Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава вторая

ХАОС ВОЗВРАЩАЕТСЯ

В толпе раздались удивленные и испуганные возгласы. Папа как-то странно взглянул на меня и спросил:

— Ты знаешь Тетли?

— На этот раз она зашла слишком далеко, — заявила за моей спиной бабушка Трокмортон. Заметив, что она протягивает ко мне свою похожую на клешню руку, я быстро сделала три больших шага вперед и вначале обратилась к Чадли, оставив папин каверзный вопрос на потом:

— Я пытаюсь объяснить, что это не древнеегипетская мумия, а совсем недавняя подделка.

Чадли зло посмотрел на меня, затем попытался скрыть свое раздражение под веселой гримасой и надменно произнес:

— Тихо, тихо. Что может знать о мумиях такая маленькая девочка? Совсем немного, я полагаю.

— Вы ошибаетесь, сэр, — ответила я. Бабушка Трокмортон негодующе ахнула за моей спиной. Может быть, кому-то мои слова действительно показались неучтивыми, но ведь я только хотела объяснить, что на самом деле знаю о мумиях достаточно много. — Вы обратили внимание на то, что под повязками не оказалось ни одного амулета? Это очень необычно и странно. Теперь посмотрите сюда. На теле нет ни полотняной туники, ни юбки, ни даже набедренной повязки. Вместо этого мы видим, что покойник одет в… нижнее белье.

Произнося последнюю фразу, я слегка смутилась, но выговорила ее до конца.

— Дайте мне нюхательную соль! — простонал у меня за спиной знакомый голос.

Я оглянулась через плечо и увидела, как адмирал Сопкоут тащит мою бабушку к свободному стулу. Я сглотнула и вновь повернулась к папе и лорду Чадли.

— Ну, знаете… — начал побагровевший от гнева Чадли, но папа перебил его и сказал, поправляя рукой воротничок своей рубашки:

— Боюсь, что моя дочь очень точно подметила в этой мумии целый ряд странностей, сэр.

Чадли явно не был счастлив оттого, что мои слова нашли подтверждение. Боясь, что лорд подумает, будто папа просто пытается выгородить меня, я обратилась к лорду Сноуторпу. Если уж кто и может наверняка опознать Тетли, то это, конечно, он.

— А что вы думаете, сэр?

Оказавшийся в центре начинающегося спора, лорд Сноуторп с явной неохотой посмотрел на меня, потом на Чадли, лицо которого с каждой минутой багровело все сильнее. Я даже стала опасаться, как бы хозяина сегодняшнего приема не хватил апоплексический удар.

— Вы узнаете эту мумию, сэр? — спросила я.

Сноуторп покровительственно взглянул на меня и ответил.

— Нет, нет, моя дорогая девочка. Ценю вашу веру в мои силы, но, право, не могу же я знать каждую египетскую мумию в лицо.

Честное слово, у этого человека мозгов было не больше, чем у курицы. Подавляя нараставшее во мне разочарование в Сноуторпе, я сделала еще одну попытку.

— Да, но неужели это лицо не кажется вам знакомым? Неужели вы никогда не видели его раньше?

— Где же я мог видеть это лицо раньше? — спросил Сноуторп. Он явно был испуган.

— Да присмотритесь же внимательнее, сэр, — поморщилась я. — Если это действительно мистер Тетли из Британского музея, вам это должно быть известно лучше, чем мне.

— Да, да, — подхватил Чадли. — Присмотритесь и подтвердите, что эта бедная девочка ошиблась.

Сноуторп приблизился к голове мумии и поднял к глазу свой монокль.

— Ну-у… Тетли действительно пропал несколько недель тому назад, — неуверенно проговорил он. — Вышел из офиса однажды утром, да так и не вернулся.

— Значит, это возможно, — сказала я.

Чадли посмотрел на меня и процедил:

— Но это не доказывает, что он уехал в Египет и превратил себя в мумию.

— Уверена, что намерения становиться мумией у него действительно не было, — ответила я.

Папа взял меня под локоть, отвел подальше от Чадли и раздраженно шепнул:

— Откуда, черт побери, ты знаешь Тетли?

О боже. Я так надеялась, что он забудет это каверзный вопрос.

— Ну… однажды мне оказалось очень полезно увидеть его. Во время моего последнего похода в Британский музей.

— И что же, интересно, ты там делала? — спросил папа.

— Просто приходила взглянуть своими глазами на наших конкурентов. Знаешь, папа, мне там совсем не понравилось.

— Надеюсь, что это так, — облегченно заметил он, а затем вновь обратился к Сноуторпу. — Итак? Что вы скажете? Это Тетли?

Сноуторп опустил глаза, побледнел и чуть слышно выдохнул.

— Да. Боюсь, что это он.

Слушавшая нас с замиранием сердца толпа словно взорвалась, по всему залу полетели испуганные вскрики. Чадли одарил меня таким взглядом, словно это я была во всем виновата, будто я сама устроила этот трюк с Тетли, а затем подсунула его мумию доверчивому лорду.

Кто-то тихо подошел и встал рядом со мной — я скосила глаза и с облегчением увидела, что это Вигмер. Ну, теперь, надо полагать, мы все наконец сдвинемся с места.

Вигмер жестом пригласил всех гостей подойти ближе, а затем негромко заявил:

— Если это Тетли, нам придется заподозрить, что произошло убийство, и вызвать полицию.

— Вы с ума сошли? — ужаснулся Чадли. — Это же скандал!

Я не слишком была уверена, что Чадли считает скандалом — убийство или то, что он при всех сядет в лужу… специалист по Древнему Египту, прости, Господи!

— Ничего не поделаешь, — твердо сказал Вигмер.

— Ну, хорошо, только позвольте мне сначала проводить отсюда всех своих гостей, — пролепетал Чадли, посмотрев на меня так, будто я была куском старого, вонючего тухлого сыра, невесть как оказавшегося на его сверкающем вощеном паркете. — Умная девочка, — добавил он, и это, поверьте, прозвучало вовсе не как комплимент. Скорее как проклятие.

— Мне ужасно жаль, сэр, — услышала я папин голос. — Но должен вам заметить, что моя дочь росла среди египетских артефактов с того времени, как только начала ходить. С тех пор она довольно много успела узнать и об этих предметах, и о самом Древнем Египте.

— Довольно странный метод воспитывать ребенка, если хотите знать мое мнение, — пробормотал Сноуторп.

— Извините, что у вас не спросили, — ощетинился папа.

Чадли тем временем пошел прочь, двигался он неуверенно, как деревянная кукла.

— Невероятно умная девчонка, — ворчал он себе под нос, уходя.

Папа еще разок взглянул на меня и поспешил вслед за Чадли — как я понимаю, улаживать свои отношения с лордом. Я на время осталась наедине с Вигмером и, пользуясь этим случаем, тихо шепнула ему:

— Это Тетли, я уверена.

— Вы понимаете, что это означает? — так же шепотом ответил Вигмер, переводя свой взгляд с мумии на меня. Каким же тяжелым был его взгляд! — Змеи Хаоса хотели, чтобы мы нашли эту мумию. Решили оставить нам послание.

При упоминании о тайной организации у меня пересохло во рту. Я боялась задать следующий вопрос, но не могла не задать его.

— О чем же говорит их послание, сэр?

— О том, что мы их видели не в последний раз. Они готовятся к своему следующему ходу. И скоро сделают его.

Я повернулась и посмотрела в толпу, я почти готова была увидеть скрывающегося в ней фон Браггеншнотта или Боллингсворта. Но увидела только лорда Чадли, поспешно выпроваживающего своих гостей.

— А он может быть связан с ними, как вы думаете, сэр? — спросила я.

Вигмер проследил за направлением моего взгляда, усмехнулся и ответил:

— Сомневаюсь. Как правило, Хаос не держит в своих рядах идиотов.

Вигмер, казалось, был убежден в том, что Чадли болван, я — нет. По-моему, острый ум легче всего спрятать как раз под маской тупицы или жизнерадостного дурака.

Уголком глаза я уловила какое-то движение и повернула голову. Это бабушка Трокмортон отсылала от себя адмирала Сопкоута. Затем она подняла голову, и наши глаза встретились. Гнев, который бабушка испытала при виде меня, похоже, придал ей сил, и она грузно поднялась на ноги. Я растерянно оглянулась вокруг, ища маму или папу, но они все еще ворковали над лордом Чадли, пытаясь успокоить его.

Бабушка подошла ко мне и сказала, сердито раздувая ноздри.

— Теперь ты зашла слишком далеко. Кто-то должен поставить тебя на место. Если твои родители этого не понимают, я сама займусь тобой.

Похоже, бабушка, как и Чадли, была уверена, что это я, и никто другой, затеяла всю эту историю с беднягой Тетли. Но что я сделала?

Всего-навсего обратила внимание на то, что эта мумия не была древней. И никому после этого в голову не пришло, что произошло убийство? И никто не сообразил, что кто-то после этого прямо у нас под носом обернул тело мокрыми шелковыми обоями?

Слишком многие люди совершенно не способны мыслить логически, вот что я вам скажу.