logo Книжные новинки и не только

«Вторая попытка» Сандра Браун читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Сандра Браун Вторая попытка читать онлайн - страница 1

Сандра Браун

Вторая попытка

1

— Что случилось, мэм? Могу я вам помочь?

Ли Брэнсом увидела мужчину только тогда, когда он постучал в стекло ее машины. Терзаемая сильной болью, молодая женщина не замечала ничего вокруг. На звук его голоса она подняла голову, с трудом оторвав руки от руля, в который она непроизвольно вцепилась, и снова застонала. Мужчина, готовый прийти ей на помощь, не был похож на спасителя в сверкающих рыцарских доспехах.

— С вами все в порядке? — снова спросил незнакомец.

Нет, с Ли совсем не все было в порядке, но ей не хотелось признаваться в этом незнакомцу — грубоватому на вид мужчине. Он вполне мог оказаться преступником, а на пустынном шоссе в этот жаркий августовский день, кроме них двоих, не было ни одной живой души. Мужчина футов шести ростом был не слишком-то опрятен, его рубашка была в пятнах грязи и потеках пота. Широкий ремень с латунной пряжкой с гербом Техаса оказался как раз на уровне глаз Ли, когда незнакомец наклонился к дверце, чтобы взглянуть на женщину. Вытертые джинсы и клетчатая рубашка с короткими рукавами не скрывали мускулистой мощной фигуры. Видавшая виды ковбойская шляпа отбрасывала мрачную тень на его лицо. Пытаясь справиться с приступом боли, Ли ощутила, как страх холодной рукой сдавил ей сердце.

«Если бы не эти его темные очки, я бы по крайней мере смогла, увидеть выражение его глаз», — подумала она.

Словно угадав ее мысли, мужчина снял очки, и на Ли взглянули невероятно синие глаза, каких ей еще никогда не доводилось видеть. Она не заметила в них ни опасности, ни неприязни, и у нее отлегло от сердца. Мужчина, конечно, выглядит невероятно грязным, но определенно не кажется опасным.

— Я не причиню вам вреда, мэм. Я только хотел узнать, не могу ли я вам помочь. — Ли услышала искреннюю заботу в голосе «ковбоя», который, как и его глаза, внушал удивительное доверие.

Новая схватка опоясала ее, словно огненный обруч. Ли закусила губу, пытаясь сдержать вопль боли, и сжалась в комок, снова уронив голову на руль.

— Черт побери, — услышала она встревоженное восклицание, и дверца мгновенно распахнулась. Мужчина увидел огромный живот Ли и присвистнул сквозь зубы. — Каким ветром вас занесло сюда одну, да еще в таком положении? — изумился он и швырнул свои очки на приборную доску малолитражки.

Ли тяжело дышала, пытаясь сосчитать секунды, которые длилась схватка. Вопрос незнакомца был явно риторическим, он и не ждал от нее ответа. Он положил горячую сухую руку на ее холодное, влажное от пота плечо.

— Не тужьтесь пока, хорошо? Дышите спокойнее. Так лучше? — спросил он, когда Ли глубоко вздохнула и откинулась на сиденье.

— Да, — выдохнула она. Женщина на мгновение закрыла глаза, чтобы собраться с силами и с достоинством взглянуть на незнакомого мужчину, оказавшегося рядом как раз в тот момент, когда у нее начались роды. — Спасибо.

— Черт побери, да я еще ничего и не сделал. Чем вам помочь? Куда вы ехали?

— В Мидлэнд.

— И я направлялся туда же. Хотите, я вас туда отвезу?

Ли быстро опасливо покосилась на него. Мужчина поставил ногу на подножку ее машины, его бедро оказалось между Ли и дверцей, одна загорелая рука лежала на спинке сиденья, другая — на руле. Но теперь, когда темные очки не скрывали его синих глаз, Ли увидела в них сострадание. И если верна пословица, утверждающая, что глаза — это зеркало души, то она вполне могла доверять этому человеку.

— Я… Я думаю, что так и в самом деле будет лучше.

— Пожалуй, я поведу вашу машину, а свой грузовичок оставлю тут… О господи, неужели опять?

Ли почувствовала приближение схватки еще до того, как боль захлестнула ее. Она обхватила

руками живот и постаралась глубоко дышать, заставляя себя расслабиться и контролировать ситуацию. Когда боль отпустила ее, она тяжело осела на сиденье.

— Мэм, до Мидлэнда еще около сорока миль. Нам туда не успеть. Когда у вас начались схватки? — мужчина говорил мягко, спокойно.

— Я остановила машину сорок пять минут назад. У меня и до этого были боли, но я решила, что это по другой причине.

Его красиво очерченные яркие губы чуть дрогнули в улыбке, и Ли заметила морщинки в уголках глаз, которые возникают от частого смеха.

— И никто не остановился, чтобы помочь вам?

Ли покачала головой:

— Мимо проехали только две машины, но они, увы, даже не сбавили скорость.

Мужчина оглядел ее серебристо-синюю, под цвет глаз хозяйки, малолитражку и спросил:

— Вы сможете идти? Если нет, то я вас понесу.

Куда это он собрался ее нести? Мужчина прочитал этот вопрос в ее глазах.

— Вы можете лечь в кузове моего пикапа. Это, конечно, не родильная палата, но малышу там понравится, тем более что ничего лучшего он не видел.

На этот раз он улыбнулся по-настоящему. Сверкнули белоснежные зубы. Лучики морщинок казались очень светлыми на загорелой коже.

И Ли поняла, что при других обстоятельствах она бы нашла это лицо очень привлекательным.

— Думаю, что я смогу идти, — она начала поворачиваться на сиденье, и мужчина предусмотрительно сделал шаг в сторону. Когда Ли встала, его крепкая рука обхватила ее когда-то такую тонкую талию. Она с благодарностью прижалась к нему.

Медленно, осторожно они двинулись по шоссе. Удушливая жара горячими волнами налетала из восточных районов Техаса. Ли едва могла вдыхать раскаленный воздух.

— Держитесь. Осталось совсем чуть-чуть. — Его дыхание коснулось ее влажной щеки.

Ли сосредоточила все внимание на ногах. Длинноногий мужчина довольно забавно пытался подладиться под ее короткие неуверенные шаги. Пыль от засыпанной гравием обочины поднималась клубами, покрывая и ее пальцы с отличным педикюром в открытых сандалиях, и потрескавшуюся кожу его видавших виды ковбойских сапог.

Пикап оказался таким же грязным, как и его владелец, и был покрыт тонким слоем пыли. Некогда окрашенная в бело-голубой цвет машина словно вылиняла под ярким солнцем, проливными дождями и ветрами Техаса, и теперь приобрела скорее серовато-бежевый оттенок. Перед ней был настоящий драндулет, но Ли с облегчением заметила, что на бампере не оказалось никаких непристойных или угрожающих надписей.

— Обопритесь на машину, пока я открою

кузов, — велел ей мужчина, прислоняя Ли к бортику машины. Стоило ему только отойти, как новая схватка чуть не свалила ее с ног.

— Ой! — крикнула Ли, инстинктивно потянувшись к мужчине.

Его рука обхватила ее за плечи, а мозолистая ладонь поддержала напрягшийся живот снизу.

— Хорошо, хорошо, я рядом, не волнуйтесь.

Ли спрятала лицо у него на груди, пока

схватка раздирала ее. Казалось, она никогда не кончится, но наконец боль стала затихать. Ли услышала собственное подвывание.

— Вы можете стоять?

Она кивнула.

Звяканье, шум металла, и вот он уже вернулся к ней и, нежно поддерживая, подвел к задней части пикапа. Ли села, прислонившись спиной к стенке, пока мужчина торопливо расстилал на полу брезент. Он тоже не выглядел чистым, но казался все-таки лучше, чем проржавевшее днище. Мужчина негромко выругался и что-то укоризненно сказал себе под нос, разворачивая зеленое армейское одеяло.

— А теперь ложитесь. — Он помог Ли, придерживая ее за плечи. — Так вам будет удобнее.

И Ли в самом деле почувствовала, что ей стало удобнее на ровной твердой поверхности. Ей было неважно, что одеяло было горячим. Ее тело покрылось потом, и открытое летнее платье стало влажным и противно липло к коже.

— Вы ходили на специальные занятия, где учат дышать и тому подобное?

— Да, правда, не так регулярно, как собиралась, но кое-чему я научилась.

— Делайте все, что вспомните, — убежденно

сказал «ковбой». — В вашей машине есть что-нибудь, что может пригодиться?

— У меня есть спальный мешок. В нем хлопковая ночная рубашка. В отделении для перчаток есть коробка косметических салфеток «Клинекс». — Ее мать могла бы гордиться своей дочерью, с горечью подумала Ли. Сколько она себя помнила, Лоис все время твердила ей, что у настоящей леди всегда должен быть при себе бумажный носовой платок.

— Я сейчас вернусь.

Мужчина перепрыгнул через борт пикапа, и Ли невольно отметила про себя, с какой ловкостью он двигается, несмотря на высокий рост и внушительные размеры. Когда он снова предстал перед ней, ее ночная рубашка свисала с его плеча, словно тога римлянина. Он протянул ей коробку с косметическими салфетками.

— Эту газету я купил только сегодня утром.

Как-то раз я видел в кино, что газеты могут пригодиться при родах. Что-то там такое говорили, будто на них нет бактерий. В любом случае, может быть, вам захочется подстелить ее… гм… вниз. — Мужчина протянул Ли сложенную непрочитанную газету, быстро повернулся к ней спиной и снова спрыгнул с машины.

Ли сделала так, как он ей сказал, сгорая от стыда. Но ее смущение немедленно исчезло, сметенное новой волной боли. Мужчина тут же оказался рядом, встал на колени возле нее и взял ее ладонь в свои.

Женщина дышала и смотрела на часы на его левом запястье. Они были из нержавеющей стали со множеством делений и очень громко тикали. Дорогой сложный механизм никак не вязался с заляпанными грязью ковбойскими сапогами и грязной одеждой. Взгляд Ли остановился на длинных тонких пальцах незнакомца, и она увидела, что обручального кольца он не носит. Неужели ее ребенка примет мужчина, который не только не был доктором, но которому к тому же не доводилось становиться отцом?

— Вы женаты? — спросила Ли, когда боль чуть отпустила.

— Нет. — Мужчина снял ковбойскую шляпу и бросил на пол. Волосы у него оказались темными и длинными.

— Тогда эта ситуация должна быть для вас просто ужасной. Простите, что так получилось. Я очень сожалею.

— Да что там! Мне приходилось бывать в переделках и посложнее.

Он одобряюще улыбнулся ей, сунул руку в задний карман джинсов, достал косынку-бандану и повязал ее, чтобы пот не заливал ему глаза. И Ли с изумлением увидела, насколько мужчина красив. Он расстегнул рубашку, пытаясь хоть как-то спастись от жары. На загорелой груди вились мягкие темные волосы. Чувственные губы крупного рта были приоткрыты, ровные зубы были ослепительно белы.

Мужчина достал салфетку и вытер пот со лба Ли.

— Только в следующий раз выбирайте денек попрохладнее, — поддразнил он женщину, пытаясь вызвать ее улыбку.

— Это все Дорис Дэй, — сказала Ли.

— Не понял?

— Был такой фильм с Дорис Дэй в главной роли. Джеймс Гарнер играл роль ее мужа. В фильме он был акушером. Арлен Фрэнсис рожала в «Роллс-Ройсе», а Дорис Дэй помогала ему принимать ребенка.

— Это тот самый фильм, в котором он въехал на своей машине прямиком в бассейн?

Ли рассмеялась.

— Точно!

— Кто бы мог подумать, что этот фильм станет учебным пособием? — Мужчина вытер салфеткой шею Ли.

— Как вас зовут?

— Чед Диллон, мэм.

— А я Ли Брэнсом.

— Рад познакомиться, миссис Брэнсом.

Когда началась следующая схватка, было уже

не так ужасно, потому что умелые руки Чеда массировали ее вздувшийся болезненный живот. Схватка не прекращалась, и Чед сказал:

— По-моему, уже скоро. Какая удача, что у меня в кабине есть термос с водой. Я смогу вымыть руки.

Он принес воду и тщательно смыл грязь с рук.

— Чем вы сегодня занимались? — тактично поинтересовалась Ли, пытаясь выяснить, где он сумел так перемазаться.

— Я возился с мотором самолета.

Так, значит, он механик. Забавно, а ей не показалось, что он так уж силен в технике…

— Вам лучше снять нижнее белье, — мягко сказал Чед.

Ли закрыла глаза. Ей было стыдно смотреть на него. Если бы только Чед не был таким привлекательным мужчиной, может быть, она бы не так смущалась.

— Не стоит меня стесняться. Раз уж так все вышло, мы должны помочь ребенку появиться на свет — это главное.

— Простите, — пробормотала Ли. Она подняла платье. Из-за жары она не стала надевать лифчик и колготки, так что ей нужно было снять только трусики. С помощью Чеда она избавилась от них.

— Может быть, вам будет лучше без сандалий? — спросил он.

— Нет, они не мешают, Чед… — И Ли снова вскрикнула от боли.

Он быстро наклонился.

— Я вижу головку, — с довольным смешком объявил Чед. — Что вы теперь должны делать, мэм? Тужиться, или как это называется?

Тяжело дыша, Ли тужилась изо всех сил.

— Очень хорошо, — подбадривал ее Чед. — Вы отлично справляетесь, мэм. — Его низкий спокойный голос лился словно бальзам на ее истерзанные внутренности. — Уже очень скоро, Ли. — Чед снова вытер ей пот салфеткой. Бандана, которую он повязал, тоже промокла от пота. Тыльной стороной руки он вытер переносицу.

Волосы на груди завились колечками.

Он быстро достал складной нож из кармана, вымыл его водой из термоса, а потом отрезал тоненькую бретельку от ночной рубашки Ли.

— Вы просто удивительная женщина, вы знаете об этом? Многие бы сейчас орали во все горло и проклинали бы весь белый свет. Вы самая отважная женщина из всех, кого мне доводилось встречать.

«Нет, нет, никакая я не отважная!» — хотелось крикнуть Ли. Он не должен считать ее такой. Она обязана рассказать Чеду, какая она на самом деле трусиха. Но Ли не успела произнести ни слова, Чед заговорил снова:

— Ваш муж будет вами гордиться.

— У… У меня нет мужа, — пролепетала она сквозь стиснутые зубы, потому что боль снова не давала ей дышать.

Чед в изумлении уставился на нее, но искаженные мукой черты ее лица встревожили его. Он посмотрел вниз, и его глаза засияли от радости.

— Вот так, просто замечательно. Еще чуть- чуть. Головка вышла! — воскликнул он. — Давайте, Ли, вы отлично справляетесь. Сейчас появятся плечики. Вот и они. Все! Слава богу! — Его умелые руки приняли новорожденного, который тут же захныкал. — Ну-ка, посмотрим, кто тут у нас. Ага, замечательная красивая девочка!

— Слезы облегчения текли по щекам Ли. Она смотрела на склонившегося над ней мужчину.

— Я хочу взглянуть на нее, — еле выговорила она. — С ней все в порядке?

— Она… Она само совершенство, — с гордостью сказал Чед. — Одну минуту, я только перевяжу пуповину. — Ли почувствовала, как крошечные кулачки и пятки колотят ее, когда Чед положил ребенка ей на живот. — Как вы себя чувствуете? — с тревогой спросил он через мгновение. Он не поднимал головы, полностью сосредоточившись на том, что делает. На носу у него повисла капелька пота.

— Я чувствую себя замечательно, — устало отозвалась Ли.

— Вы и выглядите замечательно.

Наклонившись над ней, Чет промокнул рукавом рубашки пот на ее лице. Наконец он поднял красного, мокрого, извивающегося, попискивающего младенца и приложил к груди Ли.

— О, Чед, спасибо. Господи, она же настоящее чудо!

— Да, она прелесть! — Его голос прозвучал напряженно.

Выражение нежности в ее глазах снова сменилось выражением боли. Она снова почувствовала тянущую боль и застонала.

— Вот теперь все в порядке, — Чед завернул послед в газету.

— Да.

Острый нож резал тонкую ткань ночной рубашки. Малышка попискивала у ее груди. Ли больше не ощущала жары. Она чувствовала только хрупкое тельце ребенка, которое прижимала к себе. Ее пальцы легко касались тельца малютки. Она пересчитала пальчики на ручках и ножках, поцеловала родничок на голове дочки. Ее дочь! Ли, потрясенная и счастливая, пыталась осознать, что это крохотное, но совершенное создание вышло из ее тела.

Чед положил прокладку из ночной рубашки между ног Ли и закрепил самодельным поясом на талии.

— Так странно, что у меня больше нет огромного живота, — удивленно сказала она.

Чед хмыкнул:

— Вам повезло, что все прошло так быстро. Ну как, теперь вам полегче? Ничего не болит?

Только сейчас Ли ощутила пульсирующую боль в спине.

— Нет-нет, все в порядке, — торопливо ответила она, но поняла, что обмануть Чеда ей не удалось.

— Я должен доставить вас обеих в больницу, и как можно быстрее. — Чед словно разговаривал сам с собой.

Он надел на нее платье и смущенно протянул смятые трусики.

— Если вы возьмете малышку на руки, я смогу понести вас. — Он осторожно подхватил женщину под колени и под спину. Через несколько секунд Ли уже сидела на пассажирском сиденье своей малолитражки. Она задыхалась от духоты.

Чед обежал машину кругом, уселся за руль и завел мотор.

— Кондиционер очень быстро охладит воздух — успокоил он. — Я бы лучше отвез вас на своей машине, но в ней вас будет сильно трясти. И потом, там полно всякого хлама.

— Все отлично, но как вы потом заберете ваш пикап?

— Это меня не слишком волнует. Но, впрочем, посидите минутку, я все-таки его закрою.

Чед и в самом деле вернулся через минуту. Он долго усаживался, пытаясь пристроить свои длинные ноги.

— Это сиденье отодвигается назад? — спросил он.

— Да.

Чед нашел нужный рычаг, а потом отклонил немного назад спинку сиденья Ли.

— Думаю, так вам будет комфортнее.

Удостоверившись, что женщине и ребенку

удобно, он снова надел свои черные очки. Ковбойская соломенная шляпа осталась в грузовичке, зато бандана по-прежнему красовалась у него на голове. Правда, пуговицы на рубашке он застегнул.

— Чед, будьте добры, передайте мне мою сумку с заднего сиденья. Надо, наверное, во что- то завернуть малышку.

— Разумеется, — ответил он, покосившись на голенькое тельце новорожденной. Протянув руку назад, он достал маленький чемоданчик и передал его Ли. — Устроились? Всем удобно?

— Спасибо, все нормально.

Ли улыбнулась ему, и Чед одобряюще улыбнулся ей в ответ. Ей показалось, что он хотел что-то сказать, но передумал. Маленькая машина, преодолев каменистую обочину, выехала на шоссе. От тряски вернулась тупая боль, и Ли закусила губу.

— Прошу прощения. Я знаю, что вам больно. Но мне показалось, что у вас не слишком сильное кровотечение. Я думаю, все будет хорошо, как только вам окажут необходимую помощь.

Ли порылась в сумке и нашла свою старенькую мягкую футболку. В нее она и завернула девочку.

— Хорошо, что я взяла ее с собой, — удовлетворенно заметила она.

— Откуда вы едете, вернее, куда направляетесь?

— Я была в Абилене. Вчера вечером состоялась свадьба моей подруги — бывшей сокурсницы. Я взяла свое лучшее платье для беременных, чтобы надеть на свадьбу, — Ли кивком указала на пакет с платьем, висевший на крючке у заднего сиденья. — Но я знала, что, когда мы все собираемся вместе, праздник очень быстро превращается в «ночной девичник». Так что я захватила с собой и вещи попроще, чтобы чувствовать себя уютно.

Чед с усмешкой взглянул на оранжевую футболку с маркой Техасского университета, в которую Ли завернула девочку.

— Это была рука Провидения. — Потом он снова стал серьезным. — Но вы здорово рисковали, когда пустились в путь в одиночестве. Когда вы ожидали появления ребенка?

— Не раньше чем через две недели. Но вы

правы. Я сама напрашивалась на неприятности. Мне так хотелось попасть на эту свадьбу, но со мной некому было поехать, так что… — Она не договорила.

— Почему вы не остались на автостраде Ай- двадцать? Она ведет от Абилена прямо до Мидлэнда.

— Я завозила домой подругу, которая тоже была на свадьбе. Она живет в Тарзане. Мне ужасно хотелось увидеть город Тарзан в штате Техас. Представляете, какая экзотика?

— Ну и как вам показался город?

— Ничего особенного, можно было и не заезжать. Схватки начались совершенно неожиданно, уже после того, как я оттуда уехала.