Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сара Крейвен

Сама невинность

Глава 1

— Пожалуйста, не уходи от нас. Я так рассчитывала на тебя! — миссис Армстронг умоляющим взглядом посмотрела на Хлою. Выдержав паузу, она продолжила уговаривать: — Кроме того, ты только подумай — целое лето на юге Франции! И нас не будет там довольно долго, поэтому вилла целиком окажется в твоем распоряжении. Ну скажи, разве это не соблазнительно?

— Конечно да, — спокойно ответила Хлоя Бенсон. — Но, как я уже вам сказала, вручая заявление об уходе, у меня свои планы.

«И быть домашней прислугой, не важно насколько это прибыльная работа, в них не входит, — подумала она. — Старайся сколько хочешь, крошка Дилис, но меня уже не переубедишь».

— Я очень разочарована. — Миссис Армстронг не смогла скрыть раздражения в голосе. — И даже не знаю, что скажет мой муж.

«Он скажет: «Опять не повезло, моя голубушка», а затем продолжит читать «Файнэншл таймс», как он всегда это делает», — подумала Хлоя, сдерживая улыбку.

— Если вопрос в деньгах, — миссис Армстронг нахмурила безупречные брови, — и если у тебя есть лучшее предложение, то я уверена: мы сможем договориться.

«А вот здесь ты не права, — подумала Хлоя. — Не деньги, а любовь уносит меня отсюда».

И на короткий счастливый момент она позволила себе вспомнить об Иэне. Представила себе его образ — высокая, широкоплечая фигура, кудрявые каштановые волосы и смеющиеся голубые глаза. Представила себе тот момент, когда упадет к нему в объятия и скажет: «Дорогой, я вернулась — и на этот раз навсегда».

Она отрицательно покачала головой:

— Дело совсем не в этом, просто я решила сменить профессию.

— Но какой смысл заниматься чем-то другим, если у тебя здесь все так замечательно получается?

Действительно, кажется, какой талант требуется, чтобы сказать «да, мадам» и «очень хорошо, мадам»? Но ведь четко управлять большим домом со сложной бытовой техникой и современным оснащением, следить за работой всего обслуживающего персонала — дело вовсе не простое.

Что бы ни случилось в городе, миллиардер Хьюго Армстронг требовал: в его родном доме, особняке «Коулстоун», должен всегда царить незыблемый порядок. Он надоедал Хлое своими придирками, требуя, чтобы все счета были вовремя оплачены, а его гостям было предложено роскошное обслуживание на уровне лучшего отеля. Проще говоря, хозяин требовал совершенства, прилагая минимум усилий со своей стороны.

Тем не менее во время работы Хлои в «Коулстоуне» мистер Армстронг получал все желаемое. Ведь Хлоя, несмотря на молодость, была умной, энергичной и «хорошо организованной», как говорилось в предыдущей рекомендации. Да, круг ее разнообразных обязанностей был велик, часто приходилось работать сверхурочно, но внушительное жалованье с лихвой компенсировало все эти проблемы.

Конечно же ей пришлось поставить крест и на своей личной жизни. Рождество и Пасха были самыми напряженными днями в «Коулстоуне». Хлоя даже не смогла вырваться на тридцатилетнюю годовщину свадьбы дяди Хала и тети Либби, потому что в тот уик-энд у Армстронгов проводилась большая вечеринка, и, конечно, они не смогли обойтись без своей экономки. Да, ее заработок в тот месяц намного увеличился за счет премии. Но это не компенсировало моральную потерю — она так и не смогла приехать к родственникам, которых любила и которые были ее единственной семьей. У Хлои до сих пор осталось чувство вины...

Хлоя знала — ее работа здесь длилась двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. И вот теперь она подходила к концу, оставалась еще одна неделя...

Конечно, потеря такой экономки вызвала недовольство ее работодателей. Но, как говорится, «нет незаменимых людей», и агентство по трудоустройству «Белгравия» наверняка подыщет ей замену.

Данные в компьютере Хлои регулярно обновлялись ее стараниями — туда вносились такие детали, как магазины, доставляющие в «Коулстоун» продукты питания, список имен продавцов, обеспечивающих эту доставку. Плюс ко всему Хлоя отмечала семейные предпочтения в еде, все причуды и капризы хозяев. Имелся и список всех блюд для гостей, поданных в течение последнего полугода, и даже то, кто какие гостевые комнаты предпочитал занимать.

«Моему преемнику, — с удовлетворением отметила Хлоя, — не составит труда заступить на эту должность».

Конечно, она будет скучать по своей квартирке в этом огромном доме, пришлось признаться ей. Хлоя огляделась: маленькая, но зато отдельная, прекрасно обставленная, со своей собственной ванной и дорогой встраиваемой техникой на кухне, с кроватью королевских размеров в спальне...

Теперь Хлое покажется немного непривычным спать в скромной комнате на ферме «Эксфорд» у тети Либби. Добрейшая тетушка каждый вечер наполняла бутылку с горячей водой для нее, даже если это ей совсем не нужно, и появлялась как призрак, чтобы пожелать спокойной ночи. Но все это продлится недолго...

«Может быть, Иэн захочет, чтобы я переехала к нему еще до свадьбы?» — подумала Хлоя с тайной надеждой. И если он предложит это, она без всякого колебания к нему переедет. Его долгое, терпеливое ухаживание будет вознаграждено...

На самом деле Хлоя не могла понять, почему сдерживала себя так долго. Ей уже двадцать пять, а она все еще девственница! Не дай бог превратиться в один из самых опасных видов старых дев! И все же остаться девственницей — целиком ее выбор. Ее шелковая кожа, красивые миндалевидные карие глаза с длинными ресницами, мягко очерченный рот сводили с ума многих мужчин еще с тех пор, как она была подростком.

Ей было шестнадцать, когда Иэн приехал работать на ферму по распределению из ветеринарного колледжа. Тогда Хлоя и поняла — они созданы друг для друга. Как только Иэн защитился и получил квалификацию ветеринара, он сразу же вернулся на ферму к ее дяде и стал его полноправным партнером.

«Скоро он станет и моим партнером», — подумала она и улыбнулась.

Иэн сделал ей предложение сразу, как только Хлоя окончила университет. Но тогда она отказалась, поскольку хотела испытать только что оперенные крылья. Она планировала устроиться на работу в издательство какого-нибудь журнала, но ничего подходящего не нашла и временно пошла подработать, воспользовавшись услугами агентства, предлагающего помощь по дому. Многие ее однокурсники работали официантами в барах и ресторанах. Хлоя же, с одобрения тети Либби, предпочла работу в качестве надомной помощницы. Такое занятие требовало повышенного чувства ответственности и сосредоточенности.

Она только рассмеялась, когда друзья тут же дали ей прозвище Хлоя-уборщица, и, не обижаясь, лишь отвечала: «Честная работа за честные деньги».

А вот Иэн совсем не обрадовался, когда она сообщила, что ей предложили работу в особняке «Коулстоун».

— Но это же очень далеко отсюда! — возражал он. — Я надеялся, ты найдешь себе работу где-нибудь поблизости и у нас будет достаточно времени друг для друга.

— У нас тобой еще все впереди, — сказала она. — А эта должность — хорошая возможность заработать денег.

— Но я тоже не гроши получаю, — отвечал он, поджимая губы. — Ты не будешь жить в бедности.

— Я знаю. — Хлоя поцеловала его. — Но ты разве не в курсе, сколько сейчас стоит самая маленькая свадьба? А дядя Хал и тетя Либби сделали так много для меня! Это тот случай, когда я смогу отплатить им за все. Время моей работы в «Коулстоуне» пролетит очень быстро, вот увидишь!

Только оно не пролетело так уж быстро. И Хлоя иногда задумывалась: пошла бы она на эту работу, если бы знала, что она отнимет у нее все свободное время?

С Иэном и семьей Хлоя общалась по телефону и через короткие письма. Конечно же всего этого было недостаточно.

«Но сейчас все уже в прошлом, — подумала она, — сейчас я смогу сосредоточиться на своем будущем и стать идеальной племянницей и желанной невестой».

Сумев накопить приличную сумму, Хлоя могла не торопиться искать новую работу. У нее есть в запасе время, чтобы осмотреться, найти то, что ей нужно.

«У меня все будет хорошо», — сказала она себе и довольно вздохнула.

Она ждала, когда сварится кофе, когда услышала стук в дверь. В комнату заглянула Таня — няня Армстронгов.

— Мельница сплетен работает беспрерывно, — объявила она. — Скажи, что это все неправда и ты никуда не уходишь!

— Нет, ухожу, — улыбнулась Хлоя и взяла вторую чашку.

— Как печально, — протянула Таня и села на стул. Ее красивое веснушчатое лицо стало грустным. — Кто теперь меня утешит, когда эти дети сведут меня с ума?

— А что ты сейчас с ними сделала? Неужели привязала к стульям в детской?

— Дилис взяла их с собой на чаепитие, где собираются только мамочки, — сказала Таня, довольно ухмыляясь. — Желаю ей удачи!

— Сочувствую хозяйке, — кивнула Хлоя, отпивая кофе.

— Лучше подумай обо мне. Уже точно решено — они на все лето уезжают на юг Франции. И мне придется здесь одной смотреть за детьми, в то время как Дилис и Хьюго будут путешествовать с виллы на виллу, а также кататься на яхте, — уныло сказала Таня. — Моим единственным утешением была ты. Послушай, мне казалось, они смогут переубедить тебя и ты останешься!

— Они старались, конечно, — рассмеялась Хлоя. — Но у них ничего не вышло. Я уезжаю, чтобы начать новую жизнь.

— Ты уже нашла новую работу?

— Еще нет, — сказала Хлоя нерешительно. — На самом деле... я выхожу замуж.

Таня посмотрела на ее левую руку и спросила:

— За этого ветеринара, который ждет тебя дома? Я даже не знала, что вы помолвлены.

— Ну, это, конечно, неофициально... Я была не готова, когда он делал мне предложение. А сейчас уже полностью для этого созрела.

— А тебе не будет скучно в деревне после роскошества городской жизни?

Хлоя отрицательно покачала головой:

— Я никогда не покупалась на это. У меня свои ценности в жизни, а работа — лишь способ их достижения. Кроме того, что я раз в месяц посещала парикмахерскую, — Хлоя провела рукой по копне своих темных локонов, — и того, что мы с тобой иногда ходили в кино и пиццерию, я практически больше никак не развлекалась. И у меня теперь приличная сумма в банке. — Хлоя широко улыбнулась. — Достаточная, чтобы оплатить свадьбу и вложить в ремонт коттеджа Иэна, который так в этом нуждается. Вместе мы сделаем наш дом прекрасным!

Танины брови поднялись.

— Иэн тоже так считает?

Хлоя вздохнула и шутливо произнесла:

— Ему кажется, что на кухне необходимы только плита, мойка и подержанный холодильник. А ржавеющая ванна — это ценный антиквариат. Но ничего, я собираюсь его многому научить.

— Ну, тогда за твою удачу! — И Таня подняла в ироничном жесте кружку с кофе. — А ты не думаешь... Может быть, он сам уже заменил кухню в честь твоего приезда?

— Он еще не знает о том, что я возвращаюсь. Я хочу сделать ему сюрприз.

— Рождество! — воскликнула Таня и посмотрела на нее насмешливо: — Ты, должно быть, очень уверена в своем Иэне.

— Я уверена в нас обоих, — безмятежно вздохнула Хлоя. — И не могу дождаться, когда вернусь в Уилоуфорд! Я так соскучилась...

— Должно быть, это необычное место, если ради него ты даже отказалась поехать на Ривьеру, — прокомментировала Таня. — Что в нем такого особенного?

— Ну, это место совсем не такое, как на открытке, — призналась Хлоя. — Там нет ничего особенно романтичного — соломенных крыш, например. Правда, есть викторианская церковь и великолепное поместье, относящиеся к эпохе Якова Первого.

— А есть ли там сквайр, который подкручивает усы и гоняется за местными девушками?

— Не думаю, что это в стиле сэра Грегори, хозяина поместья, — произнесла она после небольшой паузы. — Даже если его артрит позволит ему.

— Он женат?

Хлоя покачала головой:

— Вдовец.

— Дети есть?

— Два сына.

— Наследник и запасной, — откомментировала Таня. — Что ж, очень даже неплохо.

Хлоя прикусила губу:

— Не совсем, поскольку запасной уже не играет никакой роли. Несколько лет назад разразился большой скандал, и он стал персоной нон грата.

— Ага! — глаза Тани заблестели. — Уже интереснее. А что случилось?

Хлоя отвела взгляд в сторону.

— У него была интимная связь с женой его брата, — сказала она. — Брак в результате разрушился. Все выглядело так пошло и отвратительно, что родной отец выгнал сына из дома.

— А что случилось с женой его брата?

— Она ушла вместе с ним.

— Так они вместе?! Она и... как там его зовут? Этого запасного...

— Дариус, — сказала Хлоя. — Дариус Мэйнард. Но вряд ли кто-нибудь знает, где он и что с ним случилось. Сомневаюсь, есть ли кому-то еще до него дело...

Таня тяжело вздохнула:

— Теперь я понимаю, почему ты так стремишься туда. Это место движущейся страсти и порочных связей. А наследник, вероятно, в поиске новой жены? — она подмигнула Хлое. — Может, он более выгодный жених, чем сельский ветеринар?

— Ни в коем случае. — Хлоя допила свой кофе. — Честно говоря, многие считают Эндрю Мэйнарда напыщенным педантом. А в том, что у Пенни оказалась связь на стороне, обвиняют не только ее одну. У Дариуса еще до этого случая была дурная слава. Вряд ли теперь хоть кто-нибудь посмотрит в его сторону.

Танины глазки опять заблестели.

— Да? И какая дурная слава была у него?

— Его исключили из школы, он выпивал, играл в азартные игры и даже был связан с местной бандой. — Хлоя пожала плечами. — К тому же ходят слухи: он замешан в еще более отвратительных делах — в запрещенных собачьих боях, например. — Помолчав, она быстро добавила: — Никто особенно не жалел, что он ушел. Поверь мне.

— Знаешь, мне этот запасной кажется куда более интересным, чем его брат, — сказала Таня и, допив свой кофе, встала. — Мне пора возвращаться к себе. Хочу, пока нет маленьких монстров, продезинфицировать ящики с игрушками.


Оставшись одна, Хлоя вымыла чашки и поставила их в сушку. Она никак не могла понять, почему рассказала Тане весь этот бред о семье Мэйнард. Неприятная история случилась семь лет назад и уже давно всеми забыта.

Хлоя внезапно представила себе лицо мужчины — загорелое и высокомерное, с прямым носом и резко очерченными скулами, с широким и чувственным ртом. Из-под копны светло-русых волос на мир с презрением смотрели неотразимые зеленые глаза, как будто осуждая всех, кто посмел судить его.

Но тем не менее осуждали его все, начиная с родного отца. Изменник, который предал своего брата и в результате был приговорен к изгнанию. Впрочем, для Дариуса Мэйнарда это не стало очень тяжким наказанием.

«Он всегда был беспокойным и бросался в крайности, — подумала Хлоя. — Уилоуфорд всегда был и будет слишком скучным для него. Но мне вполне подойдет, — сказала она себе. — Приличное место, где много хороших людей. Место, где можно пустить корни. Уилоуфорд был для меня родным домом в детстве, а сейчас он дарит мне Иэна и уверенность в будущем».

Сэр Грегори был частью этого мира. Большой, довольно сдержанный человек, крепкий как камень. «Столп общества» — кажется, так про него говорили. И Эндрю Мэйнард был таким же. Светский человек, увлекающийся альпинизмом, вежливый и слегка надменный.

Но Дариус всегда был другим — неожиданная проблема для всех. И каждый раз, вспоминая его слова: «Мой бог, маленькая Хлоя уже выросла! Кто бы мог подумать?» — она возвращалась в то дикое прошлое...

Неожиданно Хлоя осознала: она слишком резко ухватилась за края мойки и поранила пальцы.

Память — опасная вещь. Словно грубо будоражит тихое илистое дно, после чего поднимается мусор и грязь.

«Намного лучше, — подумала Хлоя, — никогда больше не вспоминать. Все это случилось так давно и должно остаться в прошлом. Если не забыть, то хотя бы думать, будто бы у сэра Грегори был только один сын. И как будто бы этот сын не женился на уважаемой Пенелопе Хаттон и не привез ее в усадьбу Уилоуфорд. И не думать, что она соблазнила и была соблазненной в свою очередь... Я считала ее самой красивой женщиной, которую когда-нибудь видела, — вопреки собственной воле начала вспоминать она. — Мы все так думали и даже немного завидовали Пенни... Но сейчас все изменилось. Я — та, которая с предвкушением ждет своего счастья с мужчиной, которого люблю. И если бы Пенелопа узнала про меня сейчас, то сама бы позавидовала».


Как только она выехала из особняка «Коулстоун», пошел дождь, но сейчас небо было уже чистым и солнышко показало свое лицо.

«Хорошая примета», — подумала Хлоя и, включив в машине любимую радиостанцию, продолжила путь, напевая себе под нос.

Удивительно, но ей было по-настоящему жаль покидать особняк. В конце концов, он был смыслом ее жизни в течение целого года. И какими бы требовательными и придирчивыми ни были Армстронги, одного у них не отнять — они щедрые хозяева. К тому же ей нравился коллектив, в котором она работала. В сумке на заднем сиденье лежали красивые часы в виде вагончика, которые подарили ей на прощание. Хлоя растрогалась почти до слез, когда благодарила своих помощников, обещая поставить часы на достойное место в ее будущем доме.

— А что касается тебя, — сказала она Тане, — то ты будешь у меня подружкой невесты.

— Рада послужить, если не окажусь арестованной двумя дерущимися близнецами.

Прибыла ее преемница — вдова сорока лет, но довольно свежая для своего возраста. Она проигнорировала всю компьютерную систему Хлои — у нее, мол, свои методы — и в то же время подозрительно провела пальцем по подоконнику в поиске несуществующей пыли.

«Жизнь в особняке может вскоре стать очень интересной», — подумала Хлоя и пожелала ей удачи.

Она остановила машину около придорожного паба, чтобы подкрепиться и набраться сил на остальные два часа путешествия. Хлоя выбрала себе столик в углу, подальше от пчел, которые роились около жимолости в саду, и заказала сэндвич с ветчиной и кофе.

От волнения перед предстоящей встречей у нее пропал аппетит, и она еле заставила себя съесть хоть немного. Допив вторую чашку кофе, Хлоя достала из сумки мобильный телефон. Нужно было позвонить тете Либби — сказать, во сколько точно она приедет.

Тетя Либби ее тепло поприветствовала, но во время их разговора Хлоя почувствовала — та что-то недоговаривает.

— Что-нибудь случилось? — спросила она наконец.

Либби Джексон все никак не решалась ответить прямо.

— Скажи мне, а ты уже сообщила Иэну о своем приезде? Он знает, что ты возвращаешься навсегда?

— Но я же тебе сказала: хочу сделать ему сюрприз!

— Да, дорогая, ты говорила, — протянула тетка после небольшой паузы. — Но мне кажется, о полном изменении твоих жизненных планов, которые так тесно связаны с Иэном, необходимо было сообщить ему заранее.

«Может быть, это и не плохая идея», — решила Хлоя, набирая номер Иэна. Но абонент был недоступен. Тогда она оставила голосовое сообщение и позвонила в коттедж, но на другом конце провода опять отвечал автоответчик.

«Тетя Либби, как всегда, преувеличивает, — подумала она. — Но зато теперь он предупрежден и будет ждать меня».

Она улыбнулась сама себе и представила улыбку в глазах Иэна, когда он увидит ее, тепло его рук, когда он обнимет ее и нежно поцелует...

«Он так долго ждал меня, — подумала Хлоя с благодарностью. — Но теперь я вернусь и больше никогда его не покину».

Ей осталось проехать всего лишь пять миль, когда на приборной панели вдруг засветился значок, сигнализирующий — бензин на исходе. Странно, всего лишь пятнадцать минут назад прибор показывал — бак залит наполовину.