logo Книжные новинки и не только

«Пришествие Зверя. Том 3» Сборник читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Сборник Пришествие Зверя. Том 3 читать онлайн - страница 1

Пришествие Зверя

Том 3

Ярко горит наше пламя… мы смыли с себя позор потерь и Ереси. Их уродливые призраки остались в прошлом. Наступила новая эра — эра могущества, эра Империума. Мы скорбим о погибших, о павших сынах и о том, что Император, отныне надзирающий за нами не телесно, но духовно, более не произнесет ни слова. Мы выстоим. Столь грандиозных войн уже не будет. Эпохе бессмысленных разрушений пришел конец. Да, нас ждут и новые враги, и новые опасности. Нас еще не раз попытаются проверить на прочность, но мы будем готовы обрушить на головы супостатов свои могучие кулаки. Отныне нам по плечу любое испытание. И мы никогда не допустим прежних ошибок…


КНИГА ДЕВЯТАЯ

КАРАУЛЬНЫЕ СМЕРТИ

ДЭВИД АННАНДЕЙЛ

ПРОЛОГ

Бездна

Глаза Империума не знали сна. Они не смыкались. Тело содрогалось в конвульсиях, уязвленное Зверем до самых своих основ, но глаза глядели зорко. Органические или аугментические, принадлежащие разумному созданию или сервитору, глаза безотрывно смотрели на человеческую Галактику. Они были повсюду.

Почти повсюду.

Здесь их не было.

Здесь царила ночь — абсолютная ночь. В глубокой пустой темноте, в бездонной пропасти, звезды казались холодными рваными следами от ножевых ударов. Здесь не имелось настоящего света, лишь пыль, пепел и отблески прошлого, что ушло в небытие годы, века, тысячи и тысячи лет назад.

Ни света, ни тепла.

Никого, кто бы мог смотреть.

Но если бы они были, то увидели бы, как орочий флот окружает темный мир. Орки не высадились на планету, они бомбардировали ее поверхность снарядами. Они жгли ее энергетическими лучами. Земля истекала расплавленными слезами. Оранжево-алое зарево ложных рассветов и закатов бушевало повсюду. Планета содрогалась, крича от боли.

Цель, по которой били орки, устояла против бомбежки. Она не кричала. Она была непоколебима в своем безмолвии.

И орки не высадились.

Они лишь с удвоенной яростью принялись крушить этот мир. Они принесли на планету свет, однако свет смертоносный и разрушительный.

Но они не высадились.

Орки обрушили на цель свою ненависть. Орки жаждали заставить ее возопить и умереть. Она молчала.

Но все же отвечала им — отвечала своей яростью.

ГЛАВА 1

Терра, Императорский Дворец

Тишина расползлась по залам дворца и просочилась в сознание Курланда. В комнате было шумно, но безмолвие находило бреши в шипении пара, в потрескивании энергии, в лязге механодендритов. Тишина была сильна, ее наполняло ощущение обреченности и бессмысленности. Курланду показалось, что, должно быть, такое же безмолвие накрыло Терру на заре Народного крестового похода. Эта тишина была глубже скорби, сильнее отчаяния. Она преследовала его с Улланора. Она ждала его на Терре.

Ее тяжесть была сокрушительна.

Комната представляла собой часть луковицеобразной часовни на западной стороне внешней стены собора Императора Спасителя. Пространство носило экуменический характер — архитектурное воплощение сути Имперского Кредо и Культа Омниссии. Черные Храмовники Последней Стены настояли на том, чтобы на священной территории происходила расшифровка потока визуальных данных. Их передача стала одним из последних деяний Достопочтенного Брата в бою, в котором погибли многие Черные Храмовники.

Часовня одновременно служила местом поклонения и лабораторией. Она функционировала непрестанно. Механикусы загружали данные в когитаторы с помощью слуг ордена Черных Храмовников. В воздухе витал густой запах благовоний.

Работа шла под присмотром Вечности. Теперь он принадлежал к Последней Стене и носил цвета Имперских Кулаков, но исходно принадлежал к Черным Храмовникам. Руки его были сложены на груди, голова почтительно опущена.

Курланд и Тейн смотрели из глубины часовни. Вечность отказал Верховным лордам в праве осуществлять наблюдение, и Курланд не винил его. Их присутствие нарушило бы торжественность церемонии. Курланда не интересовала религиозная сторона ритуала, но он принимал ее. Впрочем, Верховных лордов он в любом случае не допустил бы. Они были решительно несовместимы с представлением о достоинстве.

— Есть соображения? — спросил Курланд у Тейна.

— Никаких.

Магистр ордена Кулаков Образцовых говорил мрачным невыразительным голосом человека, приготовившегося к худшему.

— Мы знаем, что это важно. И что принесет нам преимущество, если будет проистекать из победы над орками.

— Я в курсе, — произнес Тейн так, словно Курланд озвучил его худшие опасения.

Тот больше ничего не сказал. Тейна окружила сокрушительная тишина. Курланд не мог рассеять свою собственную… Он ничем не мог помочь Тейну.

Их окружило молчание, непроницаемое для песнопений техножрецов и потрескивания энергии. Курланд смотрел на ритуал невидящими глазами. Сектор его обзора свелся к темному тоннелю. Сознание его нырнуло в этот тоннель, и он, онемевший, остался там. Удушающая тишина на время оградила его от пронзительного чувства вины, боли и поражения. Но то была не передышка, а просто другая разновидность боли.

Он погрузился в тоннель так глубоко, что не сразу понял, что к нему обращаются.

— Лорд-командующий Курланд, — повторил голос под жужжание аугментических голосовых связок.

Курланд заморгал. Часовня снова возникла перед его взглядом. Он посмотрел на адепта сверху вниз. Ее звали Сегорина. Несколько серворук, сегментированных и гибких, словно щупальца, расходилось в разные стороны от ее тела, лицо представляло собой стальную маску с большими фасеточными глазами.

— Расшифровка завершена, — сказала Сегорина.

— Спасибо, — ответил Курланд.

Они с Тейном проследовали за ней по нефу часовни туда, где ждали остальные техножрецы. За алтарем был большой пикт-экран, по которому бежали помехи в виде светлых пятен.

— Вера, — сказал Вечность.

Курланд промолчал.

— Вера, — повторил Вечность. — Мы станем свидетелями проявления веры. Вот что дарует нам победу над Зверем.

— Понимаю, — уклончиво сказал Курланд.

Сегорина протянула конечность к пульту управления, встроенному в алтарь. Она нажала на кнопку, и экран ожил. Изображения мелькали, сменяя друг друга, и все то и дело освещалось вспышками лучевого оружия. Взрывы перекрывали картинку.

Но самые серьезные искажения создавала необузданная психическая энергия. Курланд заметил вдали Черных Храмовников, отчаянно бившихся с орочьей ордой. Он увидел псайкера зеленокожих, чья яростная мощь словно сминала и реальность, и изображения. Он увидел, как Черные Храмовники молятся, не прерывая боя. Звук представлял собой настоящий хаос помех, в ритмичном скрежете едва можно было опознать трескотню перестрелки. Сквозь него урывками пробивалось глубокое звучное пение, усиленное вокс-передатчиками. Голоса веры разносились над временем и разрушением, запечатлевая миг победы.

На мгновение звук стал совсем чистым. Прекратились орочий вой и грохот орудий. Осталась лишь суровая боевая молитва Черных Храмовников. Вспышки энергии колдуна затормозили и рассыпались, словно от удара о стену, не задевая космодесантников. Курланд в изумлении подался вперед. Изгибающиеся волны энергии ударили обратно — по псайкеру зеленокожих. Зверь раззявил пасть, морда его исказилась, и по-прежнему слышны были одни только песнопения. У орка лопнули глаза, исторгая пламя. Энергия полыхнула на краях поля, совершенно неконтролируемая, сжигающая орков дотла. Энергетическая буря поглотила пение. Часовню наполнили треск и визг, и изображение распалось.

На экране снова «пошел снег», потом он погас.

— Зримая энергия, — медленно сказал Тейн. — Я не видел, чтобы она исходила от Черных Храмовников.

— Верно, — согласился Курланд. — Она вся шла от орочьего псайкера. — Имперский Кулак обратился к техно-жрецам: — Пожалуйста, запустите это еще раз — медленно.

Воины посмотрели снова, и, когда запись заканчивалась, Тейн сказал:

— Орки и их колдуны связаны?

— Должно быть, вот только не знаю как, — отозвался Курланд. Он просто не видел иного объяснения. Гибель псайкера запустила уничтожение орды.

— Значит, если прицелиться в их псайкеров…

— Возможно, это и есть их слабое место. — Курланд повернулся к Вечности. — Это ведь сделал не один воин, верно?

Разумеется, не библиарий. Черные Храмовники не допускали псайкеров в ряды боевых братьев.

— Это была вера всех моих братьев, что сражались там, — сказал Вечность. — Коллективная сила.

— Против одного орочьего колдуна, — сказал Тейн.

— Его гибель уничтожила их всех, — заметил Вечность.

— Да, — сказал Курланд. — Именно так.

«Если бы мы только знали».

Слова сами собой лезли в голову, уязвляя душу. Он попытался прогнать их прочь и убедить себя, что тактику Империума на Улланоре нельзя поменять задним числом, но горе не подарило ему такого утешения.

Если бы они только знали. Они бы сражались иначе. Они бы сосредоточились на том, чтобы найти и перехватить орочьих псайкеров. Они бы ударили по источнику силы зеленокожих и обратили ее в слабость.