Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Роман Злотников

Шаг к звездам

Пролог

— Профессор?

— Да, Энжени?

— Из приемного холла сообщают, что к вам прибыли гости.

Нейшел нахмурился. Он никого сегодня не ждал. Но тут в его сети замигала иконка входящего сообщения. Профессор кликнул по ней, прочитал и расплылся в улыбке:

— Это не гости, Энжени, это пациенты. То есть… я надеюсь, что это пациенты. Много их там?

— Восемь человек.

— Отлично! Проводи их в мой кабинет.

Гости появились через десять минут. Профессор встретил их стоя, опершись одной рукой на свой огромный стол и подбоченясь другой.

— Ну-с, молодой человек, и что привело вас на Сигари на этот раз?

— Я вижу, проф, вы сразу догадались, кто это желает вас лицезреть, — улыбнулся Ник и, шагнув вперед, уважительно пожал протянутую руку. — Рад вас видеть.

— Ну, еще бы не догадался — за все время существования этой клиники только один пациент назвал меня этим смешным словом! — расхохотался Нейшел, не ограничившись рукопожатием и крепко обняв своего бывшего пациента. Потом сделал шаг назад и приглашающим жестом указал на зону отдыха, в которой имелось несколько диванов: — Прошу вас, присаживайтесь.

После того как все расселись, профессор ожидающе уставился на Ника, намекая, что готов внимательно выслушать его нужды и чаяния. Но тот начал не с них:

— Я слышал, проф, что у вас некоторые проблемы?

— Ну… я бы не назвал это проблемами, — поморщился Нейшел. — Скорее происками завистников, которые не могут самостоятельно создать ничего значимого и самоутверждаются с помощью злобных, но бессильных нападок на талантливых и успешных.

— Хм, судя по тому, что я сумел узнать, не очень-то и бессильных, проф, — покачал головой Ник. — В прессе ходят слухи, что вам приостановили действие лицензии на установку наносетей и имплантов.

— Это — глупость, которая будет исправлена в ближайшее время, — быстро отозвался профессор.

— Даже если это так, данный факт показывает немалый потенциал ваших противников. Не так ли? — примиряющее улыбнулся Ник. — К тому же я совершенно не собираюсь терзать ваши нервы перечислением свалившихся на вас бед и нудными рассуждениями насчет того, насколько они справедливы либо, наоборот, несправедливы, попутно прикидывая шансы того, удастся ли вам вывернуться и с какими потерями. Наоборот, я собираюсь вам помочь.

Нейшел окинул его заинтересованным взглядом:

— И каким же образом?

— О, самым простым. Вы же, конечно, уже о нем догадались.

— Ну, если вопрос в базах — я в вашем распоряжении, но с остальным… — профессор развел руками, — пока я не добьюсь возобновления моей лицензии…

— Насколько я смог узнать, у вас приостановлена местная лицензия, — мягко улыбнулся Ник. — А среди нас нет ни одного гражданина Сигари.

— Международная лицензия при прекращении действия местной приостанавливается автоматически.

— Кто вам такое сказал? — очень натурально удивился Ник.

Профессор удивленно уставился на него:

— Но… как же… это же общепринятая практика!

Землянин рассмеялся:

— Ну да, так все и думают. Вот только никто и никогда не влезал в юридический механизм данного действия. А он, уважаемый профессор, не предусматривает никакой автоматики. Причем это принципиальный вопрос. Любое действие международных юридических процедур должно быть инициировано только частным или юридическим лицом, которое при этом берет на себя полную ответственность за все последствия разбирательства и становится полноправным участником процесса. Со всеми вытекающими, так сказать. Это сделано специально, чтобы мелкие местные дрязги не захлестнули межпланетные правовые структуры… Но, по имеющейся у меня информации, никто пока не взял на себя подобную ответственность.

Профессор молчал долго. Очень долго, похоже, все время молчания лазая по Сети и проверяя слова Ника, а затем зло прорычал:

— И за что только я плачу деньги «Сиссен и партерам»?!

Ник усмехнулся:

— Ну не стоит так уж расстраиваться, проф. В конце концов, пока все ваши юридические проблемы лежали исключительно в сфере местного законодательства. Вследствие чего ваши адвокаты на нем и сосредоточились. Да и международная лицензия дает право работать только с гражданами других государств, находящимися за пределами местной юрисдикции. А таковые, как мне кажется, до нашего появления здесь у входа в вашу клинику явно не толпились. Или я не прав?

Нейшел насупился, окинул землянина возмущенным взглядом, а затем… ожидаемо расхохотался. Ник за время прошлого пребывания в клинике успел изучить профа достаточно, чтобы предполагать именно такую реакцию на свои слова.

— Что ж, признаю, в этом ты прав. Но я знаю тебя слишком хорошо, чтобы не сомневаться, что ты попытаешься извлечь для себя максимум возможного из сложившейся ситуации.

— Не без этого, проф, не без этого. Но сами вспомните, когда мы в прошлый раз договорились о сотрудничестве, это пошло на пользу и вам тоже.

Нейшел ненадолго задумался, но потом наклонил голову, выражая согласие.

— Итак, что я предлагаю, — перешел к конкретике Ник. — К сожалению, по основному вашему профилю у нас для вас работы нет — наносети у всех уже установлены. А вот по имплантам мы в ваших услугах очень заинтересованы. Причем именно в ваших, поскольку у нас есть некоторый дефицит времени и мы надеемся уменьшить его с помощью ваших методик одновременной установки нескольких имплантов.

Профессор усмехнулся:

— Ну, это-то понятно, но почему ты так открыто об этом сказал? Не похоже на тебя, Ник.

— Чем?

— Ты подставляешься и даешь мне возможность задрать цену. Методика одновременной установки нескольких имплантов как раз и является причиной наезда на меня и приостановления действия моей лицензии. Так что на данный момент она является предметом экспертного разбирательства и недоступна никакой клинике как на Сигари, так и где бы то ни было еще. И в моей тоже… как считалось, пока ты не обратил внимание на этот юридический казус. Но, после того как ты его отыскал, я способен предоставить тебе требуемую услугу, а вот другие — нет. Во всяком случае, пока не закончится разбирательство и с этой технологии не снимут планетарный запрет. То есть на данный момент у тебя нет никаких других вариантов кроме меня.

Теперь усмехнулся Ник:

— Ну, на самом деле — есть, потому что вы, проф, делаете ту же ошибку, что и ваши неприятели: зацикливаетесь только на вашей планете. На Сигари — это да, тут вы все правильно разложили, вариантов нет, а вот вообще… — Он пожал плечами и, заметив, что профессор досадливо нахмурил брови, махнул рукой: — Да не расстраивайтесь так, проф, все в порядке. Если бы я не собирался достигнуть с вами соглашения и, более того, если бы я не был уверен, что мы точно его с вами достигнем, то мы бы не явились к вам сюда такой толпой. Уверенность же моя построена на том, что мы с вами снова сработаем взаимовыгодно. Насколько я смог узнать, очередное слушание по вашему делу должно состояться через пару дней, или что-то изменилось?

— Нет, все точно, — согласно наклонил голову Нейшел.

— Ну, так вот, сами подумайте, насколько укрепятся ваши позиции, если перед… ну, или, в процессе слушаний, — о тактических деталях лучше поговорить с вашими адвокатами, — появится информация, что несколько иностранных граждан, принадлежащих к трем различным межпланетным объединениям, э-э-э… так сказать, ворвались в вашу клинику и потребовали немедленно предоставить им услуги как раз той технологии, которая и находится под разбирательством?

Нейшел ошарашенно замер, а затем оглушительно расхохотался:

— Ну, Ни-ик… ну ты и гад! Да Аншмэл бороду свою сожрет! Он уже давно мечтает вывести медицинский сектор Сигари на широкий международный рынок, но до сих пор все наши успехи на этом поприще — это оказание помощи транзитным пассажирам, — он восхищенно покачал головой. — Ну ладно, я понял, с ценой мы определимся, и она тебя удовлетворит, можешь не сомневаться. Перейдем к конкретике. У тебя есть список того, что вам надо?

— Конечно. Ловите.

Глаза профессора на минуту расфокусировались, а затем его взгляд вновь сосредоточился на Нике, но выражение его лица надо было видеть.

— Так вас… так вы… так это ж…

— Да, — ухмыльнулся Ник, — перед вами только первая партия.

Профессор покачал головой и восхищенно произнес:

— Я вижу, вы, молодой человек, с момента нашей последней встречи изрядно разбогатели.

Ник ухмыльнулся. Ну, еще бы, список усовершенствований команды тянул, по самым скромным расценкам, где-то на сто шестьдесят миллионов.

— Как я понимаю, это пока предварительная заявка. Детально будем определяться после углубленной диагностики и получения полной карты?

— Естественно, профессор, — согласно кивнул Ник.

— В таком случае, должен тебе сказать, что у меня будет что вам предложить помимо вашей заявки. За время твоих путешествий в далеких краях мы тут тоже, знаешь ли, на месте не стояли. Достаточно сказать, что теперь мы способны ставить одновременно не шесть, а восемь имплантов, причем сдвоенными так же может быть только одна пара, а все остальные — разными, — и Нейшел бросил на Ника горделивый взгляд. Тот отреагировал крайне уважительным выражением лица и… прикидками остатков финансовых резервов. Вроде должны вписаться, не всем же будем ставить максимальный комплект. — Ну ладно, с этим позже, — махнул рукой профессор. — Как у вас со временем?

— Да как сказать… — пожал плечами Ник. — Не то чтобы много, но… ни за какую методику ускорения я точно платить не буду, — он безмятежно улыбнулся профессору и вкрадчиво закончил: — Я думаю, вы согласитесь на то, чтобы она пошла нам бонусом за, так сказать, большой объем заказа. Поскольку я не сомневаюсь, что вы, проф, с вашим талантом бизнесмена раскрутите меня еще на десяток-полтора миллионов.

Нейшел снова расхохотался:

— Нет, все-таки я ни разу не встречал более наглого клиента! Так раскручивать человека на скидки и бонусы, чтобы он сам еще и считал бы себя прожженным торгашом — это надо уметь… — он вскочил на ноги. — Ну что ж, раз со временем у вас не так уж и свободно, я предлагаю уже сегодня начать диагностику.

В этот момент дверь кабинета открылась и в проеме двери появилась секретарь профессора.

— Энжени, напоите наших гостей кассили и передайте на руки Трембиньяну. Я его уже вызвал. Пусть он расселит их по палатам. А я пока займусь подготовкой капсул. И… вызовите этих живоглотов из «Таинбрери карниванион». Нам потребуется установить еще не менее… — профессор на мгновение задумался, а затем решительно рубанул воздух ладонью, — двадцати пяти капсул!

Глава 1

— На глиссаде…

— Принял.

Ник извернулся и бросил взгляд за спину. Новый «Паучок» очень слабо напоминал старый: лузитанский бот был больше сарвонского и имел намного более мощную энергетику и двигатели, а про степень конструкторского совершенства и говорить нечего. Несмотря на то что лузитанец превышал размерами своего сарвонсокого собрата всего в полтора раза, площадь внутренних помещений у него была больше в два раза, а внутренний объем — почти в три. Нет, если бы это был боевой корабль, то, скорее всего, дополнительные объемы прочного корпуса пошли бы на размещение большего количества вооружения, систем защиты и накопителей. Но вследствие того, что чаще всего главной задачей этих маленьких внутрисистемных кораблей была эвакуация оборудования и людей с параллельным оказанием им в процессе этой самой эвакуации медицинской помощи, для спасбота одной из основных характеристик являлись именно внутренние площади и объемы. Взяв это в расчет, конструкторы расположили двигатели и остальные системы корабля так, чтобы добиться именно максимально возможных, при имеющихся линейных размерах, площади и объема. Впрочем, Нику со Страшилой особого комфорта эти дополнительные кубометры не добавили, поскольку сейчас внутренние объемы лузитанского спасбота, являвшегося основой нового «Паучка», были плотно забиты всякой мутью — искинами, ремдроидами, кбк-ядрами, расходниками и всем таким прочим. Так что для жизни компаньонам оставалась только, можно сказать, «кукольная» каютка площадью четыре квадратных метра с встроенным санблоком, состоящим из туалета, умывальника и душа. Причем он был таким крошечным, что принимать душ приходилось сидя на закрытой крышке унитаза. Ну а после того, как в эту крохотность подселился еще и гра Ниопол…

— Замедление шесть-ноль.

— Принято.

Ник развернулся в обратную сторону и прикинул расстояние до того обломка, на котором был закреплен дешифрационный комплекс. В принципе, уже можно допрыгнуть, но землянин решил не рисковать. Случись что и — тю-тю, лететь ему часы и часы, потому что подключать прыжковый двигатель ранца в радиусе непосредственной обороны лузитанского корабля… легче просто застрелиться. Меньше нервотрепки — а результат тот же.

— Замедление пять-ноль.

— Принято.

Ник терпеливо висел на внешней обшивке бота, развлекаясь тем, что еще раз прокручивал в голове все те события, что предшествовали этому вылету…


Разгром боевой эскадры профсоюзно-криминальных авторитетов и гибель части их самих, причем как раз той, которая намеревалась действовать против Ника и Страшилы Трис наиболее жестко, очень сильно изменили ситуацию среди мусорщиков «Кокотки». Впрочем, и на всей остальной станции в целом. Так что все планы, которые Ник составил еще до отлета со станции к сарвонскому линкору, пришлось значительно корректировать. И, слава богу, что эти корректировки оказались не в сторону обострения, а, наоборот, в сторону значительного снижения напряженности в развитии ситуации. Так, сразу по прибытии нанятый Ником адвокат уведомил его по Сети, что все претензии, которые были выдвинуты в отношении их со Страшилой, к настоящему моменту удалось полностью снять. Часть вообще без последствий, ну а в отношении другой части удалось ограничиться всего лишь штрафами и минимальным наказанием типа общественного порицания. Так что в текущий момент нет ни единого основания к ограничению времени пребывания либо свободы передвижения компаньонов на станции «Кокотка». Поэтому вариант этакого экстремального, а то и силового решения насущных проблем, выражающегося, в частности, в том, что Ник собирался вступить в права владения кораблем, собираемым для него Уксом, замаскировав это действие под банальный угон, сейчас оказался неактуальным. Ибо теперь все, что планировалось, можно было сделать спокойно и вдумчиво. Так что Ник даже порадовался тому, что ему пришлось менять свои планы. Впрочем, во многом он решил действовать по уже разработанному шаблону, исключив только совсем уж полные крайности, ибо буквально задницей чуял всю шаткость их со Страшилой позиций. Ну да, сейчас все нормально, но кто может поручиться, что все и дальше останется нормальным, причем уже через пару-тройку дней.

Так что сразу после бурной и, считай, триумфальной встречи, которую устроили Нику и Страшиле мусорщики, землянин, вырвавшись наконец-таки из толпы, прямым ходом отправился к гра Треболи.

Владелец брокерской конторы встретил его на пороге своего кабинета, что было по всем местным, то есть конторским, меркам событием, выходящим из ряда вон.

— Рад видеть вас, уважаемый гра Ник. Польщен тем, что вы не забыли нас и лично посетили нашу контору.

— Ну что вы, гра, — Ник полыхнул улыбкой во все тридцать два зуба, — как я могу забыть своего учителя?

— И, тем не менее, я… да все мы рады, что в вас не ошиблись, и вы, как мы и ожидали, не только принесли нашей конторе немалую прибыль, но и прославили наш скромный коллектив, — упрямо, но все так же величественно наклонил голову хозяин брокерской конторы. — Прошу в мой кабинет, — и он сделал приглашающий жест. — Итак, что вас привело ко мне: дело или просто дружеское желание повидаться? — поинтересовался гра, устроившись за своим монументальным столом.

— И первое, и второе, гра Треболи, — ответил Ник, снова продемонстрировав свою фирменную улыбку. — Несмотря на то что я всегда очень тепло вспоминаю свою работу в дружной семье брокеров «Треболи», я всегда помню ваше наставление: «Дело — прежде всего», и потому вряд ли рискнул бы отвлекать вас во время торгов, не имея для вас солидного делового предложения.

— Ну, вам, гра Ник, это позволительно, — величественно улыбнулся хозяин брокерской конторы, — как я уже упоминал, вы, в некотором роде, наша звезда. Для многих наших клиентов дополнительным побудительным мотивом обратиться в нашу контору является как раз тот факт, что вы стажировались именно у нас. И хотя основные ваши таланты, как всем уже ясно, лежат вдали от сферы биржевой торговли, но все-таки и в этой области вы, так или иначе, отметились. И нам чрезвычайно лестно, что мы имеем к этому самое прямое отношение, — гра Треболи еще раз порадовал Ника величественной улыбкой, а затем резко посерьезнел: — Итак, я вас слушаю.

— Как вы, видимо, уже в курсе, мы с моим партнером в этот раз доставили нашу добычу в несколько, э-э, нестандартной комплектации.

— Да-да, я в курсе.

— Так вот, тем не менее, мы бы все равно хотели ее продать. Причем, как вы понимаете, за максимально возможную цену. Но в этом-то и заключается моя основная проблема: я в настоящий момент нахожусь в абсолютном цейтноте, поэтому у меня нет возможности лично заняться не только продажей доставленных систем и компонентов, но и даже подготовкой к этой продаже. Неудивительно, что у меня возникла мысль обратиться к лучшему профессионалу в этой области, которого я знаю.

На столь лестный комплимент гра Треболи практически никак не отреагировал. Лишь мелькнуло что-то в глубине глаз да чуть дрогнула бровь. Впрочем, возможно, и это Нику тоже показалось. Во всяком случае, когда гра заговорил, голос его был абсолютно спокоен:

— Хм, интересное предложение. Я могу посмотреть спецификации?

— Да, конечно, — кивнул Ник, одновременно скидывая владельцу брокерской конторы по Сети требуемые документы. Взгляд гра Треболи тут же расфокусировался. Впрочем, ненадолго. Уже через три минуты он снова уставился на Ника.

— Что ж, предложение весьма интересное. Вот только… гра Ник, оно не совсем соответствует стандартам. И я сомневаюсь, что мы сможем быстро найти поку…

— Гра Треболи, я все прекрасно понимаю, — мягко прервал его Ник, — более того, я согласен выступить в этой сделке только как заказчик и не требую никакого брокерского процента. Но это максимум того, на что я согласен, — тут же предупредил он возможную попытку гра Треболи выторговать себе еще какие-либо преференции. — И меня интересует только одно — вы беретесь?

Гра на мгновение задумался, а затем уточнил:

— Вы предоставляете мне права генерального брокера?

— Да.

— Тогда — согласен.

— Отлично! — Ник поднялся на ноги и с немалым облегчением пожал протянутую ему руку владельца брокерской конторы…


— Замедление два-ноль.

— Принято, — отозвался Ник и, примерившись, очень, ну просто очень легким движением руки оттолкнулся от балки внешнего каркаса нового «Паучка», а затем спустя секунду столь же легким движением погасил свою скорость, ухватившись за полосу исковерканной обшивки, свисавшую с верхней части обломка. В следующее мгновение щелкнули магнитные захваты, и он прочно утвердился на обломке, к которому был прикреплен дешифрационный комплекс. Уф, первый этап позади! Как-то все пойдет дальше…