ГЛАВА 3

Утром моего второго дня ученичества у Невери я проснулся, закутанный в одеяло, на полу у очага. Глаз всё ещё побаливал от вчерашней затрещины Бенета, но не то чтобы сильно. По крайней мере, заплыл не до конца, и я мог им видеть.

Кроме меня в комнате никого не было. Я вылез из одеяла и поспешил к двери. Наверняка внизу Бенет с Невери уже умяли весь бекон. Я спустился в зал.

Невери и Бенет как раз собирались куда-то идти. Ох, только не это! Я что, пропустил завтрак? Я застыл на нижней ступеньке.

Волшебник наградил меня острым орлиным взглядом. Бенет не обратил внимания.

— Ну ладно, мальчик, — Невери снова сел за стол. — Ешь, только быстро. А я выпью ещё чашку чая, — и он обратился к Бенету: — Собери вещи, и мы сразу съезжаем.

Бенет кивнул и отправился наверх.

Хозяин подал чёрствые бисквиты, оставшиеся со вчерашнего дня, и ещё кое-какую снедь. Я соорудил сэндвич из бисквита, джема и сыра и откусил как можно больше.

Невери налил себе ещё чая. Затем он налил и мне, и я отпил из кружки, провожая внутрь сэндвич.

— Куда мы направляемся? — спросил я между двумя кусками бисквита.

Он не спешил отвечать. В руке волшебник держал листок бумаги (кажется, письмо) и постукивал им по столу.

— В Благодать, — наконец сообщил он.

Я только собирался открыть рот, чтобы спросить, что это за место, но старик взмахом руки велел мне заткнуться.

— Знай себе ешь, мальчик. Я отвечу на все твои чёртовы вопросы, не успеешь ты их задать, — он отхлебнул чая. — Благодать — это большой особняк на отдельном острове на реке. Это мой дом, хотя там никто не жил уже двадцать лет.

Я снова открыл рот, собираясь задать новый вопрос.

— Не спрашивай, почему он пустовал так долго, — отрезал он. — Пока тебе достаточно знать, что когда-то у меня случились большие неприятности здесь, в Велмете.

Пока достаточно, ага. Я кивнул и снова принялся за бисквиты.

— Возможно, ты ничего не замечаешь, — продолжал Невери, — но в городе сейчас что-то неладно. Магия убывает, и очень быстро. Она убывает уже долгие годы, но в последнее время, как я уже сказал, падает катастрофически. Если это не прекратить, Велмету конец.

— И что мы для этого сделаем? — спросил я.

Он надменно задрал мохнатую бровь.

— Мы? Я потребую место главы Магистрата, чтобы исследовать проблему и решить её, — волшебник помолчал, не спуская с меня глаз, и добавил: — Это может быть опасно.

Ну спасибо, а то я и сам не догадался! Мало того что магистры наши не подарок, так он ещё и пошёл поперёк коменданта Кроу.

А волшебник пустился в объяснения: как работает в Велмете баланс сил. Это для меня тоже не было новостью, зато я без помех уминал завтрак за обе щеки. Пока он почти всё говорил верно. Как это представлялось мне, герцогиня, за компанию со своими выборными из Совета, правила городом. И она жила во Дворце Зари на восточном берегу реки, в народе прозванном Рассветом. Там же стояли дома большинства богатеев, для них же работали дорогущие магазины. Волшебники прикрывали их своими заклинаниями, чтобы они выглядели как надо. И таким, как я, лучше было не соваться туда при свете дня, чтобы не попасть в очень миленькую герцогинину темницу.

Ну и ещё имелось место под названием Сумерки, на западном берегу реки. Оно намного меньше Рассвета, потому что вся жизнь тут теснится вдоль берега. В Сумерках находятся все заводы, фабрики и склады. И правит здесь комендант. Кроу обожает власть и деньги, а для того, чтобы его слушались. у него есть шайка громил. Он мать родную прирежет, лишь бы настоять на своём. И в Сумерках каждый вор, лоточник, карманник, хозяин самой никуда не годной забегаловки — все как один — платят коменданту долю. Прям ни дать ни взять налог — вот только если ты не заплатишь налог герцогине, её сборщики не станут выколачивать из тебя деньги палками.

А посередине реки, что делит надвое Велмет, растянулась цепочка островов, и уж там правят магистры — то бишь волшебники.

По большей части эти три власти — магистры, герцогиня и комендант — вроде как остаются в равновесии. Все при делах — не самая плохая система. Конечно, если ты живёшь в Рассвете.

Невери всё ещё продолжал толковать о хитростях политики в Велмете, пока я прикончил свой сэндвич с бисквитом. Ну и конечно, кивал, чтобы он видел, как я его слушаю. Пока он болтает, я могу есть. Я задумчиво разглядывал бисквиты. Ммм… наверное, следующий лучше намазать маслом? Ммм… нет, с соленьями вкуснее! Эх, какая жалость, что не осталось бекона!

— Ты слушаешь меня, мальчик?

Я нехотя оторвал взгляд от тарелки. Невери насупился: того и гляди превратит меня сейчас в жабу! У меня аж дух захватило.

Но тут Бенет с топотом спустился в зал, нагруженный пожитками Невери. Волшебник вскочил, подхватил трость и нахлобучил широкополую шляпу. И приказал Бе нету:

— Отдай часть багажа мальчику, и пойдём.

Я ухватил с тарелки бисквит с маслом и подошёл к лестнице, чтобы взять у Бенета поклажу. Даже не глянув в мою сторону, он шваркнул на пол две сумки и вышел следом за Невери.

Я посмотрел на сумки: по одной в каждую руку. Для бисквита рук не осталось. Входная дверь захлопнулась — ни Невери, ни Бенет меня ждать не станут, ясно дело! Я откусил от бисквита, сколько мог, остальное пихнул в карман, подхватил сумки (у него что там, кирпичи?) и выбежал на улицу.

Жуя на ходу, едва не задевая сумками мостовую, я помчался за Невери и Бенетом. Они завернули за угол, и мне пришлось перейти на бег, чтобы не упустить их на улице Удавленника. Сумки били меня по ногам, а я всё бежал вперёд, как будто что-то меня в спину толкало: только бы не отстать! Так мы и маршировали по Сумеркам: они впереди, я пыхчу следом. Воздух был пропитан вонью из сточных канав и гарью, а когда мы спустились к реке, добавились запахи тухлой рыбы и тины.

Невери спустился с холма по Короткому переулку к реке. Может, у неё и было когда-то своё название, да только в городе все так просто и звали её — река. И мы оказались у Ночного моста, по которому можно было попасть в Рассвет, ту часть города, где хозяйничала герцогиня.

У домов, что стояли в два ряда на Ночном мосту, был видок, как у толстых леди, приподнявших юбки, чтобы перейти ручей. Ручьём здесь, конечно, была река, и она довольно-таки грозно ревела под их юбками.

Невери уверенно шёл в темноте между рядами высоких домов. На середине моста он вдруг свернул в едва заметный проулок.

Не выпуская из рук сумок, я следовал за Невери и Бенетом по извилистому переулку. Казалось, мы вот-вот выйдем к реке, но не тут-то было: ступеньки шли ещё ниже, пока не показалась арка над каменным туннелем.

Который вёл, как я догадался, прямо к острову магистров на середине реки. Тайный проход! В туннеле было темно. Влажный воздух вонял рыбой, как от реки, а от холодного каменного пола под босыми ногами меня пробрала дрожь. Невери поднял свой локус магикаликус и что-то прошептал, и та его рука, в которой он держал камень, полыхнула синим огнём. Я топал следом за его горящей рукой, отбрасывавшей на каменные стены жуткие тени. Даже стук-стук его трости здесь звучало как-то глухо. Очень скоро мы оказались перед железными воротами, перекрывавшими ход. Невери снова произнёс несколько тихих слов, отдавшихся эхом. Локус магикаликус на миг вспыхнул белым: ослепительный луч устремился к запору, и замок щёлкнул.

И тут я решил, что рано или поздно обзаведусь своим собственным камешком с магией.

Едва мы с Невери и Бенетом прошли в ворота, они захлопнулись за моей спиной.

И снова мы шли по извилистому туннелю, пока не оказались на прямом участке перед другими воротами. Невери поднял локус магикаликус. В его синем свете я разглядел, какие ржавые эти ворота, все в пыли и паутине. На полу у нас под ногами была высечена какая-то надпись: я хорошо чувствовал под ногами мокрые руны.

Невери что-то сказал. Отпирающее заклинание, снова — чтобы открыть ворота. Камень снова ударил по замку белым лучом.

И ничего не случилось.

Невери помрачнел и повторил свои слова. Ничегошеньки.

Руки у меня совсем онемели. Я со вздохом выронил сумки и уселся на ту, что ближе.

— Будь осторожен с этими сумками, мальчик, — посоветовал Невери, не глядя в мою сторону.

Ещё бы! Вот только сумки были не очень-то осторожны со мной, верно? Я приоткрыл одну и глянул одним глазком. Книги. А чего ж ещё?

А Невери встал перед воротами на колени и вплотную разглядывал замок.

Как удачно, что я такой мастер по части замков. Прямо знаменитость в своём деле, если уж начистоту. Вот только на этих воротах замок был такой заковыристый, что даже мне было ясно: он не поддастся моим отмычкам, пока я не научусь у волшебника кой-чему полезному. Так что я помалкивал. А Невери прижал свой локус магикаликус прямо к замку и ещё раз выкрикнул заклинание.

Из замочной скважины выстрелил сине-зелёный луч. Он вырвал из руки старика его камень и рассыпался искрами. Они дождём сыпались на пол, образуя яркие лужицы. Ворота с протяжным стоном растворились, проскрежетав по каменному полу.

— Идём, — приказал Невери, подобрав свой локус магикаликус.