Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Адмирал Сопкоут наклонил голову и пожал мне руку (никаких поглаживаний по голове и целования ручек — я же с первого взгляда поняла, что он нормальный человек!).

— Рад познакомиться с вами, моя дорогая.

— И я тоже, сэр, — ответила я и вежливо добавила: — Быть может, вы как-нибудь выберете время, чтобы посетить наш музей? Мы будем счастливы показать вам его.

Бабушкины глаза вспыхнули, она раздраженно посмотрела на меня, и в ее взгляде отчетливо читалось: «Не смей открывать рот в моем присутствии!» Затем она вновь обернулась к адмиралу и сказала:

— Мы с адмиралом Сопкоутом только что говорили о новом корабле нашего военного флота, «Дредноуте».

— О, да! Вы его еще не видели, Трокмортон? — спросил Сопкоут.

— Нет, не видел, — ответил папа, — но много читал о нем в газетах.

— «Дредноут» — это жемчужина в короне военно-морского флота Ее Величества, — слегка напыщенно объявил Сопкоут. — С его появлением все прежние боевые корабли можно считать полностью устаревшими.

— Если вам интересно мое мнение, — бесцеремонно встряла в разговор бабушка, — то я считаю, что у нас все равно недостаточно боевых кораблей. Особенно если учесть то, что Германия сейчас стремится стать самой могучей морской державой в мире.

— Ну, что вы, Лавиния, — попытался переубедить ее адмирал Сопкоут. — Британский флот вдвое мощнее любых двух неприятельских флотов вместе взятых.

Лавиния! Он назвал мою бабушку по имени! А я уж, честно говоря, и забыла, что оно у нее есть.

— Если Германия осуществит свои замыслы, так уже не будет, — мрачно ответила бабушка. — А они полны решимости бросить нам вызов на море.

— Не волнуйтесь, — весело подмигнул Сопкоут. — Как только немцы увидят «Дредноут», им придется отказаться от своих глупых идей превзойти Британию на морях-океанах.

— Но не разбудите ли вы этим медведя в берлоге? — спросил папа. — Почему вы считаете, что Германия в ответ не начнет строить свои боевые корабли такого же класса?

О господи, почему эти взрослые ни о чем не могут говорить, кроме как о политике и войне? Какая скука! Да, я знала, что Германия и Британия друг с другом на ножах, но если бы кто-то спросил меня — хотя этого никто, разумеется, не удосужился сделать, — я могла бы объяснить, что эту вражду посеяли и раздували в основном Змеи Хаоса. Эта тайная организация задумала перессорить все страны друг с другом, начать войну и в это время захватить власть над всем миром. Прежде всего им было нужно, чтобы в глотку друг другу вцепились Германия и Британия. Для того они и собирались погрузить Британию в хаос, но нам с Вигмером удалось расстроить их планы, и теперь мировая война уже вряд ли начнется.

К счастью, прежде чем взрослые успели с головой погрузиться в свой нудный разговор, раздался громкий звон.

Это лорд Чадли стучал вилкой по своему бокалу с шампанским, привлекая к себе внимание всех гостей.

— А теперь настало время, господа, перейти к главному событию нашего вечера. Подходите ближе. У вас есть редкая возможность посмотреть на то, как будут разбинтовывать мумию, раскрывая при этом тайны древних египтян.

По толпе пролетел восхищенный шепоток, и все ринулись к столу, на котором лежала мумия. Я потянула папу за руку и спросила:

— А мне обязательно смотреть на это, папа? Может, я лучше постою где-нибудь в сторонке?

— Не бойся, там нет ничего страшного, сама знаешь, — ответил он, похлопав меня по плечу.

То, что в мумиях нет ничего страшного, я и без папы знала. Дело-то не в этом. Мне просто было неприятно оттого, что сейчас эту несчастную мумию будут разбинтовывать на потеху зевак, которые не имеют ни малейшего понятия ни о погребальных ритуалах древних египтян, ни о самом Древнем Египте.

Когда мы приблизились к столу, я решила укрыться за мамой и папой, чтобы не видеть этого надругательства над покойником, но тут вмешался адмирал Сопкоут.

— Сюда, юная леди. Становитесь передо мной, отсюда вам хорошо будет видно. Вам нельзя упускать такую возможность!

Да, конечно, он был добрым человеком, этот адмирал, но… Я открыла было рот, чтобы ответить: «Нет, благодарю вас», но перехватила бабушкин взгляд и поняла, что отказа мне не простят. Подавив вздох, я шагнула вперед и оказалась в самом первом ряду, меньше чем в метре от лежащей на столе мумии.

— Эта мумия неизвестного нам человека была найдена в только что обнаруженной гробнице Аменемхеба, — объявил Чадли. — Мы надеемся, что, разбинтовав мумию, мы сможем узнать о том, кем был этот человек, а также попытаемся проникнуть в тайны процесса мумификации. Вы готовы?

Толпа одобрительно загудела.

— Трокмортон, Сноуторп, окажите нам честь, — сказал Чадли.

Папа удивленно моргнул, быстро постарался скрыть промелькнувшую у него на лице недовольную гримасу и покорно шагнул вперед.

— Начнем с ног, я полагаю? — предложил Сноуторп.

Я хотела было зажмуриться, но потом представила, как отреагирует на это бабушка Трокмортон. Чтобы проверить свои догадки, я все же прикрыла свои глаза — буквально на несколько секунд — и тут же почувствовала жесткий толчок в спину и услышала недовольное шмыганье носом.

Я вновь открыла глаза и подумала, не предложить ли бабушке свой носовой платок. Черт побери! Не понимаю, как можно тыкать человека за то, что тот прикрыл глаза, но при этом постоянно шмыгать носом, словно свинья, которая роет землю в поисках трюфелей. По-моему, это верх невоспитанности!

Я принялась смотреть вперед, но старалась при этом наблюдать не за мумией, а за своим папой.

Для того чтобы разбинтовать мумию, потребовалось неожиданно много времени, и чтобы занять своих гостей, лорд Чадли принялся рассказывать всевозможные легенды и мифы о мумиях. Не знаю, где Чадли собирал этот мусор, но почти все, о чем он говорил, не имело ничего общего с правдой. Когда он перешел к рассказу о том, как мумии растирают в порошок, а затем глотают его, чтобы приобрести магические качества, которыми обладают мумии, — к сожалению, это как раз правда, — я настолько возмутилась, что не выдержала и спросила.

— А эту мумию вы не будете растирать в порошок?

Повисло неловкое молчание, и все обернулись на меня, а я только теперь вспомнила о том, что зарекалась не делать ничего, что может привлечь ко мне внимание.

Потом лорд Чадли фальшиво рассмеялся и ответил:

— Нет, нет. Разумеется, нет. Эта мумия станет частью моей личной коллекции.

— О, простите, — сказала я и поклялась, что больше ни разу не раскрою рот.

Наконец папа и Сноуторп добрались до головы мумии, а я не сводила глаз с папиного лица. Когда была снята последняя повязка, толпа ахнула от смешанного с ужасом восхищения.

«Не смотри, не смотри», — твердила я себе. Но вы сами знаете, что, чем сильнее стараешься не делать чего-то, тем сильнее тебя тянет сделать это. В конечном итоге мое любопытство победило, и я все-таки взглянула на голову мумии.

— Перед вами неизвестный жрец Аменемхеба! — торжественно провозгласил лорд Чадли.

В толпе раздались ленивые аплодисменты. Не в силах удержать себя, я сделала шаг вперед и впилась глазами в лицо мумии.

Это лицо я видела всего несколько месяцев назад, когда столкнулась с тремя Змеями Хаоса в гробнице Тутмоса III. Сейчас я сразу вспомнила слова, которые сказал тогда об этом человеке главарь их шайки: «Он подвел меня дважды. Третьего раза не будет».

— О, нет, лорд Чадли, — эти слова сами сорвались у меня с языка, и я не в силах была удержать их. — Это не неизвестный жрец времен Средней династии. Это мистер Тетли. Из Британского музея.