Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Роман Куликов

Цепь судьбы

Пролог

Олег бежал изо всех сил, стараясь максимально увеличить разрыв между собой и мутантами. Но знал, что они все равно найдут его. Даже в этой заброшенной деревне, куда завела его кривая дорожка судьбы, среди домов, источающих ароматы затхлости, гнили, сырости и плесени, его след потерять было невозможно. Олег, в который раз, обернулся и досадливо поморщился, разглядывая едва заметную разноцветную дымку, тянущуюся за ним от самых крайних домов: бледно-розовый шлейф запаха крови, желтоватые нити из молекул пота и темно-серая, словно состоящая из тонких, морозно сверкающих иголок, взвесь страха. Если уж даже он это видел, то для мутантов такой след — даже не путеводная нить, а толстый канат, накрепко привязанный к Олегу.

Ну где же этот треклятый дождь, когда он так нужен?! Олег с надеждой посмотрел на небо. Хмурые серые тучи всего полчаса назад пролились коротким ливнем, превратив почву под ногами в скользкую грязь, и видимо не собирались повторять этого в ближайшее время.

«Ну, давай же! Ну, хоть небольшой дождичек!» — мысленно упрашивал природу Олег. Если бы удалось сбить преследователей со следа, пусть ненадолго, на те же полчаса, он смог бы затаиться, немного восстановить силы, заняться кровоточащими ранами, оставшимися после предыдущей схватки, когда мутанты окружили его на опушке леса…

Мольбы Олега прервал раздавшийся неподалеку вой. Беглец вздрогнул, оступился, со всего маху полетел на землю и заскользил по грязи прямо в радужно переливающуюся аномалию. Вскрикнув, он инстинктивно растопырил пальцы и с силой погрузил их в землю, останавливая свое скольжение.

Покрывшись холодным потом, Олег пытался восстановить сбившееся дыхание. В груди бешено колотилось сердце.

Медленно поднявшись, он с отчаянной злобой смотрел на вихревую ловушку, в которую едва не угодил: мало того, что мутанты уже буквально дышали в спину, так еще и аномалии постоянно преграждали путь.

Внутри появилась невнятная, но крайне неприятная дрожь. Здесь все против него — мутанты, аномалии, даже погода… Ему не удастся сбежать. Несмотря на все его усилия, погоня приближалась. Отчаяние прокралось в душу и разлилось по телу предательской усталостью. Олег знал, что с еще одной атакой мутантов ему, скорее всего, не справиться. Он опустил руки, закрыл глаза и снова поднял лицо к небу.

«За что мне все это? За что? Будь неладны эти ученые со своими долбаными исследованиями… и Птаха со своими артефактами…».

Олег провел ладонью по лицу, чтобы вытереть пот, забыв, что руки испачканы землей.

— Да чтоб тебя! — выругался он, моргая и отплевываясь. Раздражение отвлекло его от тягостных мыслей.

Олег посмотрел на сжатые в кулаки пальцы: сбитые костяшки и сорванные ногти, следы от клыков какой-то твари, которой он даже названия не знал, на правой ладони и изодранная кожа на левой. Боли он почти не чувствовал, и знал, что раны скорее всего заживут, но для этого нужен покой и отдых, чего в ближайшее время явно не предвиделось.

Нет! Нельзя раскисать! Ну и пусть против него сейчас вся эта поганая Зона. Но даже ей так просто с ним не справиться!

— Твоя предшественница не получила Брига, — вспомнил он свое давнее, почти забытое, прозвище. — И ты подавишься!

Потом повторил, разжигая в себе злость:

— Подавишься!

Не для того он дрался за свою жизнь столько времени, чтобы сейчас сдаться и сдохнуть в какой-то неизвестной деревушке.

«Оружие! Мне нужно оружие!» — пересилив внутреннюю слабость, он, казалось, обрел второе дыхание. Встряхнувшись, Олег начал искать пути к спасению.

Понятное дело, что ничего огнестрельного он сейчас не найдет. Даже завалящего пистолета. Но ведь оружием называется не только то, из чего можно стрелять. Олег огляделся: в заброшенных дворах наверняка можно найти что-то подходящее.

Он утер пот и грязь со лба разодранным рукавом и принялся за поиски. Сарай ближайшего дома особо не порадовал: пара граблей с отломанными зубцами, прогнившая лопата и ржавый серп без рукоятки. Ничто из этого на оружие не тянуло.

Следующий двор снабдил его лишь вилами на кривом, но все еще достаточно крепком черенке. Олег начинал нервничать, время поджимало, мутанты вот-вот нагрянут, а он не готов их встретить. Дальнейшие поиски не принесли сколь-либо ощутимых результатов. Скудный арсенал пополнился небольшим топором с тупым иззубренным лезвием и самодельным ножом из нержавейки с неудобной деревянной ручкой.

Осторожно обходя аномалии, Олег вышел на дорогу между домами и сделал пробный замах топором. Получилось сильно, резко, но не убедительно. Даже при всей его теперешней силе, к которой он никак не мог привыкнуть.

Тут Олега осенило. А ведь и правда, он может попробовать найти что-то менее традиционное, но более тяжелое.

Он огляделся. В десяти метрах, за щербатым, накренившимся забором ржавел гусеничный трактор. Олег быстро подошел к нему и осмотрел. Одна гусеница оказалась разорвана. Без заметных усилий, он снял звенья с зубцов ведущей звездочки и попытался вытащить оставшуюся часть гусеницы из-под трактора. Просунув пальцы в отверстия трака, Олег изо всех сил потянул на себя. Ржавые колеса заскрипели. Олег стиснул зубы, всем телом отклонился назад и резко, до боли в суставах, дернул. С металлическим хрустом отломилось одно из направляющих колес, и гусеница, сгрудив комья земли, вылезла наружу.

Тяжело дыша, от затраченных усилий, Олег решил опробовать свое импровизированное оружие на месте. Поудобнее захватил крайний трак, замахнулся и ударил гусеницей по ближайшему забору. Доски разлетелись в щепки.

Довольный результатом, Олег подумал, что сейчас лучше не расходовать напрасно силы и, имея орудие для нападения, озаботиться еще и защитой.

В соседнем дворе он нашел наполовину укрытую куском сгнившего брезента кабину «ЗИЛ-130». Олег оторвал крышку капота, топором вырубил две полосы и загнул их внутрь, сделав рукояти.

Надев самодельный щит, взял в эту же руку вилы, потом засунул за пояс топор, убрал за голенище нож и свободной рукой поднял гусеницу от трактора. Экипировавшись подобным образом, Олег неожиданно почувствовал, будто провалился во времени на несколько веков назад. Что-то древнее проснулось внутри него, огненной волной пробежало по жилам и придало дополнительных сил. Первобытная ненависть и дикая жажда жизни исказили черты лица, скривили губы в зверином оскале.

В этот момент снова раздался вой, гораздо ближе, чем раньше, но теперь он уже не вызвал страха, а лишь отозвался легким холодком в груди.

Олег не спеша вышел на середину деревни, волоча за собой металлические звенья. Грунтозацепы оставляли в сырой земле длинные борозды.

Чтобы обеспечить себе прикрытие с флангов, Олег выбрал место между двумя достаточно большими аномалиями, остановился и воткнул вилы в землю. Первые мутанты только показались на окраине. Пять шипастых собак, на бешенной скорости неслись к своей предполагаемой жертве.

Прикрывшись щитом, Олег стоял с отведенной назад рукой, в которой сжимал гусеницу, и ждал. Вслед за шипастыми показалась стая других псов — «голышей», как их прозвал Олег — с облезшей до мяса шкурой, с торчащими из пасти, вывороченными наружу двумя рядами клыков. И еще три морока — гориллоподобные твари, жилистые, с длинными когтистыми лапами, вместо надбровных дуг — вертикальные костяные резцы, от самых глубоко утопленных красных глаз, почти до маковки. Они перемещались, испуская из ноздревых отверстий дрожащее марево впереди себя. Для любого другого человека они были бы невидимыми, но для Олега их маскировка словно не существовала: мутанты выглядели окутанными белесой дымкой, но никак не невидимками. Взмокнув от напряжения, он смотрел на приближающихся врагов, различая их запахи, чувствуя исходящую от них жажду крови. Внутри у него кипела жгучая ярость по отношению к Зоне и ее порождениям.

Первую прыгнувшую на него шипастую собаку Олег встретил убийственным ударом щита, отбросив зверя на несколько метров. Затем, с певучим свистом рассекли воздух соединенные в цепь траки. Гусеница с невероятной силой обрушилась на мутантов, буквально вдавив в землю сразу двух шипастых. Смешанная с кровью грязь брызнула в стороны. Олег сразу дернул звенья на себя, замахиваясь для следующего удара. На мгновение он открылся и пропустил одного из зверей, но успел увернуться от оскаленных зубов и пинком отправил мутанта в ближайшую аномалию. Следующий удар гусеницей он нанес по диагонали, сметая часть подоспевших к схватке «голышей» и последнюю шипастую собаку к забору слева от себя. В одно мгновение злобные мутанты превратились в мохнатую, кровоточащую, искалеченную и жалобно скулящую кучу.

Оставшиеся «голыши» с воем и лаем разбежались в стороны, но передышки Олег так и не получил: все три морока напали практически одновременно. Металл импровизированного щита сминался под ударами их лап. Когти мутантов оставляли в нем рваные борозды. Олег начал отступать назад, едва успевая закрываться. Без возможности замаха, гусеница из грозного оружия превратилась в обузу, которая только стесняла движения. Олег бросил ее на землю, схватил вилы и ударил поверх щита, словно копьем.

Зубцы попали одному из мороков в верхнюю часть груди. Мутант, взвыв, рухнул на землю. А Олег, продолжая отступать, выхватил из-за пояса топор.

Вихревые ловушки больше не защищали с боков, и «голыши» обегали Олега с разных сторон. Ко всему прочему он не помнил, где позади него находились другие аномалии, и вынужден был пятиться, рискуя в любой момент угодить в одну из них.

Потерявшие сородича мороки не остановили свою неистовую атаку. Ближайший впился когтями в металл щита, и попытался вырвать его из рук человека. Понимая, что щит не удержать, Олег, вместо того чтобы пытаться тянуть на себя, уперся ногами в землю и с отчаянным криком надавил вперед. Вцепившийся в щит мутант не устоял и повалился на спину, увлекая за собой Олега.

Осознавая, что оказался полностью открыт для второго морока, Олег, не глядя, ударил топором в его сторону и почувствовал, как тупое лезвие разрывает плоть и ломает кости. Вопль покалеченного мутанта едва не оглушил человека, горячая кровь залила голову и шею, густые капли стекали по лицу, но внимание Олега уже переключилось на противника, прижатого щитом к земле. С диким криком он замахнулся и обрушил оружие на голову морока, разрубая ее почти пополам.

Внезапно он ощутил сильный толчок в спину, и резкая боль обожгла левое плечо и лопатку — один из голышей, наконец, добрался до него. Олег снова закричал. Выпустив рукоять топора, он рукой схватил вцепившегося в него мутанта за облезлую шкуру. Резко дернув, оторвал от себя и отбросил в сторону.

Потом быстро перекатился, прикрываясь измятым, разодранным щитом, судорожно нащупал за голенищем нож — последнее оставшееся у него оружие — и поднялся, оглядываясь в поисках остальных врагов.

Но три голыша, поскуливая, кружили в десятке метров от человека и не собирались нападать. Олег еще какое-то время смотрел на них, а потом, зажав покрепче нож в руке, неожиданно сорвался с места и побежал в сторону мутантов с хриплым криком.

Твари помчались прочь, а Олег остановился и провожал их взглядом, пока они не скрылись за околицей.

По лицу сбегала кровь мутантов, по спине — своя собственная, сочившаяся из разодранного плеча. Невероятная усталость обрушилась на Олега. Он едва устоял на ногах. Не было никакой радости от победы или от того, что остался жив. Лишь боль от ран и давящая усталость.

Олег из последних сил добрел до ближайшего дома, кое-как закрыл дверь и опустился на потрескавшиеся доски пола.

Сколько еще он выдержит? Постоянное напряжение, опасность, боль… он уже столько прошел… Но везде было одно и то же — проклятая Зона. Она казалась бесконечной. Всюду, куда бы он ни направился, его ждали аномалии и мутанты.

И не оставляло ощущение, будто кто-то преследует его. Постоянно чувствовалось чье-то незримое присутствие и… ненависть, направленная на Олега.

Он понял, что сейчас потеряет сознание, но прежде чем провалиться в забытье, засунул руку за пазуху и проверил потайной карман. Нащупал через ткань небольшой прямоугольный контейнер с флешкой внутри, удовлетворенно произнес «на месте» и отключился.

Глава 1

— Пап, а у нас на прошлой неделе была олимпиада по математике, и я победила! — голос дочери, слегка искаженный междугородней связью звучал небесной музыкой в ушах Андрея Пономарева.

— Умница! — Он заулыбался, не обращая внимания на прохожих. Сейчас уже считается в порядке вещей, идти по улице, разговаривать с невидимым собеседником, улыбаться ему, или наоборот — ругаться. Технический прогресс не стоит на месте, и мобильная связь стала настолько обыденной вещью, что большинство уже не представляли, как можно обходиться без сотового телефона. Почему-то Андрей не мог спокойно проявлять эмоций вот так, шагая по улице, мимо прохожих, приложив к уху скрытый широкой ладонью аппарат. Смущался. Но сейчас, когда в трубке раздавался звонкий голосок дочурки, Андрею было плевать на всех и вся. И словно не было разделяющих их тысяч километров, а дочь пришла из школы и рассказывала, как прошел день. Андрей ловил каждое слово, как умирающий от жажды ловит пересохшими губами капли дождя.

— А тренировки как? Соревнования скоро? — это он впервые отвел дочь в спортзал, вопреки мнению жены, и был очень рад, что его девочка проявляла способности не только в математике, но и на татами.

— Хорошо! Через месяц региональные. Тренер говорит, что мы должны выступить достойно.

— Молодец, Светланка! Скрестим пальцы.

— Пап… — голос девочки дрогнул, — а ты приедешь?

Андрей не знал что ответить. Приедет ли он? Будь его воля — прямо сейчас купил бы билет на самолет до Оренбурга и через несколько часов уже обнимал бы дочку. Но Валя — мать Светланки и вот уже полтора года как его бывшая жена — точно не обрадуется. Она вычеркнула Андрея из своей жизни. Решительно и безвозвратно.

Дочь правильно поняла его молчание:

— Я поговорю с мамой, пап. Она не будет против.

Андрей грустно усмехнулся про себя: когда тебе двенадцать, все в жизни кажется простым, но с возрастом люди весьма преуспевают в том, чтобы сделать свое существование намного сложнее.

— Я не знаю, дочь… попробую… не могу обещать, — он практически чувствовал, как она огорчилась, и поспешил добавить: — Но я постараюсь! Хорошо?

Дочка ответила после небольшой паузы:

— Хорошо, пап. Только ты постарайся! Я тогда для тебя все призы выиграю!

Он засмеялся.

— Не будь жадиной, оставь парочку другим.

— Ладно, — дочка немного повеселела и похвалилась: — А я теперь блины умею печь! Бабушка научила. Знаешь, какие вкусные?!

Андрей свернул в переулок, чтобы срезать путь через дворы, прошел арку проезда, вышел к детской площадке и тут же услышал справа яростные крики, звуки ударов и брань. Он бросил быстрый взгляд в ту сторону и увидел, что возле качелей трое неплохо одетых парней избивают одного мужчину. Один из напавших ударил лежащего на земле человека носком ботинка в живот, другой, схватившись для устойчивости за опору качелей, жестоко пнул жертву в лицо.

— Эй! — крикнул Андрей. — Вы чего творите?!

Дочка что-то еще говорила, из трубки раздавался ее едва слышимый голос.

— Я перезвоню, милая, — бросил Андрей, нажал на кнопку, заканчивая разговор и побежал к дерущимся.

Он налетел на парней сзади, растолкав их в стороны. Один покатился по песку, второй, едва не перекувырнулся через качели, а третий отскочил в сторону и, сунув руку в карман, быстро вытащил нож. Щелкнуло выкидное лезвие. Андрей, не раздумывая, бросил в парня все еще остававшимся в руке сотовым телефоном. Аппарат попал тому в нос. Охнув, молодчик схватился свободной рукой за лицо. Андрей не дал ему возможности очухаться, и через пару секунд парень обезоруженный лежал на земле.

Двое его дружков уже снова были на ногах. Но тут избитый мужчина схватил поблескивающий в траве нож, поднялся и взмахнул им перед нападавшими. Парни отпрянули.

Мужчина сплюнул красным и осклабился, исподлобья глядя на противников.

— Ну что, шакалы, продолжим разговор?! — злорадно произнес он. Бровь у мужчины была рассечена, из раны стекала темная струйка, губы распухли и кровоточили, лицо покрывали синяки и ссадины. — Жаль, вас в зоне пуля не нашла.

Андрей понял, что вмешался в бандитские разборки. Первым его порывом было уйти — пусть грызутся между собой сколько влезет. Он не собирался принимать ничью сторону.

Поднялся парень, которого обезоружил Андрей. С разбитой сотовым телефоном переносицы текла кровь.

— Ты какого хрена влез, урод? — он зло посмотрел на Андрея. — Наши дела с должником тебя не касаются! Вали отсюда, сучара!

По сути, так и надо было поступить — оставить этих четверых разбираться меж собой, развернуться, пойти домой и не вспоминать о произошедшем. Какое собственно Андрею дело до того, что один бандит должен другому? Никакого! Но трое против одного… это неправильно. Да и не привык Андрей отступать.

— Шли бы вы, парни, по добру-по здорову.

Но молодчики не собирались уходить. Все трое угрюмо смотрели на должника и его неожиданного помощника.

— А ну пошли отсюда! — раздался с одного из верхних этажей старческий голос. — Я милицию вызвал! Сейчас с вами разберутся! Устроили тут поножовщину, а на этой площадке дети играют! Совсем совесть потеряли, Сталина на вас нет!..

«Нет, дед, тут не Сталин нужен, — пришла Андрею неожиданная мысль, — тут все общество менять надо, чтобы не из одного твоего окна возмущенный голос раздавался». Наверняка драку видели многие, но всем было безразлично. Люди сейчас находились в таком положении, что их заботили лишь собственные шкуры…

Пришла неожиданная злость. Андрей сжал кулаки, повел плечами, приготовившись к бою… но парни вдруг передумали нападать. Переглянулись, отступили.

— Мы с тобой, должник, еще пересечемся, — пообещал молодчик с рассеченной переносицей, потом перевел взгляд на Андрея: — А ты, мудак, ходи теперь, оглядывайся.

Должник лишь презрительно фыркнул в ответ. Трое нападавших развернулись и, бормоча ругательства, пошли прочь из двора.

— Вот скоты, — избитый мужчина тяжело опустился на качели, — и здесь от них житья нет.

Андрей достал носовой платок и протянул незнакомцу, а сам взглядом искал разлетевшиеся от удара части сотового телефона.

— Спасибо, — проговорил мужчина и, морщась, стал вытирать кровь.

Андрей тем временем собрал аппарат и безуспешно пытался его включить. Выругавшись от досады, он сунул телефон в карман и спросил:

— Ну, ты как, в норме?

Незнакомец кивнул.

— Порядок. И не такое бывало, — один глаз у него начал заплывать, губы распухли, но мужчина выглядел на удивление довольным. — Вовремя ты подоспел. Еще немного и, думаю, торчать этому «перу» у меня между ребер.

Он повертел нож в руке, потом засунул лезвие в щель под сиденьем качелей, надавил и сломал.

— Вот так-то лучше, — удовлетворенно произнес мужчина. — Будь мы сейчас в Зоне, через пять минут здесь был бы мой квад, и этих молодчиков в капусту покрошили бы.

— Квад? — переспросил Андрей, он не особо разбирался в тюремном жаргоне.