Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сабрина Джеффрис

Как стать герцогиней

Посвящается Джойсу Рэтли.

Спасибо за то, что Вы столько лет занимались обучением наших детей и взрослых, страдающих аутизмом, и за заботу о них.

Нам будет не хватать Вашей мудрости, Ваших удивительных навыков и мастерства.

Я знаю, что Вы продолжите свою работу и сделаете еще много добрых дел.

Также посвящается моему агенту Пэм Ахерн из агентства «Ахерн», которая оказывает мне поддержку вот уже тридцать один год и была рядом со мной как в хорошие, так и в плохие времена. Надеюсь, что наше сотрудничество продолжится еще много лет!

...

Из газеты «Лондонское общество»

ВДОВСТВУЮЩАЯ ГЕРЦОГИНЯ ОСТАЛАСЬ БЕЗ ТРЕТЬЕГО МУЖА

Как мы и обещали, дорогие читатели, спешим сообщить вам последние слухи и сплетни. Самая удивительная — о небезызвестной Лидии Флетчер, которая к настоящему времени заработала весьма сомнительную репутацию. Трижды выходила замуж за разных герцогов и трижды овдовела! Ее первым мужем был четвертый герцог Грейкурт, после него она вышла замуж за второго герцога Торнстока, недавно скончался ее последний муж — третий герцог Эрмитэдж.

Она родила каждому мужу по наследнику, а в одном случае еще и второго сына, так сказать, про запас. Следует заметить, что результат их воспитания получился неоднозначным. Ее сын Флетчер Прайд, пятый герцог Грейкурт, в десять раз увеличил состояние отца, но также ходят слухи, что он возглавляет тайное общество развратных холостяков. Если вспомнить, какой это скрытный, сдержанный и необщительный человек, то трудно представить кого-либо менее склонного к подобному бесцельному времяпровождению. С другой стороны, частенько в тихом омуте черти водятся.

Скорее можно поверить слухам о ее втором сыне, Марлоу Дрейке, третьем герцоге Торнстоке, о котором говорят, что он не пропускает ни одну юбку. Уж если девушка ему понравилась — значит, будет его. Его сестра-близнец, леди Гвин, недавно приехала в Лондон и должна осложнить ему жизнь. Ему придется умерить любовный пыл, потому что теперь он будет вынужден присматривать за поклонниками сестры. Первый сезон этой дебютантки обещает стать очень интересным, и мы собираемся за ней наблюдать с повышенным вниманием.

Наконец мы дошли до Шеридана Вулфа, четвертого герцога Эрмитэджа, который большую часть жизни провел в Пруссии, где его покойный отец служил послом. Это темная лошадка, большинство людей из высшего света с ним не знакомы. Хотя, вероятно, у него не возникнет проблем с поиском наследницы, готовой обменять приданое на такой желанный и высоко ценимый титул герцогини. А если у кого-то это получится, то даме следует побыстрее родить ему наследника, а лучше парочку, поскольку у Шеридана имеется младший брат — полковник лорд Хейвуд Вулф, который только и ждет удобного случая заполучить титул!

На самом деле для потомства вдовствующей герцогини Лидии было бы лучше обзавестись наследниками как можно быстрее, учитывая, что члены этой семьи склонны отправляться в мир иной раньше положенного срока. В первую очередь это относится к герцогам — и эта мысль вызывает дрожь.

Похороны состоятся в Эрмитэдж-Холле, в графстве Линкольншир.

Глава 1

Лондон, сентябрь 1808 года

Стоял прекрасный осенний день. Флетчер Прайд, пятый герцог Грейкурт, поднялся по ступеням своего дома в Мейфэре. Герцог был глубоко погружен в свои мысли — обдумывал очередной проект. Вероятно, поэтому он и пропустил многозначительный взгляд дворецкого, который явно хотел его о чем-то предупредить, когда он только появился в дверном проеме.

— Ваша светлость, я считаю своим долгом сказать вам…

— Не сейчас, Джонстон. У меня ужин в восемь, а до этого мне нужно обязательно поймать старину Брайерли у него в клубе. Он избавляется от своих земель рядом с моим поместьем в Девоншире, и меня они очень интересуют. Я обязательно должен их получить, если хочу расширяться. И еще до разговора с ним мне нужно просмотреть несколько отчетов.

— Опять будешь покупать землю, Грей? — прозвучал молодой женский голос. — Иногда мне кажется, что ты покупаешь недвижимость, как женщины покупают платья. По крайней мере, с таким же энтузиазмом. А судя по твоей репутации расчетливого дельца, ты, вероятно, и платишь за них меньше, чем они на самом деле стоят.

Грей резко повернулся на звук голоса:

— Ванесса!

Потом он нахмурился и посмотрел на Джонстона:

— Почему ты не сказал мне, что она здесь?

Дворецкий возвел глаза к потолку. Большего он никогда себе не позволял и обычно оставался невозмутимым.

— Я пытался, сэр, — ответил он.

— Ах да. Пытался.

Грей снисходительно улыбнулся Ванессе Прайд. Ей было двадцать четыре года, на десять лет меньше, чем ему. Он относился к ней скорее как к младшей родной сестре, чем двоюродной.

Он снял шляпу, тонкие перчатки и пальто и передал лакею. Грей не узнал этого слугу, который рассматривал Ванессу, широко раскрыв рот, словно нищий принцессу. Такая реакция лакея не удивила герцога Грейкурта — идеальные пропорции лица в форме сердца и черные как смоль кудри всегда привлекали внимание мужчин, но прислуге не подобало так ее разглядывать.

Грей посмотрел на лакея уничижительно, как умел только он. У него прекрасно получалось поставить на место одним взглядом тех, кто позволил себе преступить какие-то границы.

Лакей покраснел и поспешил прочь. Джонстон сделал шаг вперед и произнес тихим голосом:

— Простите, ваша светлость. Это новый человек. Я обязательно поговорю с ним.

— Только не забудь, — ответил Грей и повернулся к Ванессе, которая, казалось, даже не обратила внимания на этот обмен репликами: — Я тебя не ждал.

— А следовало бы, кузен. — Ванесса демонстративно сделала реверанс и хитро ему улыбнулась. — Или мне следует сказать «потенциальный жених»?

— Давай не будем шутить на эту тему, — проворчал он.

Каждый раз, когда он думал о своем возможном браке с Ванессой, то вспоминал ее ребенком, еще в пеленках. Он помнил, как ее держал на руках ее отец, его дядя Юстас Прайд, и знал, что не сможет никогда жениться на Ванессе. Грей видел, как она росла — фактически у него на глазах, — и не мог представить ее своей женой.

К счастью, Ванесса тоже не горела желанием выходить за него замуж. Именно поэтому каждый раз, когда ее амбициозная мать отправляла ее в этот дом в Мейфэре с указанием создать какую-нибудь компрометирующую ситуацию и заманить Грея в ловушку, чтобы потом вынудить жениться, они проводили большую часть времени, придумывая правдоподобные причины провала маминых планов. Обычно Ванесса говорила, что Грей «только что уехал» и она его не застала.

— Не беспокойся, — рассмеялась Ванесса. — Со мной приехала горничная. Как и обычно, она подтвердит любое оправдание, которое мы придумаем для мамы. И даже поклянется! Пойдем выпьем чаю с кексами в гостиной.

Только пусти Ванессу в дом — и она тут же начнет всеми командовать.

— Ты хорошо выглядишь, — заметил Грей, когда они шли по коридору.

Она слегка поправила рукой густые вьющиеся волосы, опередила его танцующей походкой, потом резко развернулась, шурша юбками, и посмотрела ему прямо в лицо:

— Значит, тебе понравилось мое новое платье? Я не скажу маме. Она специально его выбрала для того, чтобы тебя спровоцировать. Я ей сказала, что желтый — твой любимый цвет.

— Я ненавижу желтый.

— Вот именно, — кивнула она, в ее голубых глазах плясали чертенята.

Грей не мог не рассмеяться.

— Моя дорогая, ты бесенок, а не девушка! Если бы ты направила десятую часть той энергии, которую тратишь на поддразнивание и третирование своей матери, на поиск мужа, то уже человек двадцать умоляли бы тебя выйти за них замуж.

У Ванессы сразу же испортилось настроение.

— Уже просят. Но ты же знаешь маму. Пока ты свободен, она не позволит мне принять предложение другого мужчины, ниже статусом. — Ванесса погрозила ему пальцем: — Так что женись, пожалуйста. На ком угодно, только не на мне. Или я точно умру старой девой.

— С тобой этого никогда не случится, и мы оба это знаем. — Грей прищурился, глядя на Ванессу. — Подожди-ка! Что, появился кто-то конкретный, на кого ты положила глаз?

Она покраснела, и это заставило его забеспокоиться. У Ванессы был ужасный вкус, если дело касалось мужчин.

— Кто он? — спросил Грей.

Она вздернула подбородок:

— Я не собираюсь тебе это говорить.

— Потому что знаешь: я не одобрю кандидатуру? А это означает, что он совершенно тебе не подходит.

— Все не так! Он — поэт.

Чтоб ему провалиться в тартарары! Поэт Ванессе был нужен не больше, чем самому Грею кулинарное мастерство. Опять вляпалась…

— Знаменитый поэт? — с надеждой спросил Грей.

Если у парня есть деньги, то все может получиться. Любому, кто женится на Ванессе, потребуется много денег, хотя бы для того, чтобы оплачивать покупки платьев.

Она опять развернулась и пошла в направлении гостиной.

— Будет знаменитым. С моей поддержкой и ободрением.

— Господи, помоги нам всем! — Грею было даже немного жаль поэта, кто бы он ни был. — Как я предполагаю, твоя мать его кандидатуру не одобрила.