Люк выпрямился.

— Пес плохо ведет себя потому, что пытается быть ближе ко мне?

— Абсолютно верно, — подтвердила Джулия. — И хотя все собаки индивидуальны, как и люди, и каждая ситуация уникальна, но очевидно, что Щенок несчастен, он нуждается в переподготовке и общении. И больше всего ему требуется ваша любовь. Ваша любовь…

Люк долго слушал о тайном желании собаки угодить своему хозяину и о возможных эмоциональных травмах, но когда она заговорила о том, что любовь является основным стимулом для корректировки поведения животных, он не выдержал и поднялся.

Джулия Джоунс, возможно, и соблазнительная девушка, и, возможно, очень умная, но она ненормальная.

— Вероятно, вы и разбираетесь в собаках и даже верите в то, что говорите, но больше денег вы от меня не получите, — с усилием сдерживая свой гнев, начал он.

Ее плечи застыли.

— Я вас уверяю…

— Не нужно меня уверять, — Люк ничего не желал слушать. — Я все знаю. Эта собака… — он указал на Щенка, и тот повернул свою голову, — … не нуждается в любви. Пес нуждается в дисциплине, и я привел его сюда ради тренировок, а не ради психоанализа. — Щенок встал и лениво прошелся по кабинету. — Он — всего лишь собака, черт возьми, и не может испытывать дискомфорт. Все, что ему необходимо, — это поесть, поспать и разрушить все, что попадется на пути. Он — упрямое, непокорное, большое животное, которому начхать на любовь…

Внезапно Люк замолчал. Щенок остановился рядом с Джулией, не сводя с девушки пристального взгляда. Помня о рассказе Лейлы, Люк замер, готовый схватить поводок в любую минуту, но тут Щенок наклонил свою массивную голову и осторожно ткнулся мордой в руку Джулии.

Девушка вопросительно посмотрела на мужчину.

— Так что вы говорили? — спросила она елейным голосом.

ГЛАВА ВТОРАЯ

«Родословная:

Ученые считают, что существа, подобные собакам, появились свыше тридцати семи миллионов лет назад. Они были хищниками и кормились охотой. Прошло десять миллионов лет, и эти существа развились в волков.

Волк — предок сегодняшней собаки. На молекулярном уровне ДНК собаки и волка идентичны. Человек смог одомашнить некоторых представителей семейства собачьих, но следует помнить, что под густым мехом каждой собаки, от крошечного чихуахуа до массивного мастифа, бьется сердце волка.

«Генеалогическое древо собаки», Аллен Мавис».

Люк клацнул зубами. Он чувствовал себя дураком, но не настолько, чтобы не оценить прекрасную возможность решить проблему.

— Вы возьмете его.

— Что? — Серые глаза расширились.

— Вы возьмете его. Смотрите, вы явно ему нравитесь…

— Да, но…

— И вам он нравится, правильно?

— Конечно, но…

— Вы можете забрать его, совершенно бесплатно. Удачное решение.

Джулия тяжело выдохнула.

— Удачное для вас, но не для нас со Щенком. Поверьте, собака ответит на вашу заботу.

Люк покачал головой.

Она сумасшедшая, но очевидно, что она — лучшая хозяйка для этого пса; она заботится о животных, уже начала оказывать псу знаки внимания, почесала за ухом, под подбородком, вдоль толстой шеи, и, судя по довольному ворчанию, Щенку это нравилось.

Люк решил сменить тактику.

— Я ненавижу просить деньги обратно, но придется, — мягко начал он.

Ее руки замерли. Щенок поднял голову: неужели приятное почесывание закончилось? Джулия с сожалением взглянула на пса, затем скрестила руки на груди.

— А я ненавижу возвращать деньги, — ответила она. — Но если вы желаете…

— Нет, не желаю, черт! — Люк в отчаянии замялся, затем пододвинул свой стул ближе к столу и сел. — Я хочу помочь собаке обрести дом и заодно выполнить обещание, данное тете. Щенок из той породы, которую выбирают очень немногие.

Напряжение в лице Джулии сменилось выражением сожаления.

— Знаю. Но я не могу его взять, даже если бы очень захотела. У меня нет места для него. В моей квартире в настоящий момент идет ремонт, и в субботу я переезжаю в отель.

— Тогда возьмете его потом.

— Моя квартира слишком мала, она не по размеру такому огромному псу.

— Найдите другую.

Девушка некоторое время молча, смотрела на Люка.

— Легко сказать! Вы знаете, насколько высока арендная плата в городе? Мне еще повезло, что я нашла это жилье.

— Вы можете держать его здесь, в школе.

Она в ужасе отшатнулась.

— Я же только что сказала вам, что он нуждается в людях, в общении, и я бы не стала оставлять его одного на ночь! — Люк открыл, было рот, но Джулия твердо добавила: — Мне очень жаль, но ответственность за Щенка лежит на вас, а не на мне. И если вы хотите, чтобы у него был хороший дом и семья, то его поведение нужно корректировать…

— Я же обещал тете…

— Тогда работайте с ним. Я убеждена, он ответит на вашу ласку очень быстро… если вы только попытаетесь.

Люк проигнорировал ее слова о попытках и усилиях. В его голове зрели и множились планы. Несомненно, одно: несмотря на свои желания, Люк не мог содержать не то что собаку, но даже рыбку. Он много путешествовал. Через месяц он собирался отправиться сперва, в Коста-Рику, затем в Европу.

Кроме того, он был на сто процентов убежден, что Джулия Джоунс стала бы прекрасной хозяйкой для Щенка. Она бы понравилась тете: независимая, добрая, обожает животных.

Люк рассматривал ее прищуренные серые глаза, упрямо выдвинутый вперед подбородок. Он понял, что с самого начала избрал неправильную тактику: угрозы ни к чему не приведут. Кроме того, у этой девушки слишком прямые плечи, что свидетельствует о профессиональной гордости.

Люк улыбнулся.

Джулия, удивленная неожиданной сменой поведения своего оппонента, откинулась на спинку стула.

— Вы абсолютно правы, — сладко пропел Люк. — Но вероятно, мы найдем решение, выгодное нам обоим.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Послушайте, — продолжил Люк. — Вам нужен дом на пару недель, а Щенку и мне необходим частный инструктор. Так уж случилось, у меня есть небольшой, но очень уютный домик для гостей. Вы сможете пользоваться бассейном. Я предлагаю вам занять этот дом бесплатно, в обмен на ваши профессиональные советы.

Ее лицо превратилось в ледяную маску.

— Я не могу стеснять вас… и вашу жену.

— Я не женат.

Она слегка побледнела.

— Тогда я не хочу стеснять вас.

Люк прикусил губы, боясь нетерпеливыми словами и жестами испугать девушку.

— Вы меня не стесните. Домик для гостей стоит отдельно. Мы будем видеться только на тренировках.

— Но я ничего не знаю о вас.

— А что вам необходимо знать? Мне тридцать четыре года, у меня собственный бизнес. Вот… — Люк достал из заднего кармана брюк бумажник и бросил его на стол. — Проверьте мои водительские права, кредитные карточки. Я предоставлю любые рекомендации с работы, соседей… даже от священника, если понадобится. — При последних словах Люк скрестил под столом указательный и средний пальцы: за десять лет он посетил церковь лишь однажды, во время похорон тети. — Ну же, Джулия, мое предложение выгодно нам обоим! — Мужчина наклонился к ней, пытаясь по возможности выглядеть невинным и простодушным. — Что может быть лучше? Вы получаете бесплатное жилье, а я — бесплатный совет профессионала.

Джулия снова схватила ручку, повертела ее в пальцах, внимательно разглядывая сидящего перед ней мужчину. Он засунул руки в карман, откинулся на спинку кресла, вытянул вперед ноги, словно утверждая: «я безоружен». Его итальянский акцент усиливался, когда он спорил и волновался, хотя лицо оставалось дружелюбным и ласковым. Но девушка чувствовала, что кроется за этими полуприкрытыми веками: Люк Таглиано считает ее глупышкой. Когда угрозы не возымели действия, он решил убедить ее взять Щенка, предоставив бесплатное жилье.

У этого человека бульдожья хватка.

Джулия открыла, было рот, чтобы сказать «нет», но тут ее взгляд упал на грустного пса. Горло девушки судорожно сжалось. Детство Джулии прошло на военных базах, где служил ее отец, и единственным другом ей стала собака Сиси. После смерти Сиси мама разрешила Джулии ухаживать за щенками — на базах тренировали собак-спасателей. Через ее руки прошли сотни четвероногих друзей, но никогда у нее не щемило сердце так, как при одном взгляде на этого несчастного, но гордого пса. Если не она, кто поможет ему?

Люк Таглиано только и ждет, чтобы сбыть его с рук.

Она снова посмотрела на мужчину, тот продолжал улыбаться. Слегка выдающиеся вперед клыки делали его улыбку похожей на волчий оскал.

Без сомнения, мистер Таглиано был человеком слова. Не многие люди — особенно из тех, кто не любит животных, — не побоятся проблем с собакой. Это свидетельствует о железной воле и упрямстве. Как раз такие хозяева требуются собакам молосской группы. Щенок в свою очередь будет полезен ему. Общение с собакой помогает человеку освободиться от внутренней скованности.

Переехав в домик для гостей, я не только сэкономлю, деньги на арендной плате, но и научу этих двоих общаться и жить вместе.

— Вы продолжите курс обучения?

На бронзовом лице весело сверкнули белые зубы.

— Я говорил вам, он прошел основной курс.

— Ему нужно освежить воспоминания.

— Но, вы же будете рядом, вот и натренируете его!

— Он должен общаться с другими собаками.

— Тренировки начинаются слишком рано для меня.

— Джорджия курирует класс в субботу. Вы можете перейти туда.

Люк больше не улыбался, его загнали в ловушку.

— Ладно, будем заниматься по субботам.

— Отлично. — Одна битва выиграна. — И… вам нужно проводить несколько часов с собакой каждый день.

На лице Люка появилось недоверчивое выражение.

— Сколько?

— По крайней мере, два часа по вечерам.

Мужчина выпрямился.

— Два часа? Я же сказал вам, что очень занят, работаю допоздна, и я путешествую…

— Путешествия придется отложить.

Люк посмотрел на пса, Щенок ответил ему апатичным взглядом. Люк подумал о строительных проектах и скрестил руки на груди.

— Мое время очень дорого стоит.

Джулия положила ручку на стол и стала раскладывать бумаги.

— Я вас очень хорошо понимаю, но тогда нам придется оставить эту идею…

— На месяц я отложу дела и поездки. Девушка нахмурилась; месяца было недостаточно.

— Не уверена…

Люк заскрежетал зубами. Строительство курорта в Коста-Рике требовало его бдительного наблюдения, но он вспомнил об обещании тете и сдался.

— Шесть недель, — прорычал он. — Я откладываю поездку на шесть недель.

Джулия обрадовалась; шесть недель — приличный срок, достаточный для того, чтобы внушить Люку любовь к такому милому псу, как Щенок. Она протянула мужчине руку.

— Тогда договорились.

Люк поднялся. Он добился того, чего хотел.

В конце концов, она возьмет собаку к себе, просто не сможет с ней расстаться.

Он крепко пожал протянутую руку. Она ответила на его «волчью» улыбку улыбкой «невинной овечки», и в ее сердце затеплилась надежда.

Щенок — прекрасный товарищ такому мужчине. В конце концов, он оставит пса себе, он не сможет с ним расстаться.

Люк схватил поводок и направился к двери.

— Итак, я жду вас вечером в пятницу.

Джулия с сомнением покачала головой:

— Моя машина в ремонте. Скорее всего, я перееду в субботу.

Ну, уж нет, подумал Люк, я не дам ей возможности передумать.

— Где вы живете?

Она сказала адрес, и мужчина кивнул.

— Я знаю этот район. Не беспокойтесь, после работы я заеду за вами, и мы перевезем ваши вещи.

— Не нужно! — она тревожно махнула рукой.

— У вас есть помощники? Семья?

— Моя семья живет в другом штате.

— Жених? Друг?

— Нет, я собиралась позвонить в компанию по перевозкам… — Ее голос звучал неуверенно.

— Я все сделаю, нет проблем, — оборвал ее Люк. — Мы сначала устроим вас, а потом заберем машину.

И, не дав ей времени опомниться, мужчина покинул кабинет. Щенок шел рядом с ним.

Джулия попыталась прийти в себя; что заставило ее кинуться в пучину неизвестности и согласиться жить в доме совсем незнакомого мужчины, к тому же — клиента?

Девушка вздохнула и повернулась к окну. Люк и Щенок шагали к огромному серебристому «пикапу» на массивных колесах. Крупный мужчина и крупная собака, оба мускулистые, подтянутые, сильные — настоящие самцы — приятное зрелище.

Вот только… мужчина ни разу не посмотрел на собаку, а собака, ни разу не подняла глаза на хозяина.

Джулия почувствовала, как страх сковал ей сердце. А вдруг она ошиблась? Вдруг она не сможет научить их любить друг друга?

Странная парочка достигла пикапа. Джулия боялась, что Люк посадит Щенка в кузов, но тот открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья. Некоторое время они стояли, не двигаясь.

Неожиданно Люк наклонился, взял пса на руки и запихнул на сиденье.

Джулия открыла рот от удивления. Почему Люк поднял щенка? Грузовик высокий, но кане-корсо без проблем может запрыгнуть внутрь. Неужели Щенок ранен?

Но, как же я могла не заметить этого?

Джулия с беспокойством наблюдала, как серебристая машина покидает территорию школы. Весь оставшийся день мысли о Щенке и его временном хозяине мешали ей сосредоточиться на работе. Помогать псу — это одно дело, но вступать на территорию Люка Таглиано — уже совсем другое.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«Домашние тренировки: Убедитесь, что вокруг нет опасных предметов. На время станьте щенком. Опуститесь на четвереньки. Залезьте под стол, под кровать. Все обнюхайте. Перекатитесь на спину, полайте на соседскую кошку и птицу в клетке, посмотрите, как они на это отреагируют. Взгляните на свой дом глазами щенка.

«Основы дрессировки щенка», Рей Анджелино».

Люк приехал за Джулией два дня спустя. Она отреагировала на звонок в дверь так быстро, словно сидела в прихожей и ждала его. Такое поведение польстило мужскому самолюбию Люка. Ему самому не терпелось ее увидеть.

Он сдвинул кепку на затылок и оглядел девушку с головы до ног. Делать это он мог беспрепятственно, так как глаза его прятались за темными стеклами солнцезащитных очков. Ее вид ему понравился: хорошей формы грудь обтягивал ярко-желтый топ, голубые джинсовые шорты прекрасно сидели на аппетитных бедрах. Красивые каштановые волосы были заколоты на макушке, но несколько непокорных завитков выбились и прильнули к длинной, нежной шее.

У нее оказалась по-настоящему великолепная улыбка: она расцветала медленно, но когда расцветала, то одаривала светом и теплом всех окружающих. Люк решил, что заставит ее улыбаться чаще.

Ее приветливый взгляд потускнел, как только она заметила отсутствие пса.

— А где Щенок? — спросила она и, загородив ладонью глаза от слепящего полуденного солнца, стала разглядывать пикап. — Вы оставили его в машине?

— Нет, — Люк покачал головой. — Он дома. Она нахмурила тонкие брови и прикрыла дверь, загораживая ему вход.

— Вы же обещали проводить с ним больше времени?

— Да, но не обещал брать его с собой каждый раз, когда выезжаю в город. И я сомневаюсь, что он поможет загружать коробки. Он бы только мешался под ногами.

Люк сделал шаг вперед, но девушка не сдвинулась с места.

— Он бы не помешал. Чем больше времени вы проводите вместе, тем быстрее вы найдете общий язык и научитесь общаться.

Люк сжал зубы. Как он мог забыть, насколько она одержима любовью к животным? Любая другая встретила бы его с распростертыми объятиями, благодарила за помощь и млела от внимания. Но нет, эта мисс Зигмунд Фрейд в области психологии собак волнуется только о Щенке.

— Может, мне метнуться обратно и привезти его?

— Нет, не думаю, — совершенно серьезно ответила Джулия и неохотно распахнула дверь, приглашая его войти. — На это уйдет слишком много времени. Надеюсь, мы быстро управимся.

Люк был более чем счастлив быстро собрать вещи и уехать. Мужчина чувствовал себя виноватым, поэтому пытался оправдать свои действия тем, что он помогает мисс Джоунс искренне и бескорыстно.

Вдоль стены в прихожей стояли коробки, подписанные черным маркером. Люк подхватил одну из них, с пометкой «книги».

— Она очень тяжелая, — предупредила его Джулия.

— Не беспокойтесь. — Люк поставил коробку на плечо. — Я начинал с этого свой бизнес. Постепенно привыкаешь. Просто подержите дверь.

Джулия поспешила выполнить его просьбу. Когда он вернулся, девушка пыталась справиться с очередной коробкой.

— Оставьте, — приказал он. — Я отнесу все вещи.

Джулия отрицательно покачала головой. Люк, вероятно, силен, гораздо сильнее, чем она себе представляла, но это вовсе не значит, что она будет стоять и смотреть, как он носит тяжести.

Кроме того, это единственная возможность не думать о его привлекательности.

Она находила его интригующим, и сегодня — даже более, чем при первой встрече. Богатый человек, а носит простую черную футболку и потертые джинсы… Старая желтая бейсболка, надетая козырьком назад, придавала ему мальчишеский вид. Джулия удивленно наблюдала за его движениями: несмотря на крупные габариты, он казался пластичным и грациозным. Его джинсы, такие старые, что выбелились в некоторых местах, не скрывали объемных мышц бедер и ног. Мягкий трикотаж футболки натянулся на груди, словно вторая кожа. Он едва не трескался от раздувавшихся бицепсов.

Люк остановился всего раз, чтобы отереть пот с лица, и когда он вытащил из джинсов край футболки, Джулия увидела его загорелый плоский живот. Она старательно внушала себе, что видела мужчин и покрасивее, но никак не могла вспомнить, когда и где. Чтобы отвлечься от навязчивых фантазий, она с энтузиазмом принялась за погрузку вещей в машину. Но вот Люк закрыл багажник и облегченно вздохнул.

Подошла Джулия. Высокая подножка «пикапа» напомнила ей сцену, которую она наблюдала из окна офиса.

— Я видела, как вы поднимали Щенка, — начала она, указывая на кожаное сиденье. — У него что-то болит?

Люк сдвинул солнцезащитные очки на нос.

— Нет, я водил его к ветеринару. Он уверил меня, что с ним все в порядке.

— Тогда почему он не прыгает сам? — Джулия приподняла брови.

— Не может. Наверно, слишком высоко для него. В первый раз, когда я забирал его из дома тети, он даже пытаться не стал, просто сел и ждал, пока я его подниму. Кстати… — Мужчина сделал шаг вперед. — Разрешите, я помогу вам.

Люк положил руки ей на талию, но Джулия отшатнулась.

— Спасибо, я справлюсь, — вежливо сказала она.

Люк пожал плечами и отошел. Девушка затаила дыхание.

Однако действительно высоко.

Чувствуя, что за ней наблюдают, она неуверенно подошла к пикапу, поставила одну ногу на подножку, ухватилась за край сиденья, попыталась влезть в салон… и повисла.

Мужчина сделал попытку помочь ей.

— Я только…

— Нет, я сама, — прошипела Джулия. Сжав зубы, она еще раз попробовала подтянуться, и… начала заваливаться назад.

Большая ладонь уперлась ей в ягодицы. Толчок, и вот она почти на животе вползла в салон. Уф! Ягодицы жгло огнем. Джулия выпрямилась и посмотрела на Люка. В зеркальной поверхности его очков отразилось ее испуганное лицо. Но она могла поклясться, что видела тайное удовлетворение в его сжатых в тонкую линию губах.

— Вот так, — сказал Люк и захлопнул дверцу прямо у нее перед носом.

Весело насвистывая, он обошел грузовик, легко забрался на водительское сиденье и завел двигатель.

Всю дорогу до особняка Люка они молчали. Щеки Джулии алели, она упорно смотрела в окно. Люк высоко ценил в женщинах молчаливость и… упругие ягодицы. Он невольно улыбнулся, подумав о том, что мисс Недотрога вряд ли оценила бы его пристрастия.