Его язык раздвинул ее губы и ворвался в глубь рта. Одновременно с этим Пейс крепче сжал ее в объятиях. Впрочем, в этом не было необходимости. Она не собиралась сопротивляться. Напротив, она уронила план съемок, подняла руки и принялась поглаживать твердую грудь Пейса. Вдруг ее пальцы самопроизвольно начали расстегивать пуговицы на его рубашке, желая как можно скорее прикоснуться к его горячей коже.

Когда он оторвался от ее губ, глаза Фиби по-прежнему оставались закрытыми, а ее пальцы лежали на его груди. Она чувствовала, как под ними бьется его сердце.

Она не знала, сколько так простояла, когда низкий бархатный голос произнес:

— Ты получила ответ на свой вопрос?

Ее тяжелые веки медленно поднялись. У нее так кружилась голова, что ей казалось, будто мир пошатнулся на своей оси. Она все еще на этой планете? В этом веке?

Она медленно повернула голову. Чувство реальности вернулось, и вместе с ним пришло ужасное открытие. Несмотря на мертвую тишину, в помещении не было пусто. Напротив. Человек пятьдесят, застыв как статуи, пристально смотрели на них. Среди них были ее коллеги, зрители и обслуживающий персонал. У одних был разинут рот, другие глупо улыбались. В глазах женщин читалась зависть.

В тот момент, когда Фиби собралась улыбнуться и уйти как ни в чем не бывало, тишину нарушил звонкий детский голосок:

— Мама, эта тетя такая красивая. Пусть папа ее тоже поцелует.

Это было слишком. Колени Фиби подогнулись, и она начала оседать на пол. К счастью, Пейс вовремя поддержал ее и подхватил на руки. Послышался коллективный вздох.

Сама того не желая, Фиби оказалась в центре всеобщего внимания. Она определенно не собиралась отвечать на поцелуй Пейса и терять голову. Она забыла обо всем и всецело отдалась на волю своих чувств.

И получила огромное наслаждение. Несомненно, собравшиеся это заметили. Какой конфуз!

Тихо застонав, она закрыла лицо руками. Ее щеки горели как раскаленные угли, нервы звенели словно натянутые струны. К своему стыду, она вдруг осознала, что ей жаль, что поцелуй так быстро закончился.

Фиби почувствовала, что Пейс пришел в движение. Спустя несколько секунд тишина сменилась привычным шумом, сопровождающим завершение съемок. По мере их удаления он начал стихать. Когда она наконец набралась смелости и открыла глаза, Пейс уже пересекал огромную приемную «Голдмар». Он нес ее без усилий, словно она была легкой как перышко.

Шерил, секретарь в приемной, сидевшая за круглым столом из тика, вытянула шею для лучшего обзора. Со стен, окружавших приемную, на них смотрели «звезды» «Голдмар». Фиби еще не привыкла видеть среди их лиц свое. Когда Стив Транди узнает об этом инциденте, он наверняка распорядится снять ее портрет.

Остановившись перед огромной фотографией, Пейс стал внимательно ее рассматривать.

— Хороший снимок, но он не полностью отражает твою уникальность.

В присутствии Шерил Фиби не хотелось обсуждать фотографию, но Пейса, очевидно, это нисколько не смущало. Он с полминуты вглядывался в снимок, после чего переключил свое внимание на лицо Фиби.

— В действительности твои глаза искрятся сильнее.

После того смущения, которое она испытала по его вине, ей хотелось возразить ему, сказать какую-нибудь колкость и вновь обрести контроль над ситуацией. Все же она была вынуждена признать, что его комплимент доставил ей удовольствие. Что все не так плохо, как ей хочется думать.

Ее никогда так не целовали раньше. Внутри ее до сих пор все трепетало. Жаль, что это произошло в общественном месте. В ближайшее время ей придется терпеть любопытные взгляды и расспросы коллег. Однако она не может отрицать, что этот инцидент потешил ее женское самолюбие, вернул ей уверенность в себе. Будь она на самом деле фригидна, Пейсу не удалось бы разжечь в ее теле такой сильный огонь. Интуиция подсказывала ей, что это не предел.

Надеясь, что ее глаза действительно сияют, она улыбнулась Пейсу, но когда он, по-прежнему не выпуская ее из рук, направился к автоматическим стеклянным дверям, ее охватило беспокойство.

— Что ты делаешь? — Фиби толкнула его в грудь, но он никак на это не отреагировал. — Куда ты меня несешь?

Да, она ответила на его поцелуй, но это вовсе не говорит о ее полной капитуляции.

— Я просил тебя об услуге, забыла?

Она действительно забыла, но сразу все вспомнила. В начале их встречи она думала, что он попросит ее к нему прикоснуться. В конечном итоге она сделала это по собственной воле.

Когда они покинули здание, у нее сдавило горло. Прямо напротив входа стоял блестящий черный спортивный автомобиль, который словно появился из фильма о Джеймсе Бонде. Это и есть та машина, которую ей предоставила его компания? Фиби вообразила себе, как Пейс усаживает ее в пассажирское кресло, садится за руль и увозит в какое-нибудь укромное местечко, чтобы заняться с ней любовью…

Она судорожно вздохнула:

— И как велика будет эта услуга?

— Просто скажем, — он подмигнул ей, — больно не будет.

Фиби сглотнула.

— Что бы там ни было, я могу идти сама. Отпусти меня.

— Я мог бы, но не буду, потому что мне это доставляет удовольствие.

— Ты не привык уступать, правда?

— Нет, когда я знаю, что я прав. Скажи мне, что тебе не понравился наш поцелуй.

Фиби отвернулась. Она не может и не хочет ему врать.

Она украдкой посмотрела в его блестящие голубые глаза, полные решимости. Она задержала дыхание, когда он поднял ее выше и наклонил голову:

— Прости, ты что-то сказала?

При этом его шершавый подбородок задел ее висок, на что ее тело отреагировало дрожью. Ей хотелось попросить его дать ей небольшую передышку, но еще больше — сделать так, чтобы восхитительное ощущение, которое он пробудил внутри ее, продлилось. Если Пейс так потрясающе целуется, интересно, каков он в постели? Наверняка просто ураган.

Он потерся щекой о ее щеку, и ее сердце учащенно забилось. После этого он провел кончиком языка по ее губам:

— Скажи это. Скажи, что ты хочешь, чтобы я снова тебя поцеловал.

Фиби напряглась и заставила себя думать о возможных последствиях. Но зов плоти оказался сильнее, чем голос разума. Ее руки сами обвили его шею, а губы потянулись к его губам в беззвучном ответе.

Глава 4

Этот поцелуй был даже лучше, чем предыдущий, но, к несчастью, его прервали. Когда Фиби оторвалась от губ Пейса и повернула голову, ее сердце оборвалось. На этот раз зритель у них был всего один. Стив Транди, как всегда, безупречно выглядел в сшитом на заказ костюме и фирменных солнцезащитных очках. Он снял очки, и Фиби заметила, что его глаза полны ярости.

— Если вы закончили, — начал ее босс, но затем, узнав Пейса, удивленно спросил: — Дейвис? Это ты?

— Фиби пригласила меня на съемки программы, — небрежно произнес Пейс, словно они случайно встретились в супермаркете. — Я принял приглашение.

Когда Пейс поставил Фиби на ноги, Стив заметил:

— Вижу, вы хорошо проводите время.

— Можешь не сомневаться, — ухмыльнулся Пейс.

Губы Стива начали изгибаться в презрительной усмешке, но он тут же передумал и придал своему лицу бесстрастное выражение. Фиби поняла причину. Ему не хотелось портить отношения с одним из главных спонсоров «Голдмар продакшнс».

— Ты мне вчера не перезвонила, — сказал он Фиби.

Пейс рядом с ней напрягся. Не нужно, чтобы он вмешивался в их со Стивом отношения. Она сама может о себе позаботиться. Она не собирается давать Стиву новые основания для того, чтобы он ее унижал.

Она пожала плечами:

— Прости. Наверное, не слышала твоего звонка.

— Нам нужно поговорить. — Стив убрал очки в карман. — На самом деле тебе просто нужно меня послушать.

Фиби едва удержалась от того, чтобы не закатить глаза. Как она только могла думать, что была влюблена в этого человека! Такого напыщенного, самодовольного, любящего унижать других при любой возможности.

— У меня сейчас недостаточно времени, — сказала она.

— Думаю, ты выкроишь время, — отрезал Стив.

— Должно быть, ты ослышался. — Пейс выступил вперед. Его голос прозвучал обманчиво спокойно. — Дама сказала, что она торопится.

На гладко выбритой щеке Стива дернулся мускул, когда он оценивал противника. Пейс почти на голову выше его и шире в плечах. От него исходит внутренняя сила, которая наделяет его величием, достойным короля. Если Стив начнет драку, то последний удар в ней нанесет Пейс.

Стив прищурил глаза, его ноздри раздувались, но в конце концов он засунул руки в карманы брюк и произнес примирительным тоном:

— К тебе у меня нет никаких претензий, Дейвис. Я хочу поговорить со своей сотрудницей.

— Ее рабочее время закончилось, — ответил Пейс, улыбаясь.

Глаза Стива сверкнули, затем он почесал затылок, улыбнулся и сказал со знанием дела:

— На твоем месте я бы не тратил зря время.

Он наморщил нос, словно говоря тем самым: «Я с ней спал, и мне не понравилось». Руки Фиби сжались в кулаки.

— Спасибо за совет, — ответил Пейс. — Позволь мне тоже кое-что тебе посоветовать. Если ты еще когда-нибудь скажешь в моем присутствии что-то подобное, я набью тебе морду.


Когда Пейс открыл пассажирскую дверцу «астон-мартина», Фиби, все еще ошеломленная, проскользнула внутрь. Обойдя капот, он сел за руль и пристегнул ремень безопасности. Внутри его по-прежнему все клокотало от ярости. Незапланированная утренняя встреча с братом настроила его на правильный лад для общения с этим самодовольным типом. Любой мужчина, оскорбивший женщину, нуждается в ускоренном курсе хороших манер. Зайди Транди в своих оскорблениях чуть дальше, Пейс преподал бы ему этот курс прямо на месте.

— Мне очень жаль, — пробормотала Фиби. — Стив иногда ведет себя как настоящий мерзавец.

— Тебе не нужно извиняться. — Пейс завел мотор и начал выруливать с парковки. — Разве что перед самой собой. Полагаю, вас когда-то связывали отношения, выходившие за рамки рабочих.

Конечно, это не его дело, но он очень хочет знать.

— Это было ошибкой, — ответила Фиби, уставившись в окно.

— У меня есть золотое правило. — Он выехал на дорогу. — Не смешивать работу и личную жизнь.

— Но для меня ты решил сделать исключение?

Он посмотрел на нее:

— Мы не работаем вместе.

— Но твоя компания спонсирует мое шоу.

— Я не имею никакого отношения к отделу маркетинга. Я присутствовал на спонсорской вечеринке, на которой мы с тобой познакомились, только потому, что моего бра… — Он резко замолчал и прокашлялся. Фиби не нужно знать о его происхождении. По правде говоря, ему не хочется обсуждать с ней эту тему. — Президента компании, — поправился он, — на ней не было. Кроме того, ты не можешь причислять меня к той же категории, что и этого тупицу.

— Почему ты так назвал Стива?

— А как еще можно назвать человека, который намекнул мне на твою несостоятельность в сексе?

Пейс не смог удержаться от улыбки. Если Фиби Мур фригидна, то он пришелец с другой планеты.

Сложив руки на груди, Фиби осторожно посмотрела на него:

— Что тебя заставляет думать, что он не прав?

Пейс передвинул ручку переключения передач, и машина замедлила ход.

— Давай остановимся, и я тебе покажу.

Их поцелуи были вполне убедительным доказательством. Фиби отвечала на них инстинктивно. Оба раза она была сильно возбуждена. Эта женщина не фригидна. Напротив, она само воплощение страсти.

У Фиби зазвонил мобильный телефон. Губы Пейса изогнулись в ухмылке. Он почти надеялся, что это Транди. Он бы с большим удовольствием повернул назад и показал этому ничтожеству, что он не шутил.

Достав из сумочки телефон, Фиби ответила на звонок. С полминуты она слушала собеседника, затем воскликнула:

— О нет! Он в порядке?

Когда Пейс посмотрел на нее с тревогой, она кивнула, вздохнула и провела рукой по волосам:

— Я понимаю, Венди. Я что-нибудь придумаю. Да, конечно. Спасибо, что предупредили.

На светофоре загорелся красный, и Пейс остановил машину. Фиби неподвижно сидела, тупо уставившись перед собой.

— Какие-то проблемы? — спросил он.

— Моя поездка в Тайлерс-Стрим отменяется.

Брови Пейса взметнулись. Похоже, его желание сбылось и они смогут провести день вместе. Он бы обрадовался, если бы Фиби не выглядела такой расстроенной.

— Что случилось?

— Сегодня в дом моей тети должен был прийти мастер. Только что мне звонила его жена. Сегодня Дэвид упал с крыши, когда чистил водосточные желоба, и сломал ногу.

Пейс поморщился:

— Что за работу он должен был делать?

— В конце прошлой зимы у моей тети вышла из строя система отопления. Мег подумала, что сможет обойтись без него, и в конце концов попала в больницу с воспалением легких. Поправившись, она вызвала мастера, чтобы он посмотрел, в чем причина поломки. Он назвал ей цену и заказал необходимую деталь. Она до сих пор лежит в подвале.

Зажегся зеленый, и они поехали дальше.

— Твоя тетя не умеет сама решать подобные проблемы? — предположил он.

Фиби кивнула.

— Поэтому ты собралась обо всем позаботиться до наступления зимы?

Она снова кивнула:

— Через месяц Мег возвращается из заграничной поездки. Я не могу допустить, чтобы она снова оказалась в больнице. — Она посмотрела на свой телефон. — Придется мне искать другого мастера и переносить ремонт на следующие выходные.

— Я мог бы тебе помочь.

Она грустно улыбнулась:

— Спасибо, конечно, но это паровой котел, а не восьмицилиндровый двигатель.

— Для нас, механиков, особой разницы нет.

Выпрямившись, она задумалась на мгновение, затем сказала:

— Я не стала бы тебя об этом просить.

Но блеск ее глаз сказал ему, что она хочет, чтобы он ей помог. Очевидно, она очень привязана к своей тете.

— Тебе не надо меня просить. Я сам предложил.

— Туда далеко ехать.

Он увеличил скорость, и «астон-мартин» присоединился к потоку транспорта на Харбор-Бридж.

— Я люблю долгие поездки.

— Мой пес может разволноваться. Он не привык делить меня с кем-либо.

— Я буду кусаться, только если он начнет первый.

Фиби улыбнулась, но тут же снова посерьезнела.

— Я принимаю твое предложение, но при одном условии.

Если она попросит, чтобы он больше ее не целовал, он откажется ехать.

— Я тебя слушаю.

Ее красивые губы изогнулись в дерзкой улыбке.

— Часть пути эту красавицу поведу я.

Рассмеявшись, он сильнее надавил на газ:

— Договорились.


Отпирая свою квартиру, Фиби предупредила Пейса:

— Хэнни не привык к незнакомым людям. Он может повести себя агрессивно.

— Не беспокойся, — ответил Пейс. — У меня были собаки. Я знаю, как с ними нужно обращаться.

Фиби посмотрела на него так, будто он ее не понял, затем открыла дверь квартиры.

Собачка, лежавшая на диване, встала и подняла уши. Увидев хозяйку, она опустила уши и забила хвостом по подушкам. Когда она заметила Пейса, ее хвост перестал двигаться и она громко залаяла.

— Хэнни! — возмутилась Фиби. — Немедленно перестань.

Пес лег на живот и положил морду на вытянутые передние лапы. Пейс улыбнулся. Бедный малыш просто защищает свою хозяйку. Наверняка со Стивом Транди отношения у него не сложились.

— Я скоро вернусь, — сказала Фиби, открывая дверь другой комнаты, очевидно, спальни. — Мне нужно переодеться и собрать кое-какие вещи.

— Хорошо, — ответил Пейс, направляясь к дивану. — Мы с Хэнни тем временем поближе познакомимся.

Собачка подняла голову, и стразы в ее ошейнике заблестели.

— Как ты смотришь на то, чтобы мы с тобой поговорили как мужчина с мужчиной и уладили все разногласия раз и навсегда? — спросил Пейс. — Тогда мы сможем отлично провести день. Только мы втроем. Что скажешь? — Усевшись на диван, он наклонился к собаке и протянул руку. — Ну что, мы друзья?

В ответ Хэнни злобно зарычал, и не успел Пейс опомниться, как мелкие собачьи зубки щелкнули в паре дюймов от его пальцев. Он как ошпаренный отскочил в сторону.

— Что там происходит? — донесся до него из спальни голос Фиби.

Пейсу понадобилось несколько секунд, чтобы восстановить голос и ответить:

— Э-э… мы с Хэнни просто пытаемся найти общий язык.

Он сел на корточки перед псом. Тот обнажил зубы и снова зарычал.

Пейс цинично ухмыльнулся.

Эта сцена не сильно отличалась от той, что разыгралась между ним и его братом сегодня утром.

С детства Пейсу довольно часто приходилось слышать, что они с братом похожи. Внешнее сходство действительно есть, общие привычки тоже, но их характеры и склонности отличаются, как небо от земли.

Ник прагматичен и помешан на расчетах и прогнозах, в то время как Пейс не может жить без скорости и всплеска адреналина. Он не только любит автомобили, разбирается в них, но и чувствует их. Именно поэтому его отец, который тоже был без ума от автомобилей, сделал своим преемником именно его.

Отец начал готовить младшего сына к новой роли, когда тот еще был подростком. Одна часть Пейса наслаждалась отцовским вниманием. Ему льстило, что такая сильная неординарная личность, как Николас Броудрик, верит в его способности.

Но его другая, скрытая часть с ужасом ждала того дня, когда ему придется занять новую должность. В глубине души Пейс всегда понимал, что не готов к ней полностью. Что он никогда не сможет управлять компанией так же эффективно, как его отец, который был не только знатоком автомобилей, но и финансовым гением. Ник знал слабое место брата и при каждой их встрече тонко ему на это намекал. Сегодняшнее утро не стало исключением.

Когда он пришел в «Броудрикс» за машиной для Фиби, Ник, несмотря на выходной день, сидел за столом в своем кабинете. Он снова спросил Пейса о данных, которые нужны ему к понедельнику, и велел ему дважды, а еще лучше трижды, перепроверить информацию, чтобы исключить возможность ошибки.

Внутри у Пейса все закипело от ярости, и он в очередной раз едва сдержался от того, чтобы не разукрасить самодовольную физиономию Ника.

Раздался стук в дверь. В следующую секунду из спальни вышла Фиби. В белом платье с летящим подолом и распущенными волосами, похожими на шелковое покрывало, она выглядела так привлекательно, что он приглушенно застонал. Когда она, проходя мимо него, одарила его улыбкой, кровь закипела в его жилах. Он обнаружил, что с нетерпением ждет их совместной поездки.

Открыв дверь, Фиби произнесла с приветливой улыбкой:

— Доброе утро, миссис Джи.

Прогнав свои мысли, Пейс вежливо кивнул пожилой женщине в разноцветной тунике и с угольно-черными крашеными волосами. Войдя в комнату, миссис Джи окинула их двоих задумчивым взглядом и неловко произнесла:

— Я не хотела вам мешать.

Радостно залаяв, Хэнни подбежал к ней, прыгнул ей на руки, и ее глаза сразу засветились.

— Как ты, мой милый мальчик?

Пейс поморщился, когда собачка начала лизать губы миссис Джи.

— Вы нам нисколько не помешали, миссис Джи, — сказала Фиби, пропуская посетительницу внутрь.

— Фиби, я пришла узнать, понадоблюсь ли я тебе в эти выходные.

— Мы собираемся за город, миссис Джи.

— В дом твоей тети? — Она посмотрела на Пейса как директриса на школьного хулигана, разбившего окно.

— Это мой друг Пейс Дейвис, — сказала ей Фиби.

— Вы любите собак, мистер Дейвис? — холодно произнесла она.

— Конечно, — весело ответил он. — Особенно горячих [От hot dog (англ.) — хот-дог; досл. «горячая собака».], с горчицей и маринованными огурцами.