Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мы с Грейс достали из рюкзаков блокноты и карты собора и начали искать те памятники, которые нам надо было зарисовать. Когда мы шли по центру главного нефа, Грейс вдруг захихикала.

— Представь себе, как леди Диана шествовала через весь собор в том своем платье, — фыркнула она. Я содрогнулась. Я не могла представить себе ничего худшего, чем долгий проход на глазах у всего мира, чтобы сочетаться браком с мужчиной, который на самом деле ее не любил.

— Если я когда-нибудь выйду замуж, то убегу на какой-нибудь пляж, — сказала я, — и не стану наряжаться в вычурное платье с огромной юбкой, которое обошлось бы родителям в несколько тысяч фунтов. — Правда, папа, возможно, стал бы возражать, с иронией подумала я. Его мнение могло бы стать единственной причиной, по которой я, быть может, все-таки рассмотрела бы вариант с белым платьем, похожим на торт, и всем тем, что, по идее, должно к нему прилагаться. Перед моим мысленным взором предстало лицо Роба, но тут я взглянула на браслет на моей руке, и образ Роба тотчас же уступил место прекрасному лицу юноши, которое я видела минувшей ночью. Я потрясла головой, чтобы прий- ти в себя, и подумала, что на самом деле мне сейчас нужно только одно: сосредоточиться на работе, которую я должна проделать.

Мы с Грейс дошли уже до центральной части собора и стояли под его грандиозным куполом.

— Вот это да, — выдохнула Грейс, и мы обе задрали головы и устремили взоры вверх, на купол, величественный и великолепный. До нас доносился тихий гул голосов, и мы видели людей, поднявшихся на Галерею шепота, чтобы испробовать на себе ее знаменитый акустический эффект. Считалось, что надо присесть у края огромного кругового балкона, опоясывающего купол собора с внутренней стороны, и что-то прошептать, поднеся губы к стене. И тогда человек, находящийся далеко-далеко, на противоположной стороне этого балкона, услышит то, что ты прошептал. У меня самой никогда не получалось провернуть этот трюк, но туристов все это явно приводило в восторг.

— Мне надо найти гробницу Нельсона, — пробормотала Грейс и, прикусив губу, посмотрела на карту.

— Гробница Нельсона находится в подземной части собора, в крипте. По-моему, вход в нее расположен вон там, — сказала я. — Я присоединюсь к тебе почти сразу, но сначала мне бы хотелось посмотреть на одну вещь в самом центре.

Грейс отправилась на поиски гробницы, пытаясь разыскать в глубинах своего рюкзака карандаш.

Я медленно двинулась вперед, пока не оказалась точно под центром купола, на месте, которое на полу было отмечено мозаикой в виде большой звезды. Далеко в вышине я могла видеть стекло смотрового окошка, но прежде чем я начала гадать, не смотрит ли кто-то оттуда на меня, у меня закружилась голова. Я выпрямилась и потрясенно застыла.

Прямо передо мной стоял юноша, чье лицо померещилось мне минувшей ночью. Во плоти он был еще прекраснее, с изумительно вылепленным лицом и чуть взъерошенными русыми волосами. Я чувствовала, что у меня перехватило дыхание, и изо всех сил пыталась как-то овладеть собой, когда вдруг поняла, что он глядит на меня так же потрясенно, как и я на него. Он быстро оглянулся через плечо, словно желая убедиться в том, что я смотрю именно на него, а не на что-то за его спиной. Мне это проявление неуверенности показалось странным — ведь он так сногсшибательно красив. Глаза у него были глубокого, удивительного голубого цвета, и теперь, когда я видела парня воочию, я заметила на его переносице едва уловимое искривление, как будто когда-то, много лет назад, у него был сломан нос. Я смотрела, смотрела на него и вдруг поняла, что мне знаком цвет его глаз — он был точно таким же, как цвет камня на моем браслете. Не веря до конца своим глазам, я дотронулась до браслета и украдкой бросила на него взгляд.

Он перевел взгляд на мое запястье и в изумлении широко раскрыл глаза. Затем он быстро поднес свою руку к запястью, и я увидела на нем точно такой же браслет, как тот, который был на мне. Выражение его лица вдруг изменилось. Что это — тревога? Он снова посмотрел на меня и подошел чуть ближе.

— Держи себя в руках, — чуть слышно пробормотала я, и попыталась придать своему лицу чуть менее ошарашенный вид и сделать так, чтобы оно казалось более спокойным и интересным. И даже осторожно и чуть заметно улыбнулась. Он был потрясающе, умопомрачительно красив, и я не могла себе представить, что такому парню, как он, нужно от такой девушки, как я, но все-таки стоило попытаться удержать на себе его внимание еще на минутку.

Казалось, в нем шла какая-та внутренняя борьба, потому что он вдруг нахмурился, но потом тоже улыбнулся со странным выражением изумления на лице. Улыбающийся, он был еще более прекрасен, на одной его щеке появилась ямочка, а между полуоткрытыми губами стали видны идеальные белые зубы.

— Привет, — прошептала я, удивившись тому, что заговорила вслух. Он продолжал стоять на том же месте, улыбка его сделалась теперь более уверенной, но он по-прежнему молчал. Похоже, дело окажется более трудным, чем я думала. Может быть, он вообще не говорит по-английски.

— Алекс! — раздался голос за моей спиной. Грейс смотрела на меня как-то странно. — Ты идешь?

— Сейчас, — бросила я через плечо, стараясь не упускать из виду глаза моего собеседника, который пока так ничего мне и не сказал. — Я, в общем-то, должна работать здесь над своим заданием по искусству… — начала я было объяснять ему, но тут же осеклась. Как невразумительно и жалко это прозвучало. Совсем не похоже на увлекательную беседу, которая могла бы заинтересовать такого парня, как он. Я вдруг заметила, что он одет в странный длинный плащ типа накидки, сдвинутый с плеч на спину и закрепленный на горле толстым шнуром. Фантастика. Вот было бы невезение, если бы такой красивый юноша оказался монахом.

Мне показалось, что парень собирается что-то сказать, но прежде чем он успел раскрыть рот, в центре собора вдруг появилась группа немецких туристов, сопровождаемая гидом, который рассказывал им о смотровом окошке в куполе. Гид находился прямо за спиной удивительного юноши и показывал рукой вверх, двигаясь задом. Я поняла, что еще секунда — и гид врежется в него, и инстинктивно протянула руку, чтобы оттащить парня в сторону. Коснувшись его руки, я ощутила легкое покалывание, и моя ладонь прошла прямо сквозь него. Я отдернула руку, словно меня ударило током. Это было невозможно. Я снова посмотрела на него в полном недоумении. На его лице отразились противоречивые чувства. Одним из них явно стала радость — ибо он улыбался, — но в то же время было видно, что он испытывает досаду.

Через несколько секунд немецкие туристы двинулись дальше, поэтому теперь его не затопчут. Должно быть, я все неправильно поняла, решила я; возможно, дело просто в том, что его одежда сделана из какой-то необычной скользкой ткани, или же меня сбила с толку его поразительная красота. Не могла же моя рука действительно пройти сквозь него — ведь люди состоят из плоти и крови, так что всему этому должно быть какое- то разумное объяснение. Я опять попробовала завязать разговор, вдруг осознав, что для его начала у меня есть прекрасная тема.

— Похоже, у тебя такой же браслет, как и у меня. — Я показала сначала на свое запястье, потом на его. Он взглянул на свою руку, затем посмотрел прямо мне в глаза.

Он никак не мог быть намного старше меня, но его прекрасные глаза говорили о пережитых страданиях и невзгодах. Он поднял руку, чтобы показать мне запястье. Его браслет и впрямь выглядел точно так же, как и мой. Решив, что будет лучше сравнить их вблизи, я улыбнулась и сделала пару шагов в его сторону. Но стоило мне сдвинуться с места, как воздух вокруг парня словно начал вихриться, и он вдруг пропал. Я быстро завертела головой, но он каким-то образом смог исчезнуть без следа. Однако прямо у себя за спиной я увидела Грейс — она стояла, сложив руки на груди, и на лице ее было написано недоумение.

— Куда он подевался? — спросила я, не переставая вглядываться в обтекающие нас со всех сторон толпы туристов.

— Кто? — В голосе Грейс прозвучало удивление.

— Тот парень! На нем еще была накидка. Куда он пошел?

— Я не видела здесь никого в накидке.

— Да нет же, ты должна была его видеть. Он стоял прямо здесь. Я с ним разговаривала…

— Алекс. — Грейс ласково коснулась моей руки. — Ты стояла одна, и у тебя был такой вид, будто ты разговариваешь сама с собой. Поэтому я и вернулась.

— Но он только что был прямо здесь, передо мной, самый красивый парень, которого я когда-либо видела в жизни… — я запнулась и замолчала. Да нет же, она не могла его не заметить.

— По-моему, тебе лучше сесть, — мягко приказала Грейс и, взяв меня за руку, потянула в сторону переднего ряда скамеек.

— Со мной все в порядке, — запротестовала я, продолжая стоять на цыпочках и все еще пытаясь увидеть его в толпе.

— Алекс, милая, ты осталась посреди собора одна, и вид у тебя был такой, будто ты немного не в себе, — тихо сказала Грейс. — Скоро кто-нибудь наверняка обратил бы на тебя внимание, а тебе, я думаю, не хотелось бы, чтобы над тобой насмехались.