Румелия Лейн

Море солнца и любви

Глава 1


— Хотелось бы мне иметь такие же нервы, как у тебя. Из Литл-Эшби прямиком на остров в Индийском океане!

Говорившая смотрела на Ли одновременно с восхищением и недоверием. И вдруг глубоко вздохнула, подавив слезы.

— Знаешь, что меня ждет? — продолжала она. Младшие классы в Тинглтоне. Во всей школе только шестьдесят пять детей. Мне просто повезет, если и она не закроется, как эта, из-за недобора учеников.

Учительница горько улыбнулась и начала складывать оставшиеся книги в чемодан. Но Ли, тоже собиравшая свои вещи, рассмеялась.

— Литл-Эшби закрылась только потому, что многие родители переехали в города, поближе к месту работы, — заметила она. — И ты прекрасно знаешь, что будешь наслаждаться каждой минутой, проведенной в Тинглтоне с новым классом.

— Правда. — Грейс Пеннивезер усмехнулась. — Но взгляни на меня! В моей жизни нет никаких чудес. Почему со мной никогда не происходит ничего интересного, как с тобой? Только не отвечай! — Она всплеснула руками. — Я и так знаю. Я просто закоренелая провинциалка, которой суждено из целого мира увидеть лишь соседнюю деревню, да и то только потому, что меня выжили из этой.

— Через пару недель я могу пожалеть о том, что мне выпал шанс поехать дальше чем в соседнюю деревню, — задумчиво произнесла Ли.

— Что тебе придется там делать? — поинтересовалась Грейс, не собираясь с ней соглашаться. — Кажется, ты говорила что-то о троих детях.

— Да, — кивнула Ли. — Пятилетние близнецы и их семилетний братик.

— Но ты же не сможешь открыть школу с тремя детьми! — удивленно воскликнула Грейс. — Это даже не класс!

— Нет, — улыбнулась Ли, бросив кучу ручек и карандашей в чемодан. Убедившись, что в кабинете больше ничего не осталось, она захлопнула крышку. — Вообще-то мне не кажется, что детям обязательно нужен учитель, чтобы за ними присматривать. Наверное, это первый раз, когда родители не берут их с собой в новую поездку, и они немного обижены. На острове останутся только рабочие и дядя детей. У него там что-то вроде плантации, так что, наверное, не слишком много свободного времени.

— Ужасно романтично, — заметила Грейс, скрестив на груди руки. — Одинокий дядюшка, далекий остров…

— Я так не думаю, — рассмеялась Ли, выходя из-за кафедры, за которой провела весь прошлый год, глядя на ребятишек, сидевших за партами и старательно выводивших букву за буквой. — Насколько я могу судить, — продолжила она, ощутив внезапную боль в сердце при виде пустых парт, — Алек Хайвард вполне приличный человек. Но если не считать его предложения присмотреть за детьми, все, что его интересует, — работа и девушка, на которой он собирается жениться. По-моему, большее, на что я могу рассчитывать, — просто небольшая перемена обстановки и несколько месяцев солнца.

— Может быть, — ответила Грейс, недоверчиво улыбнувшись, и сняла со стола чемодан. — Я попыталась узнать что-нибудь о Сейшелах, когда ты рассказала мне новость. Я не слишком-то много разузнала, но все отзываются об этом месте как о рае на земле. Говорят, что кокосовые орехи там вдвое больше, чем где бы то ни было, и… — В глазах Грейс снова появилось мечтательное выражение. — Но как же тебе удалось найти эту работу?

— Ну, в один из нелегких моментов я купила лондонскую газету. — Ли нехотя улыбнулась и двинулась к двери. Хорошо, что Грейс дала ей возможность поболтать перед уходом. Ей было тяжело оставлять эту неубранную комнату со старой зеленой доской и с яркими прямоугольниками от картин на выгоревших стенах. — А потом, когда мне было совсем трудно, я ответила на одно из объявлений, и все просто свалилось на меня, как снег на голову. Родители, оба археологи, искали кого-нибудь с подходящей квалификацией, кто мог бы присмотреть за их детьми. Отец приехал сюда, чтобы запастись всем необходимым перед очередной экспедицией в Африку. Сначала мы обменялись несколькими письмами, затем встретились, чтобы все окончательно обсудить. Как оказалось, окончание моей работы здесь совпадает со временем, когда его жена должна присоединиться к нему. Вот и все.

— И уже завтра ты будешь на пути к острову, чтобы приняться за новую работу. Здорово! — Они вышли на солнечный свет, и Грейс еще раз взглянула на Ли. — Но тогда получается, что тебя здесь абсолютно ничего не держит, да?

— Ты имеешь в виду семью? — Ли снова улыбнулась, покачала головой и, глубоко вздохнув, продолжила: — Моя тетя надеялась, что я получу здесь место директора, как получила она сама, еще до того, как ей исполнилось тридцать. Может быть, я себя просто обманываю, но, по-моему, я еще смогу к этому вернуться. — Она рассмеялась. — Но сначала надо все в жизни повидать.

— Конечно, — кивнула Грейс, хотя и не была согласна с таким утверждением. — Но ты ведь едешь не на полгода? Проделать такой путь в несколько тысяч миль в это место…

— Остров Полумесяца.

— Хочешь, приходи ко мне вечером, обсудим все еще раз. — Грейс никак не могла прийти в себя от услышанного.

Ли несколько удивилась, но покачала в ответ головой. Грейс говорила так, будто Ли совсем не искала эту работу и место подвернулось ей неожиданно. Но Грейс хотя бы не скрывала, что сама никогда бы не взялась ни за что подобное, и просто не верила, что кто-то мог согласиться на такое.

Ли поблагодарила ее за предложение и оглянулась, чтобы посмотреть на все в последний раз. И снова ощутила боль в сердце при виде опустевшей школы. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Может быть, к тому времени, как она вернется, здесь будет уже местный институт или что-нибудь еще.

Ли взяла у Грейс свой чемодан, и та пошла к велосипеду, который стоял у стены. У ворот девушки расстались, улыбаясь и пообещав писать друг другу. Когда Грейс поехала вниз по дороге, Ли долго смотрела ей вслед. Не то чтобы они были подругами. Жизнь с тетей Рут состояла из одних учительских конференций, совещаний, собраний, и у Ли никогда не было времени на настоящую дружбу. Но Грейс была для нее очень близкой коллегой. И той, размышляла Ли, глядя на удаляющуюся знакомую фигуру, кто предпочитал оставаться здесь, в деревне, вдали от страшного мира.

А она уедет далеко отсюда, туда, где у нее будет время спокойно выпить чашечку чаю и посидеть в тишине на веранде. Сейчас Ли была счастлива, и ей ничего больше не было нужно.

Девушка взглянула на огромные зеленые луга и глубоко вздохнула. За свою жизнь она покидала это место, только когда уехала учиться в колледж на севере и когда ездила с тетей отдыхать на побережье. Но в отличие от Грейс ей всегда хотелось знать, что лежит за следующей горой.

И завтра ей предстоит узнать это не понаслышке! При одной мысли о поездке сердце Ли замирало от счастья. Долгий путь на самолете и на корабле! Неожиданно дома на другой стороне улицы, весенняя зелень деревьев, нарциссы в садах, мирно покачивающиеся на ветру, показались ей такими родными…

Все здесь, даже каждый звук этого места, словно гипнотизировало ее. Ли уже была готова броситься догонять Грейс, чтобы вместе с ней отправиться работать в Тинглтон и навсегда остаться в этом вечном покое.

Но наваждение прошло так же внезапно, как появилось. Нерешительность и желание взглянуть на мир не могут жить вместе.

Медленно идя по аллее к своему дому в деревне, Ли думала о том времени, когда все ее вещи будут упакованы, билеты будут лежать у нее в сумочке. И как она выйдет из автобуса в аэропорту. В зеленые ворота она входила с мыслями о том, как завтра перенесет первый в жизни полет на самолете.


К счастью или, как позже оказалось, к несчастью для Ли, страх перед полетом оказался пустяком в сравнении с волнением из-за того, что самолет, на котором она летела в Момбаса, опаздывал.

Согласно инструкциям и сведениям, которые Ли удалось собрать, катер до Сейшельских островов отходил во вторник, пятнадцатого. Когда она покидала Литл-Эшби, у нее в запасе было полно времени. Теперь его совсем не оставалось. Пятнадцатое число, а под самолетом по-прежнему виднелось лишь бесконечное серое море.

В отличие от других пассажиров Ли не имела ни малейшего представления о путешествиях. Она не поняла, почему еще в аэропорту все вдруг встали со своих мест, ушли, а потом спокойно вернулись в зал ожидания. Правда, прозвучало какое-то объявление, но девушка была слишком взволнованна, чтобы хоть что-то понять. Потом она отправилась в ресторан, чтобы пообедать. Затем последовали новые часы ожидания. Бог знает сколько драгоценного времени было потеряно, прежде чем все наконец оказались на борту самолета. Но, судя по добродушным улыбкам пассажиров, никому из них, кроме нее, не нужно было на далекий остров в океане, к которому ходил единственный катер.

Ли подвинулась ближе к иллюминатору и еще раз взглянула вниз в надежде, что на горизонте уже показался африканский берег. Вдруг в глазах женщины, сидевшей в соседнем кресле, она заметила легкое удивление.

— Оно все еще там, — сухо сказала та, тоже посмотрев на море.

Ли улыбнулась. В конце концов, ей повезло с приятной попутчицей. Миссис Дейтон, в платье в горошек небесно-синего цвета, была весьма догадлива. Быстро поняв, что ее соседка летит впервые, она начала дружескую беседу, помогая Ли справиться с волнением. Миссис Дейтон совсем не походила на остальных пожилых женщин. В ее манере говорить было что-то такое, что сразу же располагало к ней собеседников.

— Вы бы сейчас хотели, чтобы этот летающий гроб наконец опустился на что-нибудь твердое? — спросила миссис Дейтон, посмеиваясь над Ли.

— Нет, мне это даже нравится, — с улыбкой ответила Ли. — Я только беспокоюсь о времени нашего прибытия.

— Понимаю. — Миссис Дейтон кивнула. — Вы едете дальше чем Момбаса. Ну, дорогая моя, вам не о чем беспокоиться. Там полно транспорта.

— Да, но мне не нужен наземный транспорт. — Улыбка исчезла с лица Ли. — Я должна успеть на катер, который идет на Сейшелы. И у меня ужасное предчувствие, что я на него опоздаю. Кажется, они ходят только раз в две недели или раз в месяц.

— Господи! — Миссис Дейтон с беспокойным видом положила руку ей на плечо. — О чем же вы думали в аэропорту? В таком случае они должны были посадить вас на другой рейс. Вам надо было обратиться к стюардессе.

— Я не знала, что это возможно, — ответила Ли, чувствуя, что миссис Дейтон не из тех, кто смеется над чужим незнанием.

Пожилая женщина придвинулась к Ли и крепче сжала ее плечо.

— Не волнуйтесь, — ободрительно сказала она. — Я живу в Момбаса и уверена, что даже если вы и опоздали на свой катер, найдется кто-нибудь еще, кто сможет доставить вас на место. — Она наклонилась еще ближе. — Вам просто надо обязательно обратиться к властям, как только мы приземлимся.

— О, я так и сделаю! — неуверенно проговорила Ли. Она сомневалась, что хоть кто-то сможет ей помочь, если катер уже ушел.

Позже, когда на горизонте появилась земля, Ли поудобнее уселась в кресле и скрестила на груди руки. Все должно было быть нормально. Путешествуя впервые, она нервничала из-за всяких пустяков. Это все равно как переживать из-за того, что задерживался автобус в Литл-Эшби, — только в более крупном масштабе.

Ли улыбнулась. Она вдруг вспомнила, как каждый раз волновалась, кусая губы, пока автобус медленно тащился вдоль полей, хотя потом ей приходилось подолгу ждать следующего.

От этих мыслей она почувствовала себя гораздо лучше. Когда самолет начал снижаться и пассажиров попросили пристегнуть ремни, на душе у Ли было уже совсем легко. Конечно же у нее нет никаких оснований, чтобы волноваться! Катер будет на месте, и, возможно, ей даже придется прождать еще несколько часов до его отхода.

Ли хотелось только, чтобы улыбка миссис Дейтон была чуточку оптимистичнее. Они вместе покинули самолет.

— Ты все помнишь? — заговорила миссис Дейтон. — Не бойся задавать вопросы, когда окажешься в доках. Молодые люди ничего не любят больше, чем помогать симпатичным девушкам. — Она взглянула на Ли и задумчиво улыбнулась.

Они расстались на таможне.

— До свидания, моя дорогая! — крикнула пожилая женщина. — И счастливого пути! — Миссис Дейтон исчезла в толпе.

Ли пугали темнокожие лица, мелькающие вокруг. Ее постоянно толкали то сзади, то сбоку. Наконец она оказалась на улице. Лба и щек коснулось теплое дыхание свежего ветра, и Ли вдруг очень захотелось остановиться и насладиться первым впечатлением от встречи с Африкой. Но беспокойство заставило ее продолжить путь.

И все-таки, пока Ли ехала в такси, ей удалось полюбоваться кристально чистым небом, стройными пальмами, виллами с красными крышами и цветущими деревьями. А море было такого синего цвета, какого она еще никогда в жизни не видела.

Наконец такси остановилось неподалеку от доков. Ли заплатила водителю и направилась в офис, где ей сказали, что катер до Бомбея, останавливающийся на Сейшелах, ушел два часа назад.

Ли спокойно поведала служащим о своем несчастье, но среди них не оказалось ни одного молодого человека, готового своими руками построить лодку, чтобы доставить ее на Сейшелы. Вежливым служащим не было никакого дела до ее беды. Они сказали только, что ей не повезло и что они не могли ничего сделать. По их словам, на Сейшелах останавливалось лишь несколько кораблей. Следующий отходил из Момбаса через две недели, и никто не в силах это изменить. Конечно, они понимали огорчение девушки, но…

Огорчение! Ли переминалась с ноги на ногу на пирсе, багаж стоял у ее ног. Небо темнело, и ветер становился прохладнее. Это была катастрофа! Она стояла здесь с билетом в один конец на остров, куда не могла добраться при всем желании. Денег, которые она взяла с собой, не хватило бы ни на две недели в гостинице Момбаса, ни на обратный билет.

Ли уже не скрывала тревоги. В инструкциях, данных ей Брюсом Пасмором, отцом детей, к которым она ехала, не было ничего на такой случай. Согласно его плану, все должно было быть хорошо. Ли следовало только сесть на самолет до Момбаса, потом взять такси до доков и пересесть на катер до Сейшел. Для нее все готово, и в путешествии нет ничего сложного. Конечно, задержки в аэропортах происходят, но в одном случае из десяти. И такое должно было непременно случиться именно с ней! Что теперь делать, Ли не знала совершенно, мысли ее путались.

Прошло немало времени, пока Ли сумела прийти в себя. Одно было ясно — она не может стоять здесь две недели. Она пыталась решить, в каком направлении пойти, когда вдруг из остановившегося лимузина ее окликнул знакомый голос.

— Вот она, Пол. Туда! Ну давай же, поехали.

Ли с любопытством смотрела, как лимузин с шофером медленно двигался в ее сторону. Позже она увидела в открытом окне миссис Дейтон.

— Так вот ты где, мисс Треверс! — громко сказала женщина и открыла дверцу еще до того, как машина остановилась. — Я так рада, что все-таки нашла тебя! — Она взглянула на чемоданы. — Муж сказал мне, что твой катер уже ушел. Я заставила его навести справки, как только оказалась дома.

— Если бы мы прилетели вовремя, у меня было бы еще несколько часов до отхода катера. — Ли горько улыбнулась. — А так я опоздала на два часа.

— Я знаю, это просто ужасно, — кивнула миссис Дейтон. — Что ты собираешься теперь делать?

— Не знаю. — Ли уже не улыбалась. — Я не рассчитывала на то, что мне придется провести две недели в гостинице.

— Тогда ты просто должна поехать ко мне домой.

— О, но я не хотела… — Ли была поражена таким предложением.

— Я знаю. — Миссис Дейтон положила руку ей на плечо. — Но я уже все обсудила с мужем. Мы решили, что, если уж тебе придется просидеть две недели в Момбаса, ты проведешь их у нас. — Она рассмеялась при виде нерешительной улыбки Ли. — Дорогая моя, ты никому не помешаешь. У нас постоянно останавливаются молодые стюардессы. Мой муж работает в авиакомпании, и я ему помогаю. А теперь быстро садись в машину. Пол положит твои чемоданы в багажник.

Шофер вышел из машины и, улыбнувшись Ли, взял ее вещи и начал аккуратно укладывать их в багажник. Ли отошла в сторону, чтобы дать миссис Дейтон первой сесть в лимузин, и снова замешкалась.

— Вы очень добры, миссис Дейтон, — проговорила она. — Но я просто не могу представить, что мне тут делать целых две недели.

— Ты должна посмотреть город, — улыбнулась пожилая женщина. — Развлекайся. Даже не заметишь, как пролетит время!

— Да, но что подумает мой наниматель? — Ли вконец расстроилась. — Я ведь ехала в Сейшелы на работу.

— Я скажу Бобу, чтобы он позвонил по радиотелефону на остров. Он объяснит, что ты задержишься. — Миссис Дейтон говорила уверенно. — Такое могло случиться с кем угодно. — Она улыбнулась и похлопала по сиденью рядом с собой.

Когда машина выбралась из доков и поехала по широким, обсаженным деревьями улицам, Ли постаралась взять себя в руки. Она отказывалась верить, что застряла здесь, за тысячу миль от места назначения. В Литл-Эшби Ли казалось, что на земле уже не осталось ни одного места, куда нельзя было бы добраться.

Ли вспомнила слова Грейс: «Рай на земле». Может быть, как раз поэтому Сейшелы так и называли. Пока на острове не появится аэропорт, он будет защищен от окружающего мира. Девушка вдруг почувствовала воодушевление от столь необычного путешествия, но это не избавило ее от тревоги. В течение следующих двух недель, думала она, остров может совершенно не бояться Ли Треверс.

Машина повернула на улицу, вдоль которой росли пышные тропические деревья и стояли разноцветные дома.

— Девочки за тобой присмотрят, — ободряюще сказала миссис Дейтон. — Они приходят ко мне, когда у них выдается несколько свободных часов, и никогда не испытывают проблем с тем, куда пойти, или… — Ее глаза вдруг погрустнели. — Или молодые люди приглашают их погулять.

Дом Дейтонов показался Ли лучшим из всех, которые она когда-нибудь видела. У ворот то и дело останавливались такси и вскоре уезжали с веселыми компаниями. Со второго этажа доносились музыка и смех.

У миссис Дейтон не нашлось свободного помещения, и Ли пришлось делить комнату с Черил Кентон. Но Ли сразу же понравилась эта темноволосая девушка с веселыми глазами, и полночи они провели за разговорами.

Следующим утром, когда Черил рассуждала о том, что надеть на пляж, Ли поняла, что Момбаса скрывает в себе намного больше, чем кажется на первый взгляд.

— Что, черт возьми, это такое? — воскликнула Черил, увидев, что Ли достала свой купальный костюм.

— Я думала…

— Ли, сколько тебе лет? — спросила Черил, глубоко вздохнув.

— Двадцать два.

— И ты до сих пор никогда не носила открытый купальник?

— Ну, я… — Ли вымученно улыбнулась и, не найдя слов, уставилась на Черил широко открытыми глазами.

— Ты не должна скрывать такие прекрасные волосы, — продолжала та, снимая с головы Ли заколку. — И эта блузка… Расстегни воротник и закатай рукава, чтобы были видны твои руки. У тебя отличная фигура, и тебе очень идут блузки. Не хватает только туфель на высоких каблуках. — Черил немного отошла назад и задумчиво посмотрела на Ли. — Как ты развлекалась дома?

— Развлекалась? — непонимающе переспросила Ли. — Я почти всегда была занята работой в школе, — ответила она, разглядывая себя в зеркале. — Но субботы в Литл-Эшби проходили довольно интересно.