Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Красота требует жертв, — ухмыльнулась она, когда мы наконец добрались до бара.

— Какой смысл в том, чтобы смотреться «совершенно шикарно», если я не могу стоять, не морщась? — посетовала я. — Остается надеяться на то, что одноклассники приехали сюда достаточно рано, чтобы заполучить сидячие места.

Нам повезло: наша компания заняла самый лучший стол в заведении — он стоял у большого окна, из которого открывался вид на реку. Сегодня вечером нас здесь собралось много. Мы только что закончили сдавать экзамены, и до конца семестра и начала долгих летних каникул оставалось всего лишь несколько недель, во время которых у нас будет совсем мало уроков и мероприятий. Мы все много работали и теперь испытывали облегчение оттого, что экзамены остались позади.

План действий на эти вечер и ночь состоял в том, чтобы собраться в пабе, затем отправиться в кино, чтобы посмотреть новый фильм про Джеймса Бонда на по-настоящему большом экране, а после попытаться пробраться в единственный в Ричмонде ночной клуб. Он был не очень-то хорош, и цены на напитки там казались заоблачными, но выбирать нам все равно осталось не из чего. Я была далеко не уверена, что нам действительно удастся туда попасть, поскольку большинству из нас еще не стукнуло восемнадцати лет, но мы все были за то, чтобы хотя бы попытаться. Том раздобыл для большинства парней довольно сносные поддельные удостоверения личности, так что дело выгорит.

Наша компания представляла собой сборную солянку: девушки из одной школы, а парни из другой, расположенной по соседству. За те годы, что мы были вместе, встречаясь в школьных автобусах и общаясь через забор, разделяющий спортивные площадки и поля школ, наша компания разрослась и сплотилась. После того как мы перешли в шестой класс, нам разрешили уходить с территории школы на обеденный перерыв, тогда-то отношения между некоторыми из нас и приобрели новые грани. Сейчас среди нас не было сложившихся пар, но, как предполагала я, с окончанием экзаменов такое положение дел вполне могло измениться.

Я знала, что Грейс очень нравится Джек, и мы с ней провели немало долгих часов, обсуждая наши планы по покорению его и Роба. К несчастью, как нам было известно, и некоторые другие девушки тоже имели на них виды, и на настоящий момент шансы прибрать их к рукам казались минимальными.

В пабе, перед тем, как мы пошли в кино, Роб посмотрел на меня испытующе, и у него сделался задумчивый вид.

— Классный прикид, — сказал он, одобрительно кивнув. — Чем же вызвана такая перемена имиджа? — Склонив голову набок, он окинул меня взглядом с чуть заметной улыбкой.

— Ну, в общем, возникла чрезвычайная ситуация, и мне пришлось срочно посетить благотворительный магазин, — смущенно призналась я. И тут же услышала, как сидящая за моей спиной Грейс досадливо вздохнула.

— Не рассказывай ему об этом — пусть он думает, что ты принарядилась специально для него, — прошептала она в ухо. Я мысленно вздохнула — у меня не очень-то получалось чувствовать себя такой крутой, какой я пыталась сейчас выглядеть.

— В самом деле? — Роб опять улыбнулся и наклонился так, чтобы быть чуть ближе. — Чрезвычайная ситуация? А что произошло? — Остальные ребята из нашей компании смолкли — всем было интересно узнать, что же заставило меня пересмотреть мои взгляды на стиль одежды.

— Ну, — я замялась, внезапно почувствовав, что мне совсем не хочется рассказывать им про браслет, — в общем, я, можно так выразиться, упала в реку, когда пыталась прий- ти на помощь лебедю, который зацепился за проволоку и не мог взлететь.

Внезапно друзья захохотали во все горло. Да, это была та Алекс, которую они знали, а не та, которая сейчас сидела перед ними, одетая в изящное воздушное платье.

— Алекс, ты пока еще не ветеринар, — с улыбкой сказал Джек, взъерошив мне волосы. — На твоем месте я бы предоставил животных самим себе и не трогал их, пока точно не будешь знать, что с ними надо делать.

— Думаю, тот лебедь присоединился бы к твоему мнению, — уныло согласилась я, улыбнувшись в ответ.

— Эти лебеди — опасные агрессивные существа, — добавил он. — Я бы не стал связываться с такой птицей.

— Думаю, в таком случае Алекс будет похрабрее тебя, приятель, — с улыбкой заметил Роб, тихонько придвинувшись еще ближе. Я видела: улыбаются только его губы, но не глаза. Хотя по большей части парни вроде бы ладили друг с другом, я была совсем не уверена, что Джек действительно нравится Робу, и это меня огорчало.

Джек был одним из моих самых давних друзей, мы с ним, можно сказать, выросли вместе. Он также был одним из самых красивых парней в городе и, будучи капитаном футбольной команды школы, имел невероятно спортивный вид. Какая жалость, что я никогда не могла смотреть на него иначе, чем как на еще одного родственника. Его старший брат учился в одном классе с моим с тех самых пор, как им обоим стукнуло по четыре года, и наши родители стали близкими друзьями. В результате получилось, что мы с Джеком чего только не делали вместе. Поскольку в его компании я была единственной девчонкой, другие его друзья то и дело брали надо мной верх, так что я очень скоро научилась лазать по деревьям, играть в футбол и вообще вливаться. Нас с Джеком связывало общее прошлое, о котором Роб мог только строить догадки.

И теперь, слушая Роба, я вдруг поняла, что он просто ревнует меня к Джеку. Поэтому неудивительно, что он ершится. Я взглянула на Грейс и увидела, что она подняла одну из своих безупречных бровей, забавляясь тем, как сейчас ведет себя Роб. Теперь я была совершенно уверена, что выиграла битву с Эшли еще до того, как она началась. Роб Андервуд — самый спортивный парень во всей школе! Я никак не могла до конца поверить в то, что мне достаточно вести себя обычно, не теряя головы, — и он будет мой. Я постаралась дышать ровно, чтобы унять нервную дрожь.

Между тем Роб удобно расположился рядом со мной и положил руку на спинку моего стула. Я украдкой бросила взгляд на его отражение в оконном стекле. Он был красив классической красотой, высокий, светловолосый, а не чернявый, как Джек, и, как всегда, хорошо одет — пусть и в повседневном стиле, но так, что было видно: надетые на нем вещи стоят немало. Он все-таки заметил, как я взглянула на отражение, и его карие глаза блеснули. Он наклонился еще ближе.

— Сегодня ты выглядишь просто потрясающе, — тихо сказал он. — Тебе стоит почаще падать в реку.

У меня по спине пробежала дрожь, когда он легко погладил пальцами мою шею. Сколько времени я мечтала об этом моменте? Я знала, что не смогу перед ним устоять.

Я откинулась на спинку стула, и его рука легла мне на плечо. Уголком глаза я заметила, как напряглась Эшли. Ей это не понравится, но это ее проблема, а не моя. Я буду просто наслаждаться этим вечером.

Роб сделал так, что в кино мы с ним сели рядом. Грейс удалось оказаться рядом с Джеком, так что мы с ней будем сполна обеспечены темами для последующей беседы. Правда, фильм совсем не располагал к романтике, в нем было слишком много насилия. Однако во время одной из более мирных сцен Роб как бы невзначай коснулся меня рукой, когда я потянулась за бутылкой с водой, потом улыбнулся мне и сплел свои длинные пальцы с моими. Я только что начала расслабляться, перестав беспокоиться о том, что ладонь у меня, возможно, слишком горячая и потная, когда последовала особенно жуткая сцена, в которой героя пытали. Невольно я чересчур крепко стиснула пальцы Роба, и он потихоньку высвободил их. К счастью, в потемках он не мог видеть, как я покраснела, но затем его рука легла на спинку моего кресла — там я не могла причинить ему боль.

Когда фильм закончился, парни сразу же решили, что нам нужно не идти в ночной клуб, а поесть, и мы всей компанией завалились в одну из местных сетевых пиццерий. Несколько минут нам пришлось подождать, пока персонал переставлял для нас столики в противоположном углу зала, а когда мы наконец решили сделать заказ, я вдруг поняла, что Роб опять старается сделать так, чтобы мы с ним сели вместе. По дороге в ресторан я заметила, что Джек остался рядом с Грейс, и один раз он точно взял ее за руку. И, само собой, они тоже сели вместе.

Когда мы с Робом заняли свои места, я встретилась с ней глазами и вопросительно приподняла брови. Она мигом залилась краской и спрятала лицо за меню, но потом посмотрела на меня поверх него и чуть заметно кивнула.

Роб вел себя со мной очень по-хозяйски, позаботившись о том, чтобы у меня были и меню, и бокал с напитком, и приличный стул, стоящий там, где не тянуло холодом из открытого окна. И тут мне вдруг захотелось заорать ему, чтобы он расслабился. Да что это со мной? Еще вчера я отдала бы что угодно, чтобы он вот так носился со мной, но почему-то теперь это начинало меня раздражать. Я не могла понять, почему не в состоянии просто наслаждаться сегодняшним вечером. Я несколько месяцев ждала, чтобы Роб обратил на меня внимание, однако теперь, когда он наконец это сделал, я была уже не уверена, что он именно то, чего я хочу. Проблема, как я осознала, была в том, что я не знала, чего именно мне надо.