logo Книжные новинки и не только

«Хроники последнего апокалипсиса» Сборник читать онлайн - страница 1

Хроники последнего апокалипсиса

Предисловие

Сборник рассказов «Хроники Апокалипсиса» включает пятнадцать историй в жанрах «постапокалипсис», «военная фантастика», «боевик», «драма» как от уже известных писателей-фантастов, так и от начинающих авторов, победивших с 2015 по 2018 гг. в литературных конкурсах проекта «Армада» (https://vk.com/litarmada).

Эта книга вышла благодаря отзывчивости руководства издательства «Яуза» — Павла Быстрова и Алексея Махрова, за что им огромное спасибо от всех авторов и от меня лично. Рассказы в силу своей многожанровости несомненно вызовут интерес у широкого круга читателей еще и потому, что это не просто фантастика, но и драйвовые приключения, экшен, истории простых людей, оказавшихся на грани жизни и смерти, втянутых в пламя Третьей Мировой войны либо переживших волну Катаклизма. Это не только борьба за выживание, но и поиск своего «Я» в самые трудные минуты существования.

Начните читать этот сборник, окунитесь в хаос Апокалипсиса XXI века, прочувствуйте весь ужас предстоящей бойни. И непременно останьтесь в живых. Вы не пожалеете!

Сергей Короткое,

руководитель проекта «Армада»,

член Российского союза писателей

Александр Козин

ПЕЧАТЬ ЗИККУРАТА

То, что поход не задастся, Клим почувствовал сразу за воротами анклава. Тревожные предчувствия редко посещали Клима, но сегодня его грызло особенно сильно. Стоило бы вернуться, но кто его послушает? Если вояки открыли на тебя охоту, то рано или поздно, ты принимаешь их условия, или становишься мертвым. И неизвестно что лучше.

Они довольно быстро пересекли несколько заброшенных кварталов окраины. Территория приняла их тихо и мирно, даже как-то обыденно. Но легкая дымка у горизонта стремительно превратилась в стену густеющего, вязкого тумана. Тогда бы и стоило забить тревогу, но Спартак настоял на продолжении пути. У него было свое задание, Клим должен был провести его к заданному месту и отвертеться никак не мог. Они словно брели по кругу в гигантском мыльном пузыре, наполненном клубящейся серой взвесью. Метрах в пятидесяти еще можно было разглядеть кое-какие силуэты, а дальше клубящийся, серый саван, укутавший и небо, и землю. Места, которые должны быть, если не привычными, то хорошо знакомыми, стали совсем другими. Клим не хотел признаваться, но с каждым шагом отчетливо понимал — они потерялись! И на какой ляд именно сейчас Спартаку приспичило идти на Химзавод, где ни до катаклизма, ни после ничего хорошего не попадалось?

Повезло к вечеру. Почти стемнело, когда знакомый отопительный коллектор вынырнул из тумана. Полый бетонный куб постепенно погружался и врос в землю по самые люки. Еще год и этим укрытием не воспользуешься. Там они и наткнулись на неожиданного попутчика. Клим едва не свалился ему на голову, не различив во мраке. Следом влетел Спартак с автоматом навскидку.

— Запри люк, — завопил тот, кто прятался в коллекторе, метнувшись в дальний угол. — Запри!

Так они встретили Лунохода. И узнали, что по округе рыщет Дикая Стая.

До сих пор Клим думал, что Дикая Стая — это современная басня, элемент досужего фольклора, выдумка, раздувшая нападения мутантов до невероятных размеров. Он и теперь верил с трудом, даже услышав разноголосый, умопомрачающий вой, раздирающий ночную тишину вдалеке. Ясное дело, твари периодически кучкуются и охотятся вместе, были даже такие, что нападали на анклавы и форты, но только не так. Мифический Дикий Гон сплачивал абсолютно любую образину и подчинял единой цели. Сухопутные, летающие, копытные, клыкастые… Все! Поговаривали, что от Стаи не укрыться даже на воде — рыбы тоже присоединялись к коллективной вакханалии охоты. От воя мутантов задрожали бетонные стены. Клин невольно проверил пол — не подкопается ли кто. Но пол устилали бетонные плиты. Коллектор имел только люк сверху и по паре круглых отверстий в противоположных стенах. Отверстия давно закупорили, завалив металлическим хламом, камнями и прочей дребеденью, попавшей под руку, по возможности спрессовав все это. Но Клим все равно не мог отвести глаз от темнеющих провалов. Точно так же за другой стеной следил Спартак. Только Луноход посапывал во сне, да иногда начинал стонать. Счастливчик! Вой повторился еще раз, отдаляясь, но Климу казалось, что многолапый топот звучит прямо над головой, просто Стая умолкла и вынюхивает, как бы половчее их выкопать. Иногда усталость брала верх, и глаза закрывались сами собой, но в следующий миг Клим вскидывался, направляя автомат в темные провалы. Ему казалось, что вот-вот из отверстий выскочат каменные пробки и следом хлынет поток кусающих, царапающих, рвущих, мучительно смертоносных тварей. Как говорится, у страха глаза велики, дай повод, и остальное фантазия дорисует сама. Спартаку с этим проще. Похоже, ему вообще по барабану, умудряется одним глазом наблюдать за стеной и за Луноходом, а вторым спать. Военная выучка…

Клима растолкали последним. Спартак разводил костерок посреди «комнаты». Луноход так и сидел на своем месте, прижавшись к стенке. Клим бросил взгляд вверх — люк был откинут, и сизая струйка дыма улетала в бледный круг света.

— А как же… — выдавил Клим, пересохший язык и губы отказывались повиноваться.

— Нормально. Ты храпом всех распугал.

— Что? — Клин напился из фляги и говорить стало легче.

— Ничего. Выдумка эта ваша Стая.

— Не понял? — Клим несколько раз согнул руки и ноги, разминая мышцы, и подобрался к костру.

— Аномалия какая-то грохота наделала. А по поводу Стаи ровным счетом ничего. Такое стадо должно оставлять после себя уйму помета и следов, а в округе чисто. Так что завтракаем быстро, идти пора.

Луноход не то что бы увязался за ними, просто ему оказалось по пути, а Спартак не был против, даже неожиданно поддержал нового спутника. Попутчик шагал, молчаливо погруженный в свои мысли, то одергивая лямки, то прижимая рюкзак к себе. Это не нравилось Климу, но и особых трудностей не вызывало. Вдобавок видимость сегодня была лучше, и это не могло не радовать. Хоть серая, раздражающая пелена никуда не делась, но вполне удавалось разглядеть лысые верхушки деревьев на расстоянии километра.

Они шагали в скрипучей тишине, нарушая её усердным сопением и редким хрустом, по случайности наступая на сухие прутики, незаметные в пожухлой траве. Пустырь закончился. Взобравшись на насыпь, путники оказались на развилке трех дорог. Два путевых луча, некогда заасфальтированных, пошли волнами, вздулись пузырями и зияли прорехами, полными выбеленного щебня. Третья дорога, бетонка, пока держалась, не поддаваясь жестокой непогоде и неумолимому времени.

— Направо пойдешь — ничего не найдешь. Прямо пойдешь — в тумане пропадешь. Налево пойдешь — до ада дойдешь…

— Что? Что ты там бормочешь? — нахмурился Спартак.

— Нам туда, — Луноход ткнул рукой в сторону бетонки. — Химзавод там.

— А ты откуда знаешь, куда нам надо? — в голосе Спартака прорезались опасные нотки.

— А куда тут еще идти? — Луноход пожал плечами. — Если в поле погулять, так мы его только что прошли. А мне с вами по пути, я до Радиорубки дойти хочу.

— Идиот! — неожиданно процедил Клим. — Удачу свою назад выпросить хочешь?!

— Нет, — нахохлился Луноход. — Удача, она никуда не денется. Вот найду там что-нибудь действительно ценное, она и проснется.

Он махнул рукой и понуро зашагал по бетонным плитам. Спутники зашагали следом.

— Про что это вы? — спросил Спартак.

— Да так. Опять фольклор. Легенда, будто произнеся в эфир желание, можно добиться его исполнения. Находились такие смельчаки — идиоты, что отправлялись туда, да вот только ни один пока не вернулся. Поэтому желающие наведаться в радиорубку есть, да только не идет никто. Гибель там верная. Никто не вернулся со своим желанием. Потому и легенда.

— Тьфу! — сплюнул Спартак. — Любители дешевой жути нагнать. Убивающие Радиорубки, призрачные стаи. Этот вообще про ад песни поет. Опять фольклор?

— Чушь, — Клим махнул рукой.

Он не разделял недоверие Спартака относительно некоторых вещей, но в ад где-то поблизости уж точно не верил. Хотя, смотря, что подразумевать под этим определением. Однако Клима не покидало стойкое ощущение, что он уже где-то слышал нечто подобное. Знакомыми казались не сами строчки, а распевный мотивчик, с которым они были произнесены. Где-то он такую песенку уже слышал.

Свист пули застал Клима в падении, рефлексы сработали быстрее сознания. Слева ужом пополз с насыпи Спартак. Клим перекатился и юркнул следом. Один Луноход замешкался. На его плече перебило лямку рюкзака. Пройди пуля парой сантиметров ниже и тому точно бы не повезло. Луноход словно очнулся, упал на корточки и бочком скатился с бетонного полотна. Три пули высекли из цементного полотна крошку, отмечая его путь, но не задели.

— Кто это? — процедил Спартак. Он недобро зыркал по сторонам, готовый убивать.

Клим пожал плечами:

— Откуда я знаю? Грабители — душегубы.

— Хитрые. Пока эти нас огнем прижали, другие обойдут и возьмут в клещи. Еще минут пять и все, пиши — пропало.

Неожиданно он что-то заметил на насыпи.