

Пару минут спустя она услышала громкий стук и подняла глаза. Дверь открыл сам Гейб. Девушка смущенно заморгала, поднялась на ноги, пытаясь не замечать биения собственного сердца.

— Я звонила служанке, — холодно объяснила она.

Мужчина успел переодеться. На нем была простая черная рубашка и брюки. Воротничок чуть приоткрылся, и в разрезе была видна смуглая кожа шеи.

На губах застыла дерзкая усмешка.

— Служанки уже спят, — ответил он. — И, кроме того, они все равно не знают английского.

Так значит, Гейб все это предвидел. Придя в ярость, девушка спросила:

— Где мой паспорт?

— В надежном месте, как деньги и мобильник, — он с интересом изучал ее лицо. — И ноутбук. Здесь они тебе точно не понадобятся. Рассматривай свое пребывание здесь как отпуск. Подумай сама — куча преимуществ. Например, не надо бегать в поисках работы и думать о хлебе насущном.

— Негодяй! — прошипела она со стиснутыми зубами.

— А ты воровка, — не остался он в долгу. Столь открытое оскорбление привело девушку в ужас.

— Не нравится? — он иронично изогнул бровь. — Ну, чтобы эта сцена больше не повторялась, я должен тебе сказать, что, кроме Вебстера, тут никто не говорит по-английски. Но даже если бы они и знали твой родной язык, все равно никто не поможет тебе устроить побег. Не будет этого делать и Вебстер. Он обязан мне своей жизнью и беззаветно мне предан.

Сара облизнула сухие губы. Выходит, она действительно находится в плену, как это ни дико звучит!

Гейб молча ждал ее ответа, но так и не дождался.

— Сара, ты здесь одна, и тебе никто не поможет. Поэтому, как говорится, расслабься и получай удовольствие.

Сару била дрожь. Эмоции переполняли ее. Еще никогда прежде ей не доводилось оказываться в такой дурацкой ситуации.

С удивительно наглым равнодушием Гейб промолвил:

— Учти, дверь будет заперта. Что же касается окон... стоит тебе выглянуть, как сразу отпадет всякое желание связывать простыни и спускаться по ним вниз — тут слишком высоко. Только руки-ноги поломаешь. А моя новая охранная система, которую я недавно установил в замке, тотчас доложит мне о любых твоих подозрительных действиях.

Да... вот попала, так попала... Значит, Гейб так и не поверил в ее невиновность... За что же ей судьба уготовила такое мучение? Ведь она совершенно ни в чем не виновата!

Сара гордо подняла голову и посмотрела Гейбу прямо в глаза, надеясь, что ее голос не дрогнет:

— Как много предосторожностей! И все ради меня одной? Не слишком ли много чести? Ты настолько мне не доверяешь?

Казалось, он забавляется.

— Я так не говорил, Сара. Странно, что ты так думаешь, — выражение его лица стало внезапно каким-то задумчивым. — Или ты надеялась спокойно заснуть сегодня?

Итак, он пришел в ее спальню со слишком очевидными намерениями. Все в нем говорило о том, что он просто хочет ее. И как же она сразу об этом не догадалась? Ею овладело сразу несколько противоречивых чувств — страх, боль, гнев и... острое ожидание.

Потому что она тоже его хотела.

Любопытно, какая же примитивная страсть жила в ней, что она готова принять в объятия человека, который считает ее воровкой и держит взаперти вопреки ее воли. Это явно не любовь.

И если она сейчас поддастся этой яростной страсти, она навсегда опустится в собственных глазах. Да и в его тоже.

Он был совсем рядом, только в одном шаге, поэтому ей с трудом дался ответ:

— Нет! Не приближайся ко мне!

Его улыбка была скорее похожа на кривую ухмылку.

Несмотря на все злоключения, Сара не могла контролировать неожиданный прилив дикого возбуждения.

— Уверена? — это слово служило приглашением в страну необузданной страсти, напоминая ей блаженные моменты их любви.

— Совершенно, — ответила она хрипло.

— Лгунья!

Он провел своим тонким изящным пальцем по линии ее губ. Легкое, будто перышком, прикосновение разбудило в ней ад эмоций. Каждой клеточкой своего тела она хотела его. Не в силах свободно дышать, она стояла как каменное изваяние, прикрыв глаза и думая лишь об одном: она будет сопротивляться до последнего.

И в самый последний момент он неожиданно прекратил ее мучения, отойдя к двери.

— Увидимся утром, — сказал он хрипло и открыл дверь.

Дверь за ним закрылась, и девушка услышала поворот ключа.

Вся дрожа от негодования, Сара рухнула на огромную кровать. Думай, приказала она себе. Тебе надо подумать...

Господи, ну почему она так реагирует на одно лишь прикосновение Глейба? Ведь он оскорбляет ее, измывается над ней. Она ведет себя так, будто у нее нет никакой гордости, будто все готова простить ему за один только поцелуй.

Ах, будь проклято это несчастное ожерелье! Всем оно несет одни лишь несчастья и муки!

Беглый взгляд на часы подсказал ей, что она не спала уже около двадцати часов.

Что же, так она ничего не решит. Ей нужно поспать для начала.

В ванной она умылась, сняла косметику, пользуясь только теми косметическими средствами, которые захватила с собой. Она не доверяла Гейбу ни в чем.

Желудок недовольно заурчал. Ложиться спать приходилось голодной. Какая она глупая! Надо было поесть за ужином.

Девушка посмотрела на себя в зеркало-

— Он считает тебя лгуньей, воровкой и человеком без совести и чести. Вспомни об этом, дорогуша, когда он снова попытается поцеловать тебя.

Она не может стать любовницей такого человека. Это самое худшее из всех возможных оскорблений.

— Любовь — другое дело, — проговорила она медленно, и в глазах появились слезы. А ведь она его так любила...



Стук в дверь выдернул ее из сна. Кошмар сна перенесся в реальность. Сонная, Сара зарылась в подушки, но спрятаться от голоса Гейба не смогла:

— Доброе утро, Сара, — насмешливо проговорил он, стоя в дверях. — Ты слишком долго спишь.

На мужчине был костюм для верховой езды, который невероятно шел ему. Девушка даже затаила дыхание. До чего же он красив! Такой величественный и гордый.

— Чего тебе тут надо? — набросилась на него она. Отбросила прядь волос с раскрасневшегося лица и выпалила следом: — Убирайся отсюда!

Его пытливый взгляд пробежался по комнате, а затем остановился на ее открытых плечах и груди. Девушка машинально натянула на себя одеяло, а сама медленно растаяла под его слишком красноречивым взглядом.

Неудивительно, что она так быстро влюбилась в Гейба. Перед его мужественной чувственностью не устоит ни одна женщина!

— Не волнуйся, — сказал он равнодушно. — Я не совершаю одну ошибку дважды. Я всего лишь хотел предложить тебе утреннюю поездку на лошадях.

Когда-то давно, когда они еще любили друг друга, Сара рассказала ему все о своем детстве и своих предпочтениях. Он знал, что она любила кататься на лошадях и не мыслила себе жизни без них. Тогда же она поведала ему о том, что ее мать утонула в бурном море. Он был растроган ее рассказом. Но теперь девушка узнала гораздо больше об этом человеке и не верила в его сочувствие.

— Нет, — сказала она как можно более ровным тоном. — Я приехала сюда работать, а не отдыхать. Этим я и займусь. За это мне обещали заплатить. Например, эта комната требует ремонта.

И она бросила взгляд на ужасную мебель в стиле барокко.

— Увы, работодатель не заплатит тебе, — напомнил он.

— Зато ты заплатишь мне! — в негодовании воскликнула она.

— Возможно... Если все сделаешь без сучка, без задоринки, — усмехнулся Гейб. — Твой шеф утверждает, что у тебя талант. Стоит ли ему верить?

— Не бойся! Сделаю на славу. Твои деньги не пропадут даром... — Сара запнулась. От волнения она не могла говорить.

— Что такое?

— Я... не желаю быть в долгу у человека, который считает, что я воровка!

— Если это так важно для тебя, могу сообщить: существует много разных способов отплатить мне, — небрежно бросил он.

Когда через минуту до девушки дошло истинное значение его слов, она от возмущения всплеснула руками и уронила одеяло. Гейбу открылось впечатляющее зрелище. Ночная рубашка была прозрачной и ничего не скрывала.

— Убирайся! — рявкнула Сара, горя от стыда и гнева, и судорожным движением снова натянула на себя одеяло.

— Ты же не хочешь на самом деле, чтобы я ушел. Твое тело мне ясно об этом говорит, — сказал он иронично. — Да и мое не лжет.

Уж этого Сара никак от него не ожидала. Краска залила ее лицо, когда она поняла, насколько он сам возбужден. И страсть вновь ожила в ней.

Гейб продолжал:

— Я до сих пор нахожу тебя очень привлекательной. Мы не при свете софитов, поэтому можем вполне честно выяснить отношения.

Девушка ткнула в него пальцем:

— Но ты ведь до сих пор считаешь, что я украла ожерелье?

— Если ты докажешь...

Сара ничего не хотела так, как просто упасть на подушки и заснуть. Она была не в настроении спорить и что-то доказывать.

— В твоих же интересах доказать, что я виновна, Гейб. Я не могу оправдаться в твоих глазах. Ты уже сделал свой выбор. Так что я не поеду с тобой на верховую прогулку. Я буду работать над дизайном для трех комнат, о которых шла речь. И начну с этой. Для этого я приехала. Этим и собираюсь заниматься. И, пожалуйста, не мешай.

— А мне казалось, что ты хочешь разузнать пути бегства. Нет?

Естественно, она хотела. Но вряд ли она ему это скажет.

— Вставай и одевайся. Мы едем кататься, — приказал он.

Их глаза встретились на миг в немом поединке.

— Или я сделаю это за тебя, — закончил он свою мысль.

Да... он точно это сделает. Она прекрасно знала, чем все это может закончиться. Ведь предательское сердце гнало кровь по венам слишком быстро. А доверять этому человеку не приходится. Что ж, в его предложении был определенный смысл. Выйдя на свет божий, она осмотрит местность и попытается понять, как ей лучше убежать отсюда.

— Ладно, — согласилась она после недолгих колебаний. — Поеду.

— Я приду за тобой через полчаса, — кивнул он. С этими словами он развернулся на каблуках и направился к двери.

Сара сжала кулаки, пытаясь утихомирить биение сердца.

Немного справившись с чувствами, девушка начала готовиться к верховой езде. Нашла подходящий спортивный костюм и облачилась в него.

Когда Гейб постучал в дверь, она была при полном параде. Приглядевшись к ней повнимательней, когда они спускались вниз, он отметил про себя, как хорошо и сексуально выглядит она без всякой косметики. Ее кожа была чистой и нежной и не нуждалась ни в какой пудре. Сердце его невольно дрогнуло. А ему казалось, он уже ничего не чувствует к ней, кроме животной страсти.

Наконец они пришли на конюшню. Конюхи, завидев Гейба, заулыбались. Их лица выражали полную преданность. Таких не купишь! — поняла девушка.

— Тебе помочь? — поинтересовался Гейб у Сары.

— Нет, спасибо, — ответила та кратко и легко запрыгнула в седло.

Несколько минут девушка сидела неподвижно, привыкая к животному и приучая его к себе. В это время Гейб и грум разговаривали неподалеку. Вскоре ей принесли шлем.

— Спасибо, — кивнула она, вежливо улыбнувшись. Слуга кивнул в ответ и повернулся к Гейбу.

Нет. Среди конюхов ждать помощи точно не приходилось. Все они преданы Гейбу, как и полагается слугам. Хотя, похоже, тут были и какие-то другие причины такой верности.

Ничего удивительного. Чего она ожидала? Ведь Гейб их правитель и хозяин. А она его пленница. Даже не гостья.

Гейб передал ей поводья и, отойдя, взобрался на огромного черного скакуна. Когда тот нетерпеливо тронулся с места, он наклонился и что-то с нежностью прошептал ему. Жеребец тут же остановился. Гейб и над животными имеет власть!

Они не спеша выехали за каменные арочные ворота, и девушка принялась старательно запоминать все детали местности. Хотя будь у нее возможность для побега, Гейб вряд ли бы вывез ее на прогулку. Зачем ему рисковать. И все же... ей надо сохранять хладнокровие и не терять надежду.

— Бывшая голубятня, — объяснил Гейб, проследив направление ее взгляда. — Рядом с ней в древние времена находилось ристалище, а теперь тут бассейн.

— Его построил ты?

— Нет, мой дед.

Она взглянула на высокие массивные стены, на кроваво-красный плющ, который она заметила еще в вертолете.

— Выглядит как неприступная крепость.

— Так и есть, — сказал он с удовольствием. — Стены здесь действительно непробиваемые.

Как и ты сам, печально подумала Сара и решила сменить тему:

— Долина просто восхитительна. Неудивительно, что твои предки обосновались на этих землях.

— Сомневаюсь, что их пленила красота здешних мест. Раньше места для строительства замков выбирали из сугубо стратегических соображений. Кроме того, зимой здесь никто не жил, поскольку снег заметал все пути-дороги к замку. Мои предки предпочитали жить в более доступных краях. Там они растили виноград и ловили рыбу. Кстати, у меня есть еще один дом, но это скорее не замок, а вилла. Она расположена на скале над морем, и ее тоже неплохо бы отреставрировать.

Сара машинально кивнула.

Удивительно, как мало она знает об этом человеке.

Наслаждаясь ароматом цветов и свежестью воздуха, девушка попыталась забыть причину, по которой она оказалась здесь. Хватит с нее волнений! Почему бы ей не отдохнуть от городской суеты, а заодно и немного успокоить израненное сердце?

— А куда мы держим путь? — спросила Сара, словно бы невзначай.

— Туда, где было впервые найдено ожерелье, — ответил Гейб кратко. — И где его прятала от врагов Мария на протяжении сорока лет.

Сара с удивлением подняла на него глаза и поняла: ее возражений он не примет.

— Зачем? — только и спросила она. Он пожал плечами.

— Почему бы и нет? Это любопытная часть истории нашей долины. В древние века этот путь знали многие. Торговцы, странствующие монахи, бродяги, военные — все старались пройти этой дорогой до наступления холодов. — А сейчас тут никого, кроме нас. Теперь все движение перенесено на железную дорогу, которую провел мой двоюродный брат.

На пригорке возвышалась старинная церковь, вокруг которой ютились старые хижины. Неожиданно к ним навстречу выскочил черный пес и громко залаял. Лошадь Сары фыркнула и отпрянула назад. Вдруг за собакой следом выскочила маленькая девочка. Она держала в руке палку, которая и напугала жеребца.

Сара в ужасе потянула поводья на себя. Девочка оказалась слишком близко от копыт лошади.



ГЛАВА ШЕСТАЯ


Каким-то шестым чувством Сара поняла, что Гейб спешит ей на помощь. Через несколько мгновений она действительно услышала рядом с собой его голос. Мужчина что-то крикнул жеребцу на гортанном наречии илларийцев и схватил его за поводья. Немного придя в себя, Сара спрыгнула с седла на землю и встала между ребенком и лошадью, так, на всякий случай. К счастью, испуганные крики малышки убедили ее, что с той все в порядке: копыта лошади ее не задели.

— Тише, дорогая, — принялась успокаивать Сара малышку, заботливым жестом убрав волосы с ее раскрасневшегося от плача личика. — Тише, мое сокровище. С тобой все хорошо. Не плачь! А вот и твоя мама.

Поднявшись на ноги, она подняла девочку на руки. Увидев маму, та затихла, но затем опять начала всхлипывать. Подбежавшая к ним женщина разразилась слезами, схватила руку Сары и принялась ее целовать, твердя одни и те же слова.

За спиной Сары послушались чьи-то голоса. Удивленная Сара оглянулась и увидела, что вокруг них собралась небольшая толпа, человек десять.

— Они благодарят тебя за спасение их ребенка, — объяснил Гейб, повернувшись к Саре.

— Но это же ты спас девочку! А я, наоборот, чуть ее не убила! — взволнованно проговорила девушка.

— Твоя быстрая реакция и умение управлять лошадью сыграли свою положительную роль. А когда я подоспел, ты загородила ребенка своим телом, — возразил он немного грубовато. — Мать это видела. С тобой-то все в порядке?

— Да, конечно.

Странно было слышать заботливые нотки в его голосе.

Он подозрительно сощурился.

— Ты поранила пальцы, — заметил он, когда она вытянула руки — показать, что с ней все хорошо.

— Да нет, все нормально. — Она спрятала руки за спину. Что-то ей не верилось в искренность его заботы.

Но тут один из мужчин отделился от толпы и подошел к ним. Он произнес несколько фраз торжественным тоном и замолчал, вопросительно глядя на Гейба.

— Они хотят, чтобы ты выпила с ними вина.

Сара покосилась на бокал вина, который предлагал ей мужчина.

— Улыбайся, — прошептал Гейб ей на ухо, — и выпей вина вместе с ними.

Стоя рядом с ним, Сара чувствовала исходящую от него мужскую силу, и волны наслаждения побежали по ее коже.

Наблюдая за поведением жителей деревеньки и их отношением к правителю, Сара начинала понимать, что и они ей не помогут.

Через пару минут Гейб прошептал Саре:

— Ну, милая, пора и честь знать. Возвращаемся в замок. Хватит на сегодня приключений.

— Но мне здесь нравится, — легкомысленно заявила Сара. Она явно наслаждалась общением с этими доброжелательными людьми.

— Без разговоров. И к тому же у тебя ранена рука.

— Я перевязала ее платком, так что больше не болит, — запротестовала она.

— Это до тех пор, пока ты не села на лошадь и не взяла в руки поводья, — строго напомнил он ей.

Сара пожала плечами: все равно когда-нибудь надо возвращаться.

— Покажи-ка, — снова приказал он. Сара послушно вытянула руки.

Тот наклонился и благоговейно коснулся губами ее руки.