logo Книжные новинки и не только

«Узница «Волчьего логова»» Робин Доналд читать онлайн - страница 5

— Гейб, — усмехнулась она, — поцелуи вряд ли вылечат мою рану.

Гейб тоже усмехнулся и отпустил руку. Еще одна тщетная попытка установить с ней нормальные отношения!

— Все равно надо ехать, — заключил он.

Сара поняла, что он не отступится, и подчинилась его решению. А что ей еще оставалось делать? Она не имела над ним власти.

И они тронулись в путь.

— Поверь, тут недалеко, — утешал ее Гейб. — Как ты?

— Все хорошо, — постаралась убедить она его.

— Тогда почему ты так напряжена? Сидишь в седле так прямо, словно жердь проглотила.

— Тебе это кажется, — отмахнулась Сара.

— Вот доберемся до замка, отдохнем, — пообещал он, и эта фраза прозвучала двусмысленней некуда. Сара поежилась.

Гейб выбрал для возвращения домой более короткий путь, через лес. Им приходилось объезжать поваленные деревья и нагибаться под свисавшими над головами ветками. Казалось, он знает эту местность как свои пять пальцев.

Вскоре на их пути показался огромный плоский камень.

— Что это? — удивленно спросила женщина.

— Этот камень лежит тут целую вечность. Когда-то он был предназначен для обозначения границы между древними племенами.

— Или для жертвоприношений. — Сара невольно вздрогнула.

— Возможно, — спокойно отозвался Гейб. — Сделаем небольшой привал?

Зачем он наводит на нее ужас? Привал — здесь, в этом глухом месте?

Но Сара уже поняла, что лучше всего с ним не спорить, поэтому спешилась и взяла лошадь за поводья.

— Давай я отведу коней к тем деревьям, — предложил Гейб. — А ты пока что достань из сумки провизию и расстели скатерть на камне.

Когда он вернулся, Сара уже достала провизию и раскладывала еду на импровизированном столе.

— Так значит, именно здесь было найдено ожерелье? — догадалась она. — И здесь же спрятал его твой дед?

Гейб взял у нее очередной пакет, случайно коснувшись ее руки. Он привел ее сюда, чтобы она расслабилась и стала откровенной. Но, похоже, в этом поединке он играл против самого себя.

— Да. Сокровище было найдено здесь. — Он расстелил на земле покрывало и жестом предложил Саре сесть. — Но мой дед решил, что держать его лучше в другом месте, и спрятал в замке. — Рука все еще болит?

— Нет, — сказала она с отсутствующим видом. — Если что-то меня и тревожит, так это то, что я выпила вина на голодный желудок, и теперь у меня слегка кружится голова.

Он вынужден был признать, что Сара держится отлично.

— Кажется, потрясение от приключения постепенно проходит, — заметил он, намазывая масло на хлеб. — Вкусно, — одобрил он, откусив кусочек. — Попробуй!

Сара налила кофе из термоса, сначала Гейбу, потом себе.

Оба сразу же вспомнили, как по утрам, после страстной ночи, они наливали друг другу кофе и болтали, шутили, смеялись, радуясь наступившему дню.

— Расскажи мне об этом ожерелье, — попросила она. — Значит, его наш один из твоих предков где-то в двенадцатом веке. А как это произошло?

Гейб прислонился к дереву и долго; смотрел на нее испытующим взглядом.

— Это лишь одна из версий. У местных крестьян бытует другая легенда.

— Правда? Как интересно! — Сара тоже прислонилась к стволу, устроившись поудобнее.

— Говорят, однажды через горы ехала королева, удивительной красоты женщина, чьим приданым было это древней работы ожерелье. Она спешила к жениху.

— А кто был ее женихом?

Рассказчик пожал плечами.

— Кто знает? Короче говоря, бедняжка так и не доехала к нему. Ее свита была полностью истреблена. Пленившие королеву разбойники хотели потребовать за нее выкуп, но их предводитель почему-то выстрелом из лука убил ее, попав ей прямо в сердце. Кровь несчастной королевы пролилась на этот камень, скрыв лежавшее на нем ожерелье от посторонних глаз. Разбойники унесли с собой добычу, но ожерелье не заметили.

Очарованная историей, Сара, немного смущаясь, спросила:

— Этими разбойниками были твои предки?

— Ну, это произошло задолго до того, как здесь появились Консидайны. Крестьяне утверждают, что после смерти королева превратилась... — он замолчал, а потом сказал что-то на илларийском.

— В вампира? — нетерпеливо спросила Сара. — Или в привидение?

Его красивый рот скривился.

— Ну, я думаю... Мне больше нравится слово «призрак». Она является людям в образе прекрасной женщины, соблазняющей каждого, кто ищет в этом лесу ее драгоценность. И вместо ожерелья человек находит смерть.

Сара содрогнулась.

— Вряд ли кто-нибудь теперь всерьез верит в подобные истории.

— Возможно. Но и сейчас после захода солнца ты редко увидишь в лесах путников.

— И я их понимаю, — улыбнулась Сара, хотя в груди у нее все похолодело от ужаса.

Он насмешливо посмотрел на нее.

— Неужели испугалась?

— Нет, — легкомысленно заявила она, хотя вся дрожала от страха. — Так, когда сюда прибыл первый Консидайн?

Гейб поставил свой стаканчик на массивный камень.

— Как я уже сказал, принято считать, что в двенадцатом веке. Кто-то говорит, что он был родом из Греции. Но одно я знаю точно, он был бедным. Зато отважным, красивым и добрым, как рассказывают легенды. И умел лихо орудовать мечом. Он шел с товарищами через долину, пробираясь к побережью, когда на их пути возник призрак, — Гейб понизил голос. — Оказалось, что она ждала его на протяжении многих веков, чтобы передать ему ожерелье, при условии, что он женится на ней и обезопасит долину от разбойников, которые постоянно нападали на ее мирных жителей и грабили их.

— Думаю, если она была красива, он согласился, несмотря на то, что она была призраком, — предположила Сара, стараясь не думать о том, насколько правдива вся эта история. Здесь, в зловещем и таинственном лесу, любой вымысел казался правдой.

— Ну, ему-то она предстала в образе старой ведьмы, — откликнулся Гейб насмешливо. — Но парень, к счастью, был умен и сметлив. Он сразу понял свою выгоду, поэтому принял предложение и построил здесь замок.

— А потом? Что случилось потом? — нетерпеливо спросила Сара.

— Ну, что за странный вопрос. Разумеется, они поженились, и на их свадьбе она предстала перед ним во всей своей красе. Известный сказочный сюжет. Ничего особенного. И, конечно, жили долго и счастливо. А вот умерли ли они в один день, не знаю. Она ведь все-таки была призраком.

Удивленная Сара взглянула на Гейба.

— Что, и это все?

— В целом да. Вообще-то, в балладах говорится еще о том, как они сражались с разбойниками и прогнали тех из долины. А, кроме того, о том, что у них было несколько чудных сыновей, которые и основали нашу династию. И один из них стал первым принцем Илларии.

— Так вот почему «Кровь королевы» должна оставаться здесь, в долине? Но вещь столь прекрасна, что заслуживает чести храниться в лучших музеях мира.

— Ах, это... — Гейб задумался. — Первый Консидайн обещал жене, что ожерелье никогда не покинет долину. И все мои предки свято блюли его завет. Ожерелье королевы всегда оставалось в «Волчьем логове».

Сара допила кофе. Последние глотки показались ей столь же горькими, как и охватившие ее в этот момент чувства.

— Лучше бы я никогда не надевала его, — только и вымолвила она.

Либо подействовала страшная история, либо накопилась усталость, но ей вдруг захотелось, чтобы Гейб ее утешил, и она осторожно дотронулась до его руки. Он не шевельнулся.

Сара посмотрела в его помрачневшее лицо и тихо произнесла, совершенно не надеясь, что он поверит ей:

— Гейб, клянусь тебе, я не брала ожерелья.

Он напрягся и отбросил ее руку, чем безмерно огорчил ее.

— Лишь отец Марии знал об истинном местонахождении ожерелья, — после небольшой паузы проговорил он. — Когда тиран занял замок, он перерыл здесь все, даже пытался сдвинуть камень, но понял всю тщетность усилий и прекратил поиски. Потом по его приказу убили моих дедушку и бабушку, а отца Марии захватили в плен. Однако он успел сообщить Марии, где находится ожерелье. И тогда, рискуя жизнью, та ночью пробралась в замок и вынесла из него драгоценность, закопав ее затем в своем хлеву. И там оно оставалось до самой смерти тирана. А потом она связалась со мной и отдала вещицу мне. Так зачем ей его красть?

Он встал одним быстрым движением и посмотрел на девушку сверху вниз. Таким суровым она его еще не видела.

— Мой предок пошел под венец с уродиной, а получил в жены красавицу, — сказал он ледяным тоном. — Я думал, что нашел в тебе красоту. До тех пор, пока ты не украла ожерелье.

Сара смущенно заморгала, слезы возмущения набежали на глаза.

— Да не крала я! — с жаром откликнулась она. — Можешь делать все что угодно, но ты не сможешь заставить меня признаться в том, чего я не совершала. Я не знаю, что случилось. Возможно, это как-то связано с Марией.

— Едва ли.

— А тебе когда-нибудь приходило в голову, что мне было не нужно его красть? — устало вымолвила она. — Зачем, если я собиралась выйти за тебя замуж?

— Разумеется, я долго размышлял над этим. А потом решил, что ты, видимо, передумала.

Его слова ударили ее словно хлыстом. Как могло такое прийти ему в голову?! Ведь она его любила!

— Ты никогда, оказывается, не знал меня, — разочарованно покачала она головой.

— Неважно, — бросил он жестко.

Девушка глотала слезы, наворачивающиеся на глаза, и тяжело дышала.

Вдруг, совершенно против всякого ожидания, Гейб подхватил ее на руки, крепко прижав к себе.

Сара возмущенно выдохнула и попыталась отстраниться, но не тут-то было. Она посмотрела ему в лицо и ясно увидела желание в его голубых глазах.

Некоторое время Гейб молчал, потом медленно приник к ее губам, и она повиновалась ему без вопросов и колебаний. Он всегда имел над ней непререкаемую власть. Еще тогда, когда ей казалось, что они любят друг друга.

Гейб, такой родной и такой чужой, обещал ей райское наслаждение. Всеми фибрами своей души она жаждала его поцелуев. Но как она могла забыть об обещании, данном самой себе. Ведь он был ее врагом. Как она могла его целовать?

— Ты прекрасна, — прошептал он хрипло, отрываясь от нее на миг. — Ты как наркотик для меня, против которого не устоишь, от которого теряешь голову.

Девушка расстегнула верхнюю пуговицу рубашки Гейба, и он снова принялся целовать ее.

Сара судорожно выдохнула. Он и забыл, какой она была страстной, как воспламенялась после первых же его ласк.

— Ты тоже хочешь меня, — прошептал Гейб.

Гордость обоих растаяла в великом чувстве любви. На эти краткие мгновения оба забыли о проклятом ожерелье и о том, кто его украл.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Барабанная дробь стукала в ушах Сары. Она внимательно смотрела в глаза Гейба: ей слишком хорошо был знаком этот блеск его глаз. С первого дня ее пребывания в замке они не могли противостоять взаимному притяжению. И сейчас не смогли.

— Гейб, — выдохнула она, когда он чуть-чуть ослабил объятия.

Если она допустит, чтобы все свершилось...

Сердце билось так сильно, что она ничего, кроме него, не слышала.

Нет! — мысленно закричала Сара, пытаясь взять себя в руки. Но вслух этого ей не удалось произнести. Тогда она попыталась оттолкнуть Гейба прочь, но непослушная рука лишь обняла его плечи.

В это время мужчина принялся страстно ласкать ее тело. Как давно он не прикасался к ней!

— Гейб, — задохнулась Сара. — Что ты делаешь? Остановись!

Вместо ответа он поцеловал ее еще раз.

Девушка вцепилась руками в его спину. Боже, ну почему этот мужчина имеет такую удивительную власть над ней? И почему ее тело так быстро отзывается на все его прикосновения?

— О боже, Гейб! — воскликнула она, собрав последние силы.

Он замер.

— Я сделал тебе больно? — Его голос дрожал от нетерпения.

— Нет, ты никогда не делал мне больно, — искренне ответила она и прижалась к нему еще крепче. Ее тело предательски умоляло о продолжении ласк.

И Сара сдалась. Впервые за прошедший год она была по-настоящему счастлива, ощущая, как в ней оживает каждая клеточка.

Они двигались в одном танце, забыв обо всем, что разделяло их.

Когда все закончилось, Сара отругала себя последними словами. Отчаяние захлестнуло ее. Как ни старалась она уберечь себя от этой страшной ошибки, у нее ничего не вышло. Зов плоти оказался сильнее доводов разума. Да... ей надо было бежать от Гейба со всех ног, пока была возможность.

Но момент упущен. Остается принимать то, что есть.

Сара прекрасно знала, что он чувствует. Ей даже не надо было на него смотреть. Он так и пылал желанием, которое быстро передалось и ей самой.

— Ты принимаешь таблетки? — неожиданно спросил он ее хмуро.

Вопрос шокировал ее. Боже! Эти слова обрушились на нее обухом по голове. Такой паники она давно не испытывала.

— Скажи мне, — настаивал он.

Соврать было попросту невозможно. Под его проницательным взглядом раскололся бы самый отпетый мошенник. Но она попыталась соврать и пробормотала:

— Все в порядке.

— Это не ответ.

Сара лишь сжала губы. Гейб чуть слышно выругался себе под нос.

— Прошу прощения, — иронично заметила она. — Но не одна я такая неосторожная!

Безусловно, слабый шанс. Но лучшая защита — всегда нападение. Вдруг сработает и в этом случае?

Нахмурившись, он снова что-то пробурчал сквозь зубы и, немного помолчав, добавил:

— Я не виню тебя. Это я себя отругал.

Удивительно, недоумевал Гейб, как это он потерял самоконтроль? Впрочем, эта женщина всегда действовала на него таким специфическим образом, что он забывал обо всем на свете.

Но почему так случилось? Почему именно она? Ведь кроме нее у него было полно других любовниц. И ему нравилось быть с ними тоже. Большинство их них были сейчас его хорошими подругами.

Но с Сарой этого не произошло. Он не мог быть ее другом. Они могли быть только любовниками.

Сара закрыла глаза, не в силах выдерживать взгляд его почти синих сейчас глаз. Глубокая печаль наполнила ее душу. Она сжала губы и попыталась погасить пламя страсти.

— Итак... — Она откашлялась. — Что же нам теперь делать?

Между ними повисла тишина. Оба напряженно думали.

Наконец он протянул:

— Предлагаю все же одеться. Безусловно, здесь мало кто ходит, но чем черт не шутит. Было бы неприлично показаться в таком виде случайному прохожему. Он еще подумает, что мы с тобой призраки из легенды.

Здесь не могло быть возражений.

Сара поднялась и оглянулась. Удивительно, каким светлым ей показался день. Каким свежим был воздух. А над долиной, на другой стороне, возвышались величественные горы. Полная идиллия!

Ее глаза упали на плоский камень. Прохладный порыв ветра заставил ее поежиться, и девушка начала одеваться, опустив глаза. Гейб занялся тем же.

— Пойду, приведу лошадей, — сказал он и направился к деревьям.

Неужели он заранее запланировал все это? Сара прошла через поляну и остановилась у края скалы, самой высокой среди всех.

Нет, не мог Гейб ничего спланировать заранее.

Он и сам был изрядно раздражен тем, что случилось.

И явно злился на себя.

К тому же если бы он планировал любовную встречу, то наверняка бы должным образом подготовился к ней. Новая волна паники охватила ее. Теперь придется посчитать дни.

Бледная как полотно, она вернулась к камню, пытаясь не думать о возможных последствиях их порыва страсти. В любом случае, волнуйся не волнуйся, а думать и переживать было уже поздно.

Сара пыталась убедить себя в том, что далеко не всегда можно забеременеть с первого раза. Но это плохо у нее получалось.

Она медленно вернулась на лужайку. Невидящим взглядом она посмотрела на камень.

Это был бы ребенок Гейба, вдруг подумалось ей, и сердце екнуло. Нет, нет и нет. Надо быть реалисткой. Никаких детей! Только не сейчас. Ничего, у нее с собой есть таблетки. Их и позже можно будет принять. Однако дрожь не унималась.

Сара облокотилась на камень, и словно бы горячая волна прошла через нее. Чего только не почудится с испугу! Итак, что она имеет? Ситуация не из лучших. Не каждый день она просыпается пленницей — ладно, ладно — гостьей — в замке самого замечательного мужчины на свете. И не каждый день он везет ее на прогулку, в которой сбываются все ее самые заветные мечты.

Другой вопрос, зачем он все это делает? Неужели из мести? Сара снова задрожала от волнения. Да, сначала, когда она увидела его в замке, то так и подумала: ему захотелось возобновить их прежние отношения. Но теперь, после этой любовной сцены, что ей думать? Зная его, она точно может сказать: ему не нужны лишние сложности.

Девушка отвернулась от камня и направилась через лужайку, чтобы собрать вещи. Она краем глаза посмотрела на Гейба. Тот вел лошадей. Он отлично знал, как подчинить ее себе.

А она, глупышка, попалась в расставленные им сети. Ужин прошлым вечером был также стратегически запланированным. Он проверял их обоих: не остыли ли чувства и как она на него реагирует.

Сейчас, по идее, он должен был быть доволен собой: она до сих пор осталась чувствительна к его обаянию.

Нет, тут и сомневаться не приходилось, он совершенно точно затеял эту поездку на лошадях с целью соблазнить ее.

Обида сжигала Сару изнутри. Как ей с этим справиться? Впрочем, что за глупый вопрос, она прекрасно знала ответ на него! Больше никаких совместных поездок! И никаких поцелуев, даже самых невинных на ночь! Возможно, он хотел ее, но гораздо сильнее он хотел получить семейную реликвию. А если... если, чего доброго, вдруг случится так, что у нее будет ребенок от него, она ни за что ему не скажет, а просто вернется на свой остров.

— С тобой все в порядке? — спросил он, прищурившись.

— Да, все нормально, — ответила она машинально и нахмурилась. Больше он ни о чем ее не спросил.

Они поехали вниз по склону. Какое-то время каждый из них был погружен в свои мысли, но потом, видимо решив, что молчание слишком затянулось, Гейб принялся рассказывать легенды их края.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они добрались до замка.

На пороге своей комнаты, прежде чем проститься, Сара сказала:

— Мне нужно, чтобы кто-нибудь показал мне комнаты, которыми я должна заняться.

Он нахмурился и равнодушным тоном ответил:

— Это вовсе не обязательно.

Сара постаралась не выказывать своего раздражения.

— Тебе же нужна работа. Я собираюсь ее сделать. Твой кабинет и гостиная смотрятся великолепно, но ты же не станешь отрицать, что моя спальня, к примеру, нуждается в ремонте. Здесь же жить невозможно.

Он посмотрел на нее с изрядной долей насмешки.

— Верно. Поговорим об этом чуть позже. Пойду переоденусь и потом зайду к тебе.

Наконец Сара осталась наедине с самой собой. Она с радостью приняла расслабляющий душ, надеясь снять напряжение, а заодно представив себе, что смывает грязь от общения с Гейбом. Надо смыть все неприятные воспоминания об этой прогулке.

Энергично вытерлась полотенцем и с облегчением посмотрела на себя в зеркало. Так-то лучше!

Вернувшись в комнату, Сара направилась к платяному шкафу с твердым намерением выбрать подходящий наряд на вечер. Сегодня она точно не будет надевать ничего соблазнительного. Скромная блузка и просторные брюки — вот и все.

Теперь у него не будет никаких любовных поползновений. Скучней она еще не выглядела!