Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 3

Пробуждение


Ару очнулась на полу. Свет мигал, в комнате пахло ржавчиной. Девушка приподнялась на локтях и огляделась в поисках лампы. Но та исчезла. Если бы не осколки стекла на полу, можно было бы подумать, что она здесь никогда и не лежала.

Ару вытянула шею и огляделась.

Все статуи смотрели на неё.

Холодный пот тонкой струйкой стекал по её спине.

— Поппи! — позвала она и подползла к подставке, на которой стояла лампа. — Ариэль! Бёртон!

И тут она увидела их. Все трое неподвижно стояли рядом друг с другом. Это было похоже на фильм, который поставили на паузу во время сцены битвы. Рука Поппи лежала на груди Бёртона, а сам он замер на пятках, отклонившись назад так, что, казалось, должен был вот-вот упасть. Ариэль зажмурила глаза и широко открыла рот в безмолвном крике. Время для них остановилось.

Ару подошла и коснулась их. Кожа была теплая, пульс — бешеный. Но сами они при этом оставались неподвижными, словно статуи.

Что же тут произошло?

Её взгляд скользнул на красный огонёк, выглядывавший из кармана Бёртона. Телефон. Может, получится перемотать запись?

Ару кинулась к парню, но не смогла вытащить мобильник из кармана. Всё вокруг как будто заморозилось. Застыли все, кроме неё.

Наверное, это сон. Иначе и быть не может. Девушка ущипнула себя и тут же вскрикнула от боли. Нет, она определённо не спала. Да и её одноклассники — тоже. Но почему всё замерло?

Неожиданно из зала Богов донёсся скрип. Ару напряглась: это было похоже на открывающуюся дверь.

— Мама, — прошептала она и выбежала из комнаты. Наверное, мама услышала шум и спустилась. Ничего, она наверняка знает, что делать.

Но уже у выхода из зала Богов Ару заметила три вещи, которые никак не могла объяснить:

1. Мама тоже была заморожена — она висела в воздухе, не касаясь земли, как будто её заколдовали прямо в прыжке. Чёрные волосы взвились вверх, рот был широко открыт, а в распахнутых глазах читалась паника.

2. Комната казалась какой-то странной и плоской, будто её лишили света. И ни один предмет не отбрасывал тени.

3. Скрипела вовсе не дверь — этот странный звук издавал слон.

Ару оцепенела от ужаса и с изумлением наблюдала, как каменный слон, который неподвижно стоял в музее несколько десятков лет, вдруг опустился на пол. Он потянулся хоботом ко лбу — тем самым, на который Ару каждый день вешала рюкзак. Ещё одно быстрое скрипучее движение — и он разлепил челюсти.

В панике Ару бросилась к маме, схватила её за руку и попыталась вернуть на землю.

— Мама! Мама! Слон взбесился. Ты должна проснуться!

Но та оставалась неподвижной. Ару проследила за её взглядом. В тот момент, когда мама заморозилась, она смотрела на что-то в зале Богов.

— Мам… — прошептала девочка и тут же услышала глубокий, грубый, сухой голос. Он шёл откуда-то изнутри слона. Ару содрогнулась.

— КТО ПОСМЕЛ ЗАЖЕЧЬ ЛАМПУ? — произнёс голос.

Стало темно, как во время бури. Ару подумала, что сейчас самое время, чтобы изо рта слона вырвался сноп молний. При других обстоятельствах она сочла бы это довольно забавным.

— КТО ПОСМЕЛ РАЗБУДИТЬ СПЯЩЕГО ДЕМОНА?

Ару трясло.

— Это я… но я не хотела!

— ТЫ ЛЖЁШЬ, ВОИН! И ПОЭТОМУ Я ЗДЕСЬ.

Из открытого рта слона донесся звук хлопающих крыльев. Ару судорожно сглотнула.

Это конец, решила она. Птицы едят людей? Наверное, в зависимости от размера птицы или размера человека. Не испытывая ни малейшего желания проверять это, она попыталась спрятаться у мамы на груди, но никак не могла протолкнуть голову под мамину замороженную руку.

Звук внутри слона постепенно нарастал. Огромная крылатая тень на полу увеличилась.

Наконец существо вылетело из слоновьего рта.

И оказалось… голубем.

Ару воскликнула от неожиданности. Раньше мама часто говорила ей, что голуби — это крысы с крыльями.

— Где он? — вопросила птица. — Один из пяти древнейших воинов Бхарата, который зажёг лампу.

Ару повернула голову и, прежде чем успела подумать, задала вопрос:

— Почему у вас другой голос?

Из чрева слона голос голубя звучал так, что мог убедить гору превратиться в вулкан.

А теперь он был похож на голос их учителя математики, когда тот хотел спеть а капелла, но наступил на детальку «лего» и до конца дня потом ходил хмурый.

Голубь вздохнул:

— Тебе что, не нравится, как звучит мой голос, девочка?

— Нет, но…

— Разве я не похож на птицу, способную уничтожить всё и вся?

— Я хотела сказать…

— Ты должна знать, что во многих городах меня ненавидят, а мое имя считают прóклятым.

— Разве это хорошо?

— Это власть, — хмыкнул голубь. — И, если выбирать между добром и властью, я всегда выберу последнее.

— И поэтому вы — голубь?

Интересно, птицы умеют щурить глаза? Если нет, то, без сомнения, эта научилась делать вид, что щурится.

— Кто-то зажёг лампу, и теперь Спящий начнёт пробуждаться. Моя святая обязанность — сопровождать брата Пандава, который зажёг лампу.

— Пандава? — переспросила Ару.

Она помнила это слово: фамилию пяти братьев в поэме «Махабхарата». Мама рассказывала, что каждый из них обладал необыкновенными способностями и владел священным оружием, потому что они были сыновьями богов.

Герои из легенды. Но как они связаны с лампой? Может, она повредила голову и даже не заметила этого? Она ощупала свой череп в поисках шишки.

— Да, Пандава, — хмыкнул голубь, выпустив воздух из груди. — Только один из пяти братьев мог зажечь её. Ты знаешь, куда он пошёл, девочка?

Ару гордо подняла голову.

— Вообще-то, это сделала я.

Птица удивлённо посмотрела на неё. Постепенно удивление сменилось интересом.

— Да уж, кажется, конец света не за горами.


Глава 4

Не-у-ме-лость


Ару где-то читала, что, если посмотреть в глаза шимпанзе, обезьяна обязательно уставится на вас в ответ и, может, даже улыбнётся. А потом… нападёт.

Но в книгах ничего не говорилось о том, какие могут быть последствия, если посмотреть в глаза голубю.

Правда, Ару знала, что взгляд обладает великой силой. Мама рассказывала ей истории о царице Гандхари, которая ходила с повязкой на глазах из солидарности со своим слепым мужем. Лишь однажды она сняла её, чтобы посмотреть на своего старшего сына. И в тот момент её взгляд обладал такой силой, что мог бы сделать сына непобедимым, если бы тот был обнажён. Но он постеснялся. (Ару его понимала. Очень неловкая ситуация.)

Ару продолжала смотреть голубю в глаза, но на всякий случай отступила на шаг назад.

Наконец птица сдалась и опустила голову. Её крылья безвольно повисли.

— Все ныне спящие братья Пандавы были великолепны, — проговорил он, качая головой. — Последний, Арджуна, был избран сенатором. Юдхиштхира стал известным судьёй. Бхима — атлетом, участвовавшим в олимпиадах. А Накула и Сахадева были знаменитыми моделями, написали невероятные бестселлеры-самоучители и открыли первые в мире студии горячей йоги. И к чему всё пришло в итоге? Девчонка! Ребёнок!..

Ару подумала, что это несправедливо. Даже самые известные люди когда-то были детьми. И даже судьи не рождались в парике и с судейским молотком.

А ещё у неё в голове крутился вопрос: о чем вообще толкует эта птица? Все эти имена: Арджуна, Юдхиштхира, Бхима…

Накула и Сахадева — так звучали имена двух из пяти известных братьев Пандавов. Ещё один, Карна, был «тайным» Пандавом. В легендах говорилось: они не знали, что он их брат, до тех пор пока не началась война.

И почему голубь назвал их «спящими»? Значит ли это, что они спят?

Птица плюхнулась на спину и театрально прикрыла клюв крылом.

— Такова моя судьба, — простонал голубь. — Я был успешным, лучшим! Веришь? — Он усмехнулся.

— Э-э-э… простите…

— Думать вообще полезно! — Голубь приподнял крыло и пристально посмотрел на Ару. — И нужно было подумать, прежде чем устраивать всю эту заваруху! Посмотри на себя… Ужас! — Он закрыл голову крыльями и пробормотал: — Ну почему у каждого поколения обязательно должны быть герои?

— Подождите. Значит, в каждом поколении бывает пять братьев Пандавов? — спросила Ару.

— К несчастью, да, — ответил голубь, разводя крыльями.

— И я… одна из них?

— Не проси меня повторять это ещё раз.

— Но… почему вы так уверены?

— Потому что ты зажгла лампу!

Ару промолчала. Да, фактически это сделала она: поднесла зажигалку к фитилю. Но ведь сама зажигалка принадлежит брату Поппи. Возможно, это имеет значение? Она ведь собиралась зажечь лампу всего на секундочку и совершенно не хотела оставлять огонь. Может, она всё-таки не совсем герой?

— Я почти уверен, что ты — Пандава, — сообщил голубь. — Во всяком случае, не буду отрицать это. Иначе почему я здесь и, вообще, пребываю в этом проклятом теле?

Он посмотрел на потолок и воскликнул:

— Кто я такой?..

— Я думаю… — начала было Ару.

— Ах, неважно, — прервал её голубь и протяжно вздохнул. — Если ты зажгла эту заколдованную лампу, тот, другой, тоже скоро об этом узнает.

— Кто? — спросила Ару.

— Нам просто нужно пройти через дверь Многих: она знает ответ. К тому же это гораздо проще, чем искать что-то на «гугл-картах». Самое бестолковое изобретение последнего столетия.