Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Настя, я помню, что на сыскной службе ты нажила больше шрамов, чем я — на армейской, — полушепотом наставлял майор Дронов, глядя в узкую спину и затылок напарницы. Сверху вниз — девушка уступала ему ростом почти на голову. Хоть и высокая по женским меркам, до майорских двухсот двух сантиметров сыщица недотягивала и всегда казалась офицеру очень хрупкой. — Я даже помню, как ты получила последний, на правом бедре. Я бы хотел иметь шансы тебя догнать по этой части, так что держись сегодня сзади, ладно?

— Научила сарказму на свою голову. — Майор не мог видеть лица Анастасии, но не сомневался, что она усмехнулась. — Вспоминаю те дни, когда ты не понимал шуток. Ты тогда был таким милым юношей…

— Говоришь, будто мы не ровесники, — хмыкнул Николай.

— Мы не ровесники, я старше.

— Ладно, погодки. Но я серьезно, Настя. — Офицер протянул руку и стиснул плечо девушки, насколько это позволяла кираса. — Я же знаю, какая ты авантюристка и какой ветер у тебя в голове свищет. Меня этим серьезным лицом и очками не обманешь. Когда тебе запах добычи нюх застит, ты о себе вообще не думаешь.

— Сегодня не тот случай, — неожиданно серьезно, без намека на улыбку или иронию в голосе произнесла сыщица, качнув головой. — Я знаю себе цену и знаю, на что готова обменять здоровье или жизнь. Сегодня я буду осторожна. Не волнуйся за меня.

Рукой в тонкой перчатке она накрыла лежащую на плече ладонь Дронова, так и не оглянувшись. Тот в ответ лишь тяжко вздохнул. Все-таки он действительно хорошо знал свою спутницу, напарницу, подругу…

Минуты через две по отсеку разнесся глухой дробный звук — словно за стенкой ведро щебня высыпали в железный таз. И еще раз. И еще.

— Носовые автопушки работают, — пояснил Николай специально для сыщицы. — Значит, подошли метров на пятьсот. Вот-вот перемахнем стену.

Его слова подтвердил звонкий удар — во внешний щит попала пуля, тут уже объяснения не требовались. Несколько мгновений спустя пули застучали по бортам десантного корабля градом, их удары дополнял особый скребущий звук скользящих по броне стрел и дротиков. Солдаты зашевелились, стараясь отодвинуться от бойниц или хотя бы присесть в тесноте. Никто из них определенно не желал проверять, сколь малы шансы того, что в бойницу залетит смертоносный «подарок».

— Готовность к высадке! Повторяю задачи нашей роты! — прокричал, заглушая стук пуль, находящийся где-то ближе к носу капитан десантников. — Первый и третий взводы, совместно с пятой ротой, занимают оборону вдоль поперечной улицы в зоне высадки! Смыкают фланги с другими ротами полка! Держат позиции, отсекая городские ворота от подкреплений, пока десант их не займет и пока сухопутные силы не войдут в город! Второй взвод под командованием майора Дронова и лейтенанта Варягина выдвигается на полкилометра вглубь города, чтобы обезопасить стратегически важный объект вне периметра! Задача вестовых и оптического телеграфа — сохранять связь со взводом в любых условиях!

Пока он говорил, удары по броне и выстрелы корабельных пушек становились все реже, а конец речи ознаменовал рык сирены под потолком.

— Тридцать секунд! Нале-э-во!

Внешняя стена десантного отсека просто исчезла. Образующие ее стальные щиты откинулись вниз, солнце ударило по глазам солдат. Щуря слезящиеся глаза, Николай увидел, что дирижабль уже опустился ниже городских крыш, и дома напротив показались ему знакомыми. «Б-175» садился прямо на одну из осевых улиц Ташкента — достаточно широкую, чтобы воздушный корабль мог опуститься на нее, не задев ничего бортами.

— Пошли! Пошли! Пошли!

Оставаться у земли кораблю было опасно, так что солдаты покидали его в спешке — они горохом сыпались с метровой высоты, тут же бросаясь к зданиям, вжимаясь в стены, занимая укрытия. Куда аккуратней спускали вниз ящики с амуницией, ротные пулеметы, треноги гелиографов.

Спрыгивая в свой черед, Дронов держался ближе к Анастасии, но помощь ей конечно же не понадобилась. Девушка ловко соскочила наземь, поправила съехавшую на нос каску и кивнула Николаю. Майор в ответ жестом велел следовать за ним. Вместе они перебежали улицу, чтобы укрыться в брошенной лавке, которую уже вовсю обживали несколько солдат пулеметного расчета. «Их» рота растянулась вдоль левой стороны улицы, высаживающаяся с другого борта пятая жалась к правой.

— Отлично все прошло, господин майор, — низким, надтреснутым голосом сказал Николаю пожилой унтер, командующий расчетом. — Даже расчищать плацдарм не пришлось.

— Потерпи, сейчас прибегут хозяева, гостей встречать-угощать, — пообещал ему Дронов с кривой усмешкой. — Еще и с двух сторон, если у ворот их не придавят как следует. Ты чай зеленый любишь?

— Никак нет, господин майор, — не менее криво ухмыльнулся пулеметчик. — Только черный пью. Ну да ничего, мы тут тоже не без гостинцев.

Он красноречиво похлопал по стволу уже развернутой «перепелки», к которой солдаты как раз крепили короб с пулями.

— В общем, займете хозяев приятной беседой, пока майор сводит меня погулять, — включилась в разговор Настя со своей фирменной улыбкой. Ухмылки мужчин на ее фоне смотрелись бледно. — Он мне обещал показать интересные места. Вместе с лейтенантом Варягиным. Видели его?

— Ближе к носу был, вдоль по улице пройдите, — махнул рукой унтер. — А мы уж вам спину прикроем, не сомневайтесь.

— Не сомневаюсь. — Сыщица посмотрела на Николая. — Ну что, идем?

Прежде чем ответить, он наклонился к девушке и потуже затянул подбородочный ремень ее каски. Кивнул:

— Идем. Помни — держись сзади.


— Кажется, я определилась, где в этом городе будет штаб-квартира нашего отдела, — протянула Анастасия, запрокидывая голову, чтобы лучше рассмотреть вырастающее перед ними здание. Оно и в самом деле впечатляло — трехэтажный кирпичный особняк с гранитными ступенями, ведущими к украшенным резьбой двустворчатым дверям. Каменный козырек над входом, подпертый четырьмя белыми колоннами в греческом стиле, высокие застекленные окна… И это в городе, где даже крепостные стены были из глины, а выше двух этажей поднимались лишь цитадель военного наместника да причальные конструкции порта.

— Побойся Бога, Настя, это ведь не только дом нашего агента, но еще и единственная в городе библиотека, — хмыкнул Николай, краем глаза наблюдая, как солдаты, обогнав их, перекрывают улицу с обеих сторон, — дополнительные приказы им пока не требовались. — Да и в ханстве, наверное.

— Мой кабинет будет на третьем этаже, в углу, — словно не слушая его, продолжила сыщица, шагая к особняку и на ходу вытягивая из кобуры револьвер. — На крыше разобьем садик с деревцами в кадках и скамейками, она как раз плоская… Интересно, тут есть подвал?

Держа оружие стволом вниз, она в сопровождении майора и двух пехотинцев взбежала по ступенькам, прижалась плечом к косяку справа от входа, постучала костяшками по резной створке:

— Господин Марчелло, откройте! Третье отделение Императорской канцелярии!

— А-а… простите, чем обязан? — без промедления откликнулся чуть дрожащий мужской голос из-за двери, словно хозяин особняка ждал у порога. Хотя, наверное, он и ждал. — Библиотека сегодня закрыта!

— Мне срочно нужно свежее издание «Молота ведьм» в твердой обложке, а то моя собственная книжка вся истрепалась, — вежливо сообщила Настя, продолжая вжиматься в косяк — словно ожидая, что сквозь дверь сейчас начнет стрелять пулемет. — А еще вам привет от донны Бригитты. Открывайте уже!

— В самом деле, господин Марчелло, открывайте, — присоединился к уговорам Дронов, тоже на всякий случай отошедший к краю крыльца. Чего боялась сыщица, он не понимал, но по привычке доверял ее действиям. — Мы пришли вам помочь. Вы узнаете мой голос? Мы встречались год назад, но у вас вроде хорошая память.

— Да, я вас помню, — чуть уверенней отозвались из-за деревянных створок. — А вот ваша спутница повзрослела — раньше у нее было такое юное сопрано, теперь же приятное контральто, даже с хрипотцой, знаете ли…

— Это ее наставница, Саша не со мной. — Дронов с трудом подавил неуместный смешок. Итальянец-библиотекарь ничуть не изменился, похоже. — Она вам тоже понравится, уверяю…

Его прервал протяжный вопль:

— Проти-ивник!

И почти тут же грянул ружейный залп. За ним — еще один. Николай упал на четвереньки, бросил спутникам: «Лежать!» — и поднялся на колено уже с карабином на изготовку.

Мимо крыльца библиотеки проскакал перепуганный конь вороной масти, дико храпя и поднимая тучи пыли копытами. Еще двух скакунов майор заметил у дальнего перекрестка. Они взволнованно гарцевали, то и дело поднимаясь на дыбы, а у их ног билась, не в силах встать, раненая каурая лошадь. Тут же кучками тряпья лежали тела ханских кавалеристов. Имперские пехотинцы, укрывшиеся за углами зданий, держали перекресток на прицеле, однако больше не стреляли.

— Конный разъезд, — доложил молоденький рядовой, подбежав к крыльцу и присев рядом с майором. — Четверых выбили, двое ускакали. Отстреливаться не пытались, хотя все при ружьях.

— Прощупывают зоны десанта. — Дронов втянул воздух сквозь зубы, все еще стоя на колене, с карабином в руках. — Пытаются понять, много ли мы заняли. Могут организовать контратаку… Передай лейтенанту, понял? Может быть контратака.