logo Книжные новинки и не только

«Хроники последнего апокалипсиса» Сборник читать онлайн - страница 2

— А вот это неплохо, — он повернулся к Климу. — Значит так, поднимешься к дороге и постреливай в ту сторону, отвлекай на себя. Сильно не высовывайся. Знать бы точно, где они засели.

— Я знаю! — неожиданно подал голос Луноход. — Там развалины. Совсем рядом, метров пятьдесят от дороги, перед ними еще бетонные плиты навалены стопками. Там они, больше негде. За развалинами чащоба начинается, заросло все непроходимо.

Спартак кивнул.

— Хорошо. Через пару минут можешь начинать.

Он скользнул по склону, раздвинул высохшие кусты и травяной войлок, обнаружил старый, дренажный тоннель, тянущийся под дорогой. Бетонная труба оказалась на треть заполнена мусором и засохшей грязью, но по ней вполне можно было пробраться.

— Эй, подожди, — неожиданно замахал руками Луноход.

— Чего тебе? — прошипел Спартак.

— Нельзя убивать!

— Что?!

— Кровь нельзя! Мутанты близко, учуют.

Спартак не ответил, нырнул в проход. Клим выждал положенное время и поднялся к краю насыпи. Прислушался. Топота слышно не было, но с противоположной стороны дороги доносились приглушенные голоса. Похоже, Луноход не ошибся с местом. Клим поднял автомат и дал одиночный вверх. Из развалин ответили незамедлительно. Да так, что Климу пришлось отползти на метр вниз, спасаясь от брызг бетонной крошки и пыли. Били из двух автоматов и еще чего-то гулкого, скорее всего, охотничьего ружья. Выждав, пока запал у стрелков не вышел совсем, Клим выстрелил еще раз. И снова ответили, но уже сдержанней. На третий раз и вовсе промолчать могут. Клим положил автомат на дорогу, удерживая на вытянутой руке. Луноход тут же вскинулся, предупреждая, но сталкер отмахнулся от него. Что бы попасть в кого-то из такого положения и не целясь, нужна недюжинная удача. Но он приподнял ствол вверх, что бы пули угодили в притолоку или срубили ветки на верхушках деревьев. Для понта, а то публика совсем заскучала.

Клим потянул спуск, выпуская три короткие, рваные очереди. С той стороны вскрикнули и истошно заматерились.

Неожиданно сверху снова сыпануло пылью, засвистели рикошетящие пули. Неприятная догадка удивила Клима — бандиты повторяют то, что минуту назад делал он. Сталкер ухватил Лунохода за воротник, и они покатились по насыпи вниз. Тут же справа сыпанули выстрелы, и место, где они лежали, взрыли пули.

— Ходу! Ходу! — задыхаясь выпалил Клим. Он неожиданно отлетел от Лунохода и ощутимо ударился при падении.

Они припустили, спотыкаясь и едва не падая. Единственное спасение было в сточном желобе, через который ушел Спартак. Сзади стреляли, пули свистели мимо. Видимо, стрелки были совсем никудышные, да и чрезмерный лязг затворов выдавал, что оружие в ужасном состоянии. Но все же!.. Капюшон дернуло, щеку резануло горячим. Клим даже не успел испугаться — пуля прошла мимо, оставив на коже смертельное дыхание. Он протолкнул Лунохода вперед, а сам высунулся из желоба и выпустил над головами преследователей остаток магазина. Выиграл несколько секунд. Неизвестно, есть ли из этого «тоннеля» выход, или в конце их ждут останки Спартака и аномалия из разряда особо смертельных.

Выход был. Аккуратно прорезанная прореха в полотне переплетенных корней и травы. Они выскочили, как зайцы из норы, понимая, что им вот-вот ударят в спину, и шансы выжить в узкой бетонной трубе равны нулю. Но опасность ждала снаружи.

— Оп-па! Стоять. Попались? — мародер сжимал девятимиллиметровый пистолет-пулемет с накрученным на стволе глушителем.

Похоже, это он стрелял в самом начале. Немудрено, что не попал — тяжело положить пистолетную пулю точно с расстояния в полсотни метров. Но вот теперь дистанция была гораздо меньше.

В горле Клима застрял холодный ком. Он не находил выхода из сложившейся ситуации, даже пустой магазин в автомате сменить не успел. Неожиданно из-за плит выскользнула тень, и в следующий миг приклад автомата опустился на шею мародера. Раздался тихий хруст, и душегуб упал, зарывшись носом в землю.

— Готовы, — сказал Спартак. — Задолбался по местным буеракам их обходить и снимать без кро…

Не договорив, он вскинул автомат. Клим понял, что происходит, падая на землю, уже третий раз за последние десять минут. «Гроза» Спартака била жестко, по три выстрела. Три на насыпь, три в тоннель. С насыпи скатился один мародер, а второй, Клим был уверен, испускает дух в сточном желобе.

— Сколько их там еще? — Спартак не опускал автомат.

— Все, двое было, — Клим перевел дух.

— Что ты наделал? — испуганно спросил Луноход.

— А что, надо было дать застрелить себя?

— Кровь! — бродяга показал пальцем на убитого, куртка которого пропиталась кровью. Крупные рубиновые капли просачивались сквозь дырки и красили камни красным. — Стая почует.

— Достал уже!

— Акулы чуют каплю крови в воде за километр. Или за пять. А стая…

Из леса, за развалинами, донесся неясный поначалу шум.

— Бежим! — взвизгнул Луноход и припустил по дороге. Треск позади стал оглушающим, но они уже не видели, как узловатые и кривые деревья падают, вывороченные с корнями, или разлетаются на части, сметенные неведомой силой. К топоту и хлопкам крыльев добавился звук разрываемой плоти. Клим не удержался, оглянулся на бегу, но место стычки уже оказалось скрыто туманом.

Они бежали, пока силы не иссякли, повезло, что дорога оказалась чистой. Луноход плелся сзади, но именно он заметил вход, а, может, догадался о его расположении.

— Туда, — он остановился и замахал руками вправо.

Спутники заскочили в высокие, ржавые ворота, увязая в сухих кустах и юном подлеске. Навалились втроем и смогли сомкнуть створки, оглашая округу скрежетом ржавых петель. Когда створки соприкоснулись, петли на одной не выдержали, хрустнули, и она сорвалась, встав в распор. Теперь путь назад оказался отрезан. Луноход обессилено уселся на землю, привалившись спиной к воротам. Клима так и подмывало присесть рядом.

— Шевелитесь, — Спартак оглядел высокий забор, — твари вполне могут отыскать прорехи.

— Зачем ты стрелял?! — от досады Луноход ударил кулаком по земле. — Я же просил не стрелять. Теперь они знают где… мы.

— А что, надо было дать расстрелять нас?

Луноход что-то процедил сквозь зубы.

— Слушай, дорогой, ты вроде дальше собирался? Так иди, никто не держит, — Спартак не двигался с места, но, казалось, навис над сидящим сталкером.

— Поздно! — раздосадовано выдохнул Луноход. — Теперь не пройти.

Будто в подтверждение его слов со стороны Радиорубки донесся раскат грома. Тягучий, заставивший посыпаться сухие листья с кустов. По небу скользнули волны ярко-голубого света, отчетливо различимые сквозь туманную пелену.

— Скорее, нужно укрыться — заторопил Клим.

Его замутило, что было явным показателем приближающегося выброса — космического Шторма, сплетенного из псионических, энтропийных и еще бог весть каких излучений. Фантастические жернова, перетирающие все на своем пути, изменяющие и коверкающие до неузнаваемости. Умные головы продолжают доказывать, что все вокруг, да и сам катаклизм, это последствия самого первого Шторма, прошедшего по всей планете. А еще, находясь во время выброса в определенном месте, с помощью неких действий можно увидеть, где находится Зиккурат. Будто сам энергетический Шторм родится в недрах этой махины. Но это легенда похлеще истории о Радиорубке.

— Идем, — Клим зашагал по заросшему двору, прокладывая дорогу среди молодой поросли и подозрительных мест.

Здание Управления он отмел сразу. Трехэтажный короб с большими и пустыми оконными проемами не подходил в качестве укрытия.

— В гараж не ходи, там негде спрятаться, — неожиданно сказал Луноход. — Через цеха надо. И к Радиорубке, там рядом старый бомбер есть.

Клим подумал, что Луноход слишком торопится. Тоже чувствует приближение. Это Спартаку хорошо, он не чувствует. И вдруг осекся — это ведь он их торопит! А ведь мог бы и сам легко уйти вперед, его никто не держит.

— Да иди ты!.. К Радиорубке… сам. В цехах отсидимся, там есть где.

До цеха добрались быстро, двор зарос относительно несильно, но ловушки выделялись пятнами мертвой растительности. А вот дальше все пошло не так гладко. Доступной оказалась лишь одна дверь, и та оказалась приоткрыта на ширину двух ладоней. Заскакивать, не зная, что ждет за порогом, Климу категорически не хотелось. Вдобавок местность рядом с воротами облюбовала Хлорная Пенка, сгустки которой легко способны растворить любого, кто не облачен в костюм химзащиты. А громадные, вертикальные цистерны, пристроенные к стене завода, казалось, изредка потрескивают.

— Чего мы ждем? — спросил Спартак.

— Резервуары, — кивнул Клим.

— И что в них опасного?

— Хлорная Пенка собирается в закрытых объемах. Если вырвется, то её столько тут будет, что затопит все на сотни метров вокруг.

— Смертельная?

— Еще как. Видишь белые сгустки? Угодят на открытую кожу, обожрут до костей. Медленно, слой за слоем.

— Так что, бежим к Радиорубке, или куда?

— Не успеем. Смотри, тень от резервуаров навстречу нам падает, а солнце сейчас слева. Это потому что выброс скоро. Вначале всегда тени путаются.

Словно по команде, их собственные тени обрели четкость, удлинились, потянулись вперед, навстречу теням от емкостей.