Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

И в следующий же миг обернулся!

Весь мой блеф моментально пошел коту под хвост. А я до последней секунды надеялся, что успею сократить дистанцию между нами хотя бы наполовину! Хотя бы на треть, Атомный Демон его побери! Но чтобы это случилось вот так сразу… Проклятая интуиция, а ведь я ей сегодня так доверял!

Отступать и прятаться было поздно, и я открыл огонь, не успел узловик еще как следует ко мне приглядеться. Даже несмотря на то, что моя мишень стояла практически неподвижно, поймать ее на мушку оказалось той еще морокой. Я спускал курок методично, но не слишком часто. Мне требовалось приберечь в барабане пару патронов на тот случай, если удастся подбежать к противнику на расстояние, с которого я гарантированно не промахнусь. Конечно, при наличии везения я мог попасть в цель и сейчас, вот только где оно, это долбаное везение? В Зоне схватить его за жабры было еще труднее, чем подстрелить заметившего меня прыгуна.

И все же небольшая удача мне в тот момент благоволила, а иначе кто бы рассказывал вам сейчас эту историю? Из четырех выпущенных мной на скаку пуль ни одна не угодила в рыцаря, но истрачены они были не напрасно. Сталкера, предпочитающего воевать импульсным оружием и редко связывающегося с огнестрельным, всегда с непривычки шокирует грохот пороховых патронов. И особенно таких патронов, как «магнум.44». А учитывая, что ствол моего «кольта» смотрел сейчас в сторону врага, тот и вовсе не мог остаться равнодушным к выстрелам и свисту проносящихся мимо него пуль.

Узловик вздрогнул и, наверняка удивившись, что еще жив, решил не искушать фортуну, стоя на пути у летящего свинца. Прежде чем выпустить ответную очередь, враг стукнул «Фричем» по поясной пряжке и взмыл вверх — первый пришедший ему на ум способ, как быстро уйти с линии огня. Я же, наоборот, не мешкая метнулся вниз, на ресторанную крышу, поскольку лишь арочный свод мог защитить меня от пуль «карташа».

Противник огрызнулся лишь короткой очередью, поскольку был вынужден поспешно сконцентрироваться на посадке, дабы не промахнуться ногами мимо перемычки. Так как он палил навскидку и в прыжке, а я вовремя улизнул из-под обстрела, все выпущенные по мне пули пронеслись выше и хаотично заметались по каркасу, как песчинки внутри погремушки. Две пули разбили в ресторане рикошетом несколько уцелевших стекол, остальные продырявили крышу ведущего к нему моста. Отстреливаясь, прыгун рисковал, ведь сейчас по лестницам подымались его товарищи, а внизу дежурил прикрывающий. Но, поскольку я находился совсем близко, попытка разделаться со мной стоила этого риска.

Когда же «Джампер» опустил рыцаря на пилон, расстояние между нами составляло считаные метры. Я лежал на крыше площадки, а враг находился надо мной, видел меня сквозь просветы в арке и готовился снова открыть по мне огонь. Но сначала узловику нужно было твердо встать после прыжка на ноги, что, естественно, требовало некоторого времени. Секунду-другую, но тем не менее.

А вот передо мной такой проблемы не стояло. Спрыгнув на крышу, я тут же перекатился на спину и, вскинув револьвер, занял удобное положение для стрельбы. В барабане «кольта» оставалось всего два патрона, и, дабы опять не оплошать, я загодя взвел курок, на что прежде в суматохе у меня не хватало времени. Ну а взять на мушку балансирующего на перемычке человека было всего-навсего делом техники.

Получай!

Не успев обрести равновесие, рыцарь схлопотал пулю в бедро, что отнюдь не улучшило его устойчивость. Взмахнув руками, подкошенный противник упал на распорку, но не удержался на ней и сорвался вниз. А потом грохнулся рядом со мной на крышу, стукнувшись обо все подвернувшиеся ему в падении перемычки. Черт его знает, как он не выронил «карташ», но, когда ослепленный болью прыгун упал, его рука продолжала крепко сжимать оружие.

Впрочем, узловика это уже не спасло. Я приставил револьвер к голове врага раньше, чем тот пришел в себя. И без колебаний нажал на спусковой крючок, истратив последний оставшийся в барабане патрон. С каким успехом, думаю, можно не уточнять. С такого расстояния я не промахнулся бы, даже будучи тяжело контуженным или вусмерть пьяным…

Перезаряжать оружие некогда — пора возвращаться на вершину арки. Я торопился, как наскипидаренный, но лез обратно в приподнятом настроении. И не только потому, что вывел из игры двух самых опасных противников. Вторым поводом для моей радости было солнце. Оно уверенно подползало к краю скрывающей его тучи, обещая вот-вот явить себя мне во всем своем великолепии. И пускай вслед за уходящим облаком на Курчатник надвигалось новое, такое же большое, промежуток между ними даровал мне примерно четверть часа до того, как я опять стану видимым.

Четверть часа! Да за это время я при необходимости добегу аж до «тамбура» — входа в гиперпространственный тоннель; он располагался тремя километрами северо-восточнее Живописного моста, в институте имени Курчатова. Надо лишь не зевать и, как только вокруг меня образуется маскировочное поле, проваливать отсюда к чертовой матери.

Ну, наконец-то! Вот и он, мой долгожданный небесный покровитель! Успел-таки вступиться за меня до того, как я сцепился бы с бегущими по лестнице рыцарями. А они, как и их павшие товарищи, также решили скоординировать атаку и проникнуть в ресторан одновременно по двум ведущим к нему мостам.

Штурмовик, который поднимался по южной опоре, не мог не заметить лежащее на перемычке тело задушенного собрата. Равно как и умолкший «шторм» второго прыгуна красноречиво свидетельствовал, чем закончилась наша с ним «встреча в верхах». Лишенным «Джамперов» узловикам следовало вести себя на порядок осмотрительнее.

Теперь их целью был не только я, но и сплит-артефакты, бросать которые здесь бойцы Ипата явно не намеревались. В отличие от прыгунов, они уповали не на стремительный наскок, а на осторожность. Но, даже ворвись они на площадку как ошалелые, с матом и криками, результат их штурма все равно был бы нулевым.

И все потому, что меня на арке уже не было. Перекинув трос через самую длинную из восточных вант, я, озаренный солнцем, скользил по ней вниз, на другую половину моста.

Все могло бы сложиться просто идеально, не издавай трос при скольжении громкий, противный скрежет. Его и расслышал стерегущий меня внизу узловик — как выяснилось, это был сам Ипат. По звуку он также легко определил, куда и каким способом я решил удрать с арки. Единственное, что мнемотехник не сумел вычислить, это по какой именно ванте я качусь. И потому, не мудрствуя лукаво, он принялся палить из армгана широким веером, стараясь накрыть смертоносными лучами мост по всей его ширине.

Ловко придумал, сучий потрох! Пережечь таким образом толстые тросы он не мог. Мечущийся туда-сюда ритмичными всполохами луч попросту не задерживался на вантах, а лишь оставлял у них на кожухах неглубокие ожоги. Но это металл! Пройдись же лазер по мне, и он или мгновенно разрежет меня пополам, или оставит в спине такую рану, что я издохну спустя минуту в муках с прожаренными внутренностями.

Скатываться до самого низа было крайне опасно. Ипат быстро сообразил, что вероятность поразить невидимую жертву при ее соскоке с троса куда выше, чем при беспорядочном обстреле. После чего поспешно перенес огонь на вантовые крепления, решив прикончить меня, так сказать, влет.

Я понял, что мне грозит, когда съехал до половины спуска. Как чуял, что надо выбирать самый пологий путь, хотя поначалу хотел удрать с пилона по более крутому и скоростному. Разгонись я сильнее, и мне ни за что не удалось бы затормозить и выгадать момент для преждевременного соскока. Стянув изо всех сил, словно удавку, перекинутый через ванту трос, я затруднил его скольжение, а вдобавок поджал ноги и обхватил кожух бедрами. Прочный комбез не разорвался, но трение обожгло мне ляжки так, что я едва не заорал от боли. Такое впечатление, будто сейчас я катился не по ванте, а по горячему паропроводу!

Скрежет металла о металл усилился, однако Ипат этого уже не расслышал. Он был поглощен стрельбой и надеялся, что я вот-вот попаду под его луч. Этого ублюдка, поди, прямо распирало от нетерпения узнать, станет ли Алмазный Мангуст видимым после того, как его распластает боевой лазер. Я, разумеется, не намеревался потакать любопытству Ипата и участвовать в его антигуманном эксперименте. И пусть экстренная остановка прошла весьма болезненно, я сумел-таки прекратить скольжение до того, как угодил в простреливаемое армганом пространство.

До земли примерно пятнадцать метров, а внизу рассекает воздух убийственный луч. Вот ведь нескладуха: не успел заручиться поддержкой солнца, как опять угодил между молотом и наковальней! Ну тут уже деваться некуда. Не услыхав мой предсмертный вопль, узловик смекнет, что мне удалось затормозить, и примется бить лазером выше, пока не срежет меня с кожуха, как садовник — яблоко с ветки. И «кольт» так некстати полностью разряжен! А то вынул бы его и, повиснув на одних ногах, снес бы рыцарю башку до того, как он меня поджарит. Но увы…

Ладно, хватит сокрушаться о том, что не сделано. Нужно срочно отринуть сомнения и — вниз! Не мешкая!..

Я отцепился от ванты, когда луч сверкал аккурат подо мной. Расчет был прост: пока лазер дойдет до границы сектора обстрела и опять вернется на середину, я успею спрыгнуть и распластаться на мосту. А затем откачусь к ограждению, по-быстрому заряжу в револьвер пару патронов и всажу Ипату пулю с расстояния в полста шагов. Или даже с меньшего. Враг не стоял столбом, а стрелял на ходу, уверенно приближаясь к месту моего приземления.

Оно оказалось весьма чувствительным, пускай прежде мне и доводилось прыгать с подобной высоты. Асфальт был растрескавшимся, но, слава богу, все еще ровным. Находись внизу обломки или, того хуже, — арматура, я так легко не отделался бы.

Очутившись на ногах, я, как и планировал, моментально плюхнулся ничком. Лазер прошел в опасной близости надо мной, и, стой я сейчас в полный рост, луч угодил бы мне точно в промежность. Но едва я собрался перекатиться к северному ограждению моста, как Ипат изменил свою тактику. Очевидно, что-то почуяв, он взялся стрелять именно туда, где я рассчитывал затаиться. Плавя дорожное покрытие, пульсирующий луч резанул точно по намеченному маршруту моего отступления.

Пришлось и мне поспешно менять стратегию и катиться боком прямо навстречу размахивающему армганом мнемотехнику. Опасаясь, как бы он не взялся методично прожаривать каждый метр асфальта, я нарочно переместился ближе к стрелку. Шагай он и дальше в таком темпе, спустя четверть минуты ему придется на меня наткнуться. Впрочем, дожидаться этого я не хотел. Убедившись, что лазер не следует за мной, а снова мечется по вантам, я выхватил револьвер из кобуры и полез в поясной патронташ за боеприпасами.

Пара патронов, больше мне не нужно. Если я не уложу Ипата с двух выстрелов, он определит, откуда они грохочут, и мгновенно вплавит меня в асфальт.

Зарядить револьвер… То, что в спокойной обстановке я проделываю не задумываясь, даже с закрытыми глазами, сейчас отнимает у меня столько усилий, сколько я трачу на извлечение из пальца неподатливой занозы. Вынуть патроны, открыть револьверный барабан, извлечь гильзы, вставить патроны, вернуть барабан на место, взвести курок и прицелиться… Элементарные действия. Но каждое из них, как назло, начинают сопровождать непредвиденные трудности.

Патроны, что доселе вставлялись в патронташ без проблем, вдруг застревают в ячейках, и мне приходится повозиться, чтобы извлечь их оттуда. Стреляные гильзы будто с ними сговорились, тоже заклинивают в барабане. Благо хоть не до конца. После повторного, более сильного толчка эжектор все же срабатывает и выбрасывает гильзы из барабана, но эта заминка опять отнимает у меня бесценные мгновения.

Зарядить — уже плевое дело, но после возни с патронташем и эжектором пальцы мои дрожат и вставляют патроны в каморы лишь с третьего раза. У меня остаются считаные секунды на то, чтобы закрыть барабан и прицелиться. А стрелять опять придется без предварительного взвода курка. Хотя сейчас это неважно — Ипат находится всего в десяти шагах от меня и продолжает неумолимо приближаться…

Не тратя времени на то, чтобы уползти с дороги мнемотехника, я начинаю наводить на него револьвер, и в этот момент позади врага, на фоне уходящей на запад тучи стремительно вырастает огромная тень. А затем до меня доносится раскатистый, с подсвистом рев. Слишком характерный и механический, чтобы не определить, чья железная глотка его издала. И слишком грозный, чтобы его не испугаться, даже находясь под обстрелом.

Этот рев расслышал и Ипат. Я еще не взял его на прицел, когда он, прекратив стрельбу, резко обернулся и, отшатнувшись, бросился к ограждению. Стрелять в него я уже не стал. Но не потому, что пощадил мерзавца, нет. Когда стало очевидно, что за тварь нарисовалась на западном краю моста — а вернее, над ним, — я решил, что будет слишком глупо убивать единственного человека, который способен задержать несущегося прямо на нас дракона. Биомеха, который когда-то представлял собой боевой вертолет, а ныне мутировал в одну из самых жутких здешних тварей.

О том, что, обуздав монстра, Ипат как пить дать попытается его на меня натравить, я сейчас не беспокоился. Даже такому сильному мнемотехнику потребуется не одна минута, чтобы полностью подчинить себе дракона. И пока между ними будет идти этот, скажем так, ментальный поединок, я удеру отсюда и спрячусь. Забьюсь в такую щель, что меня в ней не то что дракон — и стая пронырливых мозгоклюев не отыщет.

А это еще что за чудеса?!

Само по себе появление летающего биомеха не стало для меня сюрпризом. Я ведь потому и прибыл в Московскую локацию, чтобы понаблюдать за находящимся в Серебряном Бору «драконьим базаром». Замеченное мной сейчас «чудо» представляло собой бегущего во весь опор по мосту человека, за которым, судя по всему, и гналась разъяренная «вертушка»-мутант.

Время разлеживаться кончилось, и я вскочил на ноги, по-прежнему оставаясь невидимым для узловиков. Бегущий к нам человек — неуклюжий увалень в орденских доспехах — орал без умолку. Что именно — не удавалось пока разобрать из-за рева и свиста вертолетных лопастей. Кто был этим потенциальным драконьим обедом, думаю, вы уже догадались. Но вот какого рожна Дюймовому не сиделось в своем укрытии — решительно непонятно.

Жорик, не обнаруженный Ипатом, дракону был бы и вовсе не заметен с высоты. И тем не менее он каким-то образом очутился здесь да еще привел за собой нешуточных размеров «хвост». А хотя что тут удивительного? Нечаянно обратив на себя внимание биомеха, безоружный недотепа не придумал ничего лучше, как броситься за подмогой к мнемотехнику. И впрямь, разве можно отказать в помощи беглецу, когда несущаяся за ним тварь грозит растерзать не только его, но и вас?

— Вот идиот проклятый! — воскликнул мнемотехник, имея в виду, разумеется, коварного неофита, а не дракона. Я невольно отметил, что наши с Ипатом мнения касательно умственных способностей Жорика практически совпадают. — И навязали же тебя на мою голову! Ну ничего, теперь-то ты наверняка издохнешь!

И, вскинув армган, навел его на вбежавшего под арку Дюймового.

— Но-но, полегче! — возмутился я, подскочив к Ипату, а затем сбил его подножкой на асфальт, наступил ботинком на притороченный к руке рыцаря излучатель и, отстегнув батарею, швырнул ее в реку. После чего в назидание добавил: — Не смей обижать юродивого! Лучше я сам с ним разделаюсь, а ты пока поиграй с драконом!

— Мангуст! — гневно прорычал Ипат, косясь, однако, не на меня, а на приближающийся «вертолет». Хотя куда еще мог таращиться враг, если я все равно был ему не виден. — Ладно, беги — повезло тебе сегодня! Но учти: скоро мы опять встретимся! Очень скоро!

— Спасибо за предупреждение. Обязательно учту, — не стал спорить я, отпуская мнемотехника, которому было самое время браться за дрессировку монстра.

Боясь опоздать, дрессировщик тут же забыл обо мне, поднялся на ноги и, не оглядываясь, побежал навстречу Жорику. Тот шарахнулся от Ипата, как тореадор от быка, но, сообразив, что мнемотехнику сейчас не до него, проводил «брата» злобным взглядом, а потом снова закричал.

На сей раз я его расслышал. А расслышав, удивился, потому что Дюймовый не просто голосил от страха, а взывал ко мне.

— Бегите, Геннадий Валерьич! — надрывал глотку брат Георгий, размахивая на бегу руками и озираясь по сторонам. — Бегите отсюда! Это я — Жорик! Я пришел, чтобы спасти вас, Геннадий Валерьич!..

— Хорош орать, дурень! — Я выскочил сталкеру наперерез и остановил его, ухватив за плечо. — Я здесь! Да не дергайся ты!

— Генна-а-а-а-а… а-а-а, это вы! — перепугался, но в следующее мгновение обрадовался недотепа, глядя сквозь невидимого меня. — А я это… как раз к вам спешил! Выглянул из ямы, гляжу: вас над рекой крепко прессуют! Вот и подумал, что надо срочно бежать к вам на подмогу.

— Ладно, заткнись и чеши что есть духу на тот край моста! — прервал я его сбивчивые оправдания. Нет, вы это слышали: он ко мне на подмогу! А ведь не врет простофиля. Стал бы он иначе вообще разыскивать меня на мосту? — Я впереди побегу, так что зазря не оглядывайся. Если отстанешь, буду ждать тебя у памятника, на бывшем трамвайном кольце! Готов?.. Тогда пошел!

Вмиг приободрившийся Жорик — кажется, он и не чаял встретить меня живым — припустил в указанном направлении. Я бросил прощальный взгляд на арку и рванул за своим «спасителем». Торчащих на смотровой площадке узловиков теперь можно не опасаться. Все их внимание наверняка приковано к приближающемуся дракону, который уже маячил рядом с аркой, едва не задевая ее винтами. Я не видел верхолазов, но полагал, что они попрятались в ужасе кто куда и просидят в укрытиях до той минуты, пока Ипат окончательно не разберется с нагрянувшей к нам тварью.

А он стоял сейчас посреди Живописного моста и, вытянув перед собой ладони с растопыренными пальцами, был всецело поглощен своей мнемотехнической «магией», направленной на обуздание монстра. Периодически тело Ипата сводила кратковременная, но сильная судорога. Он то резко прогибался в пояснице, то его мотало из стороны в сторону, то начинало корежить, словно больного артритом. Лицо рыцаря было перекошено от боли, глаза закатились, а вены на шее вздулись. Происходи это с ним не трехсекундными приступами, а беспрерывно, можно было подумать, что он исполняет какой-то безумный шаманский танец.

В действительности все объяснялось гораздо проще. Мучения, терзавшие сталкеров-мнемотехников во время «дрессировки» техноса, вызывались имплантами, вживленными им в мозг и обожженными затем во время многочисленных гиперпространственных переходов. Дикие боли и судороги — такова плата укротителя биомехов за обладание этой уникальной способностью. И чем могущественнее он был, тем сильнее страдал, когда вступал в противостояние со здешними тварями. Вот почему энергиков вроде Жорика в Зоне было пруд пруди, а мнемотехников — особенно таких, как Ипат, — насчитывались единицы. И немудрено. Далеко не каждому сталкеру хотелось одерживать победы над монстрами путем столь жутких самоистязаний.

То, что дело у Ипата мало-помалу продвигалось, было понятно по поведению дракона. Подлетев к арке, он угодил под воздействие мнемотехника и теперь завис над мостом, ведя напряженный ментальный поединок с выступившим против него человеком. В противном случае биомех разделался бы сначала с Ипатом, потом нашел и перебил бы его попрятавшихся соратников, а напоследок настиг бы нас с Дюймовым. И если я еще имел возможность остаться для дракона незамеченным, Георгию при таком раскладе не светило ничего хорошего. Удивительно, как при своей неуклюжести он вообще успел допрыгать до арки!