Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Роуз Сноу

Осколки магии

Джил и Йенсу

Потому что любовь — это нечто совершенно восхитительное.


Отрывок из дневника Скарлетт:

Как будто я проклята. Отец — единственный, кто у меня остался. Люди в деревне стараются избегать меня, когда возвращаются домой после работы. Им все равно, скольким из них я уже помогла. Большинство начинают креститься и отступают в сторону при встрече. Видимо, они думают, что я не слышу, как они поспешно бормочут защитные заклинания, но это не так. Я слышу все. А еще вижу лицемерие в их взглядах и чувствую, как сердце сдавливает горечь. Мне так не хватает мамы. В тихие лунные ночи я иногда навещаю ее на кладбище, где сижу под большим дубом и, слушая шепот ветра, желаю, чтобы она все еще была здесь. Мама в очередной раз сказала бы мне отдать свою жизнь в милостивые руки Господа и уповать на его бесконечную мудрость. Отец тоже скучает. Он старается быть сильным, но иногда я слышу, как он в тишине разговаривает с ней о том времени, когда они снова будут лежать рядом. Он от всего сердца желает быть похороненным рядом с ней, а я — чтобы бог оставил его рядом со мной дольше и не отнял у меня последнего человека, благодаря которому мои дни становятся сносными…

Глава 1

— Добро пожаловать в мой личный кошмар. — Лили остановилась на краю площадки и мрачно оглядела тщательно ухоженный газон. Несколько девочек из нашего класса уже были на поле и делали разминку. Обычно я присоединялась к ним, но Лили пока не выглядела готовой. — Даже один час хоккея убивает меня. Но два? — она фыркнула, направляясь к пустой скамье.

— Будет не так уж и плохо, — сказала я, прикрывая глаза рукой. Несмотря на то что наступил октябрь, солнце с безоблачного неба дарило приятное тепло.

Лили безрадостно бросила свою спортивную сумку на скамейку.

— Почему ты не можешь просто получить еще один дар, Джун? Как здорово было бы сейчас телепортироваться отсюда. Или даже лучше: если бы ты могла создавать аватары, которые играют в хоккей вместо нас и делают все другие раздражающие школьные вещи. Это гораздо круче, чем знать, когда кто-то лжет или говорит правду.

— Ш-ш-ш, — прошипела я и быстро огляделась. К счастью, возле нас никого не было. Спортивный комплекс Королевской школы был настолько огромен, что ученики вполне могли потеряться в нем. Помимо двух прилегающих друг к другу кортов, справа от нас был бассейн, окруженный беговой дорожкой, а также футбольное поле и несколько площадок для тенниса и пляжного волейбола. — А ты не можешь говорить еще громче?

С виноватым лицом Лили убрала травинку со своей серой хоккейной майки.

— Прости.

— Ничего. — Я вытащила из своей спортивной сумки резинку для волос, чтобы убрать волосы назад, и глубоко вздохнула, подумав обо всем безумии, которое произошло с тех пор, как я приехала в Корнуолл. Мои способности, заморочки с Блейком и Престоном, а потом еще и это чертово проклятие. Раньше я бы сразу отказалась от всего, что не поддавалось логическому объяснению, но не сейчас.

— Я думала о том, не приставить ли мне брата к этому лорду Масгрейву, — тихо сказала Лили. — Я имею в виду, для чего еще в семье полицейский, который никогда не позволяет забыть о важности своей работы и по-прежнему живет с родителями, хотя давно может позволить себе собственную квартиру?

— Конечно, было бы здорово, если бы он мог что-то выяснить, — так же тихо отозвалась я. До сих пор мы не выяснили ничего полезного о лорде. — Но как ты объяснишь это своему брату? Зачем тебе этот лорд?

— Я могла бы сказать ему, что моей подруге косвенно угрожал жуткий лорд, потому что она магическая зеленая. Зеленая, которую невероятно тянет к синим. Но их любви не суждено сбыться, — голос Лили приобрел зловещую нотку, — потому что на них лежит страшное древнее проклятие. Как только она уступит своему влечению, они… — Вытянутой рукой Лили сделала резкое движение себе по горлу.

Я шумно выдохнула.

— Отлично, теперь я чувствую себя намного лучше.

— А что? Это правда, и хорошо смотреть правде в глаза. — Она подмигнула мне. Видимо, очень гордилась своей игрой слов.

— Мы ведь ничего не знаем о проклятии. Кто знает, насколько оно вообще опасно, — сказала я, желая поверить в свои собственные слова.

Все было очень неприятно. Со времени праздника Королей и Королев неделю назад мы с Лили пытались разыскать какую-нибудь информацию о проклятии, но до сих пор это не принесло резуль- татов.

— Вот в чем проблема, Джун. В сущности, нам ничего не известно. Не знаю, что я скажу брату. Может быть, что для реферата в школе мне нужно узнать больше об этом богатом лорде, в интернете можно найти только хвалебные речи о нем. Все статьи, например, утверждают, какой добрый лорд Масгрейв, сколько фунтов он ежегодно жертвует на какой-нибудь арт-проект или детский дом… Говорю тебе, никто не бывает таким добрым. — Она энергично застегнула молнию своей спортивной сумки. — Никто не бывает таким добрым, Джун, никто.

— Мне он тоже не показался милым. — При воспоминании о пронзительном взгляде человека, утверждавшего, что над нашими семьями нависло смертельное проклятие, у меня до сих пор были мурашки по коже.

Лили настойчиво посмотрела на меня.

— Он ведь не причинит тебе вреда, не так ли?

— Нет, но я не доверяю ему.

— Может быть, нам стоит наложить на тебя защитное заклинание? Просто на всякий случай.

Я подняла одну бровь.

— Ты серьезно?

— Ладно, ребята, через десять минут приступаем. Начинайте разминаться! — раздался в этот момент над полем хлопок в ладоши и голос нашей жилистой учительницы физкультуры, миссис Пикок.

Вздохнув, Лили начала разминать ноги.

— Моя бабушка позвонила мне вчера и сказала, что скоро вернется из своей поездки по Индии. Она может произнести защитное заклинание для тебя.

Я наклонилась и коснулась кончиками пальцев песчаной почвы, чтобы размять мышцы.

— Моя бабушка умеет вязать и печь пироги. А твоя произносит защитные заклинания?

Лили пожала плечами, прежде чем неохотно сделать приседание, потому что наша учительница подошла к нам.

— Мы, Бейкеры, всегда были особенными, — усмехнулась она. — Некоторые считают, что бабуля — ведьма. Возможно, она тоже что-то знает о проклятии. Мы обязательно должны навестить ее, когда она вернется. Кстати, о том, чтобы вернуться. Погляди-ка незаметно направо.

Мой взгляд пробежал по длинной дорожке, которая тянулась вокруг бассейна. Небольшая группа старших ребят только что прибыла со своим тренером. Сразу же я почувствовала, как мое сердце начало биться быстрее, когда обнаружила среди них Блейка. Темные волосы свисали ему на лоб. Остальные парни тоже немного запыхались, но тренер безжалостно дул в свой свисток, указывая на землю.

— Похоже на круговую тренировку, — простонала Лили, пока вся группа парней делала отжимания, прежде чем тренер снова свистнул и отправил их на дорожку. Лили повернула голову и пристально посмотрела на меня. — А это определенно похоже на любовную тоску.

— Чепуха, — возразила я. Со времени праздника Королей и Королев Блейк так упорно избегал меня, что я задавалась вопросом, была ли роза на моем столе вообще от него. На празднике я вообразила, что у него есть ко мне чувства, но в то же время не была в этом уверена.

— Возможно, Блейк считает, что между тобой и Престоном что-то есть, — предположила Лили. — Может, поэтому он держится от тебя подальше. Или это действительно связано с проклятием. — Лили подчеркнула это слово так драматично, что я усмехнулась. Но тут нехорошее предчувствие снова распространилось где-то внутри меня.

— Неужели ты думаешь, что нас тянет друг к другу только из-за этого проклятия? — это была странная мысль, но уже некоторое время она сопровождала меня.

Лили нахмурилась.

— Мне в это не особо верится. Но, конечно, нам просто не хватает информации. — Она сделала короткую паузу. — А как насчет тайного хода? Мы сможем взглянуть на него поближе сегодня?

Я кивнула.

— Уилфреда не будет целый день. Блейка тоже нет, а у Престона репетиции с группой перед концертом в Лондоне. — Я увидела издалека, как Грейсон идет к нам. — Но ничего не говори Грейсону, хорошо? Блейк убьет меня, если узнает, что ты имеешь к этому отношение.

— А Грейсон убьет меня, если когда-нибудь узнает, что я лгала ему так долго. Сначала дело с клептоманией, а потом вот это. — Она ненадолго замолчала. — В конце концов, тогда мы обе будем мертвы.

С усмешкой я продолжила разминку.

— Ты чувствуешь себя виноватой перед Грейсоном?

Лили откинула с лица рыжую прядь волос и покачала головой:

— Его шутки о клептомании помогают мне чувствовать себя чуть менее виноватой.

В этот момент к нам подошел Грейсон.

— Привет, дамы. Какой славный день, чтобы не заниматься спортом.

Лили слегка наклонила голову.

— Разве тебе сейчас не нужно плавать?

— Дорогуша, ты же знаешь, что в спорте я, скорее, зритель, — лаконично заметил Грейсон. — Кроме того, у меня не особо хорошие отношения с водой. Кстати, раз уж мы заговорили об этом, — звонили из МИ-6 и спрашивали, знаешь ли ты что-нибудь об Атлан- тиде.