Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Бадей

План Арагорна

Они — это мы. Это я, или ты, или вон та симпатичная девушка, бойко цокающая каблучками по асфальту. Кто-то сохранил в душе детство и веру в чудо. У кого-то душа зачерствела, он во всем разочаровался и уже ни во что не верит. А у кого-то просто души нет. Право, такая мелочь! Обменял на большие деньги. Потом? А что потом? Как-нибудь и потом устроимся. Каждый идет в будущее своей дорогой. А какое оно, это будущее? Может быть, такое? Быть может! Они — это мы! А мы — это они?

Глава 1

Сегодня все было не так! Вот очень часто бывают дни, когда только что-то одно не так. Крайне редко (по пальцам можно пересчитать) бывают, когда все так. А вот сегодня — все не так!

Сильный, холодный и противный ветер гнал по небу низкие тучи, готовые пролиться нетеплым ноябрьским дождем. В воздухе висела какая-то морось, которую ветер бросал в лицо, заставляя щурить глаза и поминать нелестными словами небесную канцелярию.

Я вжимал голову в поднятый воротник куртки, надвинув как можно ниже на нос кепку из кожзаменителя. Впрочем, куртка не очень-то спасала от промозглой сырости. Ступня правой ноги уже сигнализировала, что она промокла. Что делать, если обувь такого качества, что пропускает влагу? Хочешь иметь качественную обувь, имей хорошие деньги! А вот с этим у меня… как-то не сложилось.

Приходится признать, что у меня сегодня вообще все не сложилось. Я пока перебивался, признаться, с большим трудом, на скромной зарплате бюджетной организации. А тут появилась возможность перейти на хорошую, престижную и оплачиваемую работу. Переговоры шли вторую неделю. Все какие-то сложности были. Тот, от которого зависело решение, вчера наконец приехал из командировки. Командировка была, как вы понимаете, не в глубинку. Этот деятель целых две недели сидел на каком-то международном семинаре, где-то в районе Карибского архипелага. И вот сегодня все рухнуло. Оказывается, на ту должность, которую хотел получить я, уже есть претендент. Ну и что, что у него образование не соответствует? Зато папа — очень даже соответствует! Папа — влиятельное лицо и старый друг начальника. Поэтому на этой должности будет работать тот урод. А ты, Макс, иди, иди, и не просто иди, а иди…!

Вот и иду сейчас по улице. Перспектив — ноль! Настроение — ниже плинтуса!

Еще, как на грех, с Ленкой проблемы возникли. Она в очередной раз назвала меня тряпкой и бесперспективным объектом. Заявила, что больше видеть меня не желает и уходит навсегда. Вон тот-то и тот-то зарабатывает больше, и машину имеет, и квартиру, не двухкомнатную хрущевку, как у меня. А я вот даже себя прокормить не в состоянии, не то что семью! Ну с семьей — это она погорячилась! Нет у нас пока семьи. Короче, собрала вещички и ушла, хлопнув дверью. Тоже повода для радости как-то не наблюдается.

И за что же Госпожа Удача меня так невзлюбила? Может, ее, как и современных девушек, тоже притягивают к себе большие деньги? Девушек еще понять можно. Голый практицизм и расчет играют ведущие роли в этой жизни. Романтика закончилась в незапамятные времена и вряд ли когда возродится. Но при чем тут удача?

Хотя если посмотреть на дом, который стоял напротив моих окон, то такое размышление имеет под собой почву. Дом, как это сейчас говорят, элитный. И живет там, как из этого следует, элита. Если у меня квартира двухкомнатная, то в том доме квартиры — двухэтажные. Он огорожен забором, с ухоженным палисадником. Есть паркинг. Шлагбаум перегораживает въезд. Будочка охраны на входе.

Знавал я и Вована, живущего в том доме. Сталкивались, и не раз. Сытый, ухоженный и наглый. Его вечно сопровождало человек пять «шестерок», которых он просто покупал за деньги папика. Меня ему купить не удалось. Я хоть и бедный, но гордый. Правда, пока эта гордость мне не помогала. Скорее, наоборот. После встреч со свитой Вована я приходил домой с разукрашенной физиономией и болящим от ушибов телом.

А папик у него был очень большим и очень влиятельным начальником, или, как сейчас принято называть, государственным чиновником. Слугой, понимаете ли, народа. И народ о своем слуге соответственно заботился.

На службу папик ездил (вернее, его возили) на «майбахе». А сынуле он подарил на день рождения «феррари». И Вован из этой «тачки» не вылезал. Причем не вылезал даже тогда, когда он и ходить-то уже не мог от принятого вовнутрь спиртного.

Сейчас Вован лежал в больнице. Вы думаете, что у него что-то было со здоровьем? Ха! Он там пережидал трудное время.

Один раз уже было такое. Он с приятелями избил до полусмерти какого-то парня. Просто так, ни за что! Развлечься захотелось. Вот тогда его в первый раз положили в больницу, пока папик нажимал на все рычаги, спасая сынулю. В итоге было принято судом соответствующее «справедливое» решение, конечно же субсидированное деньгами слуги народа. Этот парень сам виноват! Он был пьян, лез в драку, а Вован только защищался. Все свидетели (которые вдруг нашлись в превеликом количестве) как один подтвердили эту незатейливую истину. По-моему, парню тогда еще и какой-то срок впаяли. За хулиганство.

Сейчас то же самое. Вован на большой скорости вылетел на тротуар и сбил прохожих. Причем одна женщина умерла по дороге в больницу. Вот Вована, по проверенному сценарию, срочно и уложили. Не сомневаюсь, что решение будет тоже несколько нестандартным. Что-то вроде того, что «эти люди сами виноваты». Они вдруг выскочили перед машиной Вована на проезжую часть. Разметки перехода там, ессесно, не было. А Вован конечно же ехал на скорости в шестьдесят километров.

М-да! Такие вот пирожки!

Вот у этого Вована было все. Почему-то Госпожа Удача ему благоволила. Девчата к нему липли, как мухи к варенью. Хотя весь его интеллект умещался в два пальца, отделяющие брови от линии волос.

Не то чтобы я ему как-то завидовал, но явная несправедливость тут проглядывала. А вот это мне претило!

Я юркнул в парадное, торопливо взбежал на третий этаж и открыл дверь. Стянул куртку, с чавкающим звуком вывернул ноги из ботинок и сел на табурет, тоскливо глядя на пейзаж за окном. Хотя какой там пейзаж?

Настроения нет! Что делать — не знаю! Хоть волком вой! На миг мелькнула мысль: «Да ну его! Может, с моста вниз броситься?»

Вдруг я услышал, как в соседней комнате кто-то явственно кашлянул. Что за черт? Откуда в моей квартире мог появиться кто-то еще? Дверь же была заперта! Может, это вор? Странный какой-то вор! Ему бы тихонько, пока я тут, на кухне, торчу, проскользнуть к двери и исчезнуть! Так нет же! Он еще и кашляет, предупреждая о своем присутствии!

В любом случае ему не повезло! Я иронично усмехнулся. Воровать у меня особо нечего! Старенький телик и не менее старенький компьютер могли заинтересовать разве что старьевщика. Ценностей нет, денег нет, а вот голодный и злой я — есть. Я сдернул с крючка металлический молоточек, он же топорик для рубки костей, и, небрежно им помахивая, направился в комнаты. Молоточек я взял, скорее, для впечатления им вора, чем для применения на практике. Не с кулаками же на него лезть!

И вот. Захожу это я в комнату и застаю странную картину. В моем стареньком кресле, возле низкого столика, на котором я иногда ужинаю за просмотром телевизионных программ, устроился мужик. В руке бокал, на дне плескался напиток, в котором я, с немалым возмущением, признал свой коллекционный коньяк. О том, что я не ошибся, свидетельствовала и сама бутылка, стоящая на столике.

Желание придушить незваного гостя возникло мгновенно и полностью меня захватило! Усугублялось это чувство еще и тем, что меня (снова!) опередили. Я как раз сам собирался напиться этим благородным напитком до чертиков, чтобы как-то заглушить тоску, терзающую меня.

— А вот я бы не стал этого делать! — благодушным голосом оповестила меня эта фигура.

— Чего? — нехорошим тоном спросил я.

— Я бы не стал заканчивать жизнь самоубийством и тем более не стал бы душить меня тем самым способом, который только что мелькнул в твоем воображении, — спокойно сообщил вор.

Правда, в том, что это вор, я уже начал сомневаться. Воры так себя не ведут. Скорее, такое поведение свойственно психам. Но вот последняя фраза меня несколько сбила. Действительно! Была и мысль о самоубийстве, и способ удушения, который я себе на секундочку представил, был слегка экзотичен. Не буду вдаваться в подробности, но там был напрямую задействован молоток, который я держал в руке. Это что же получается? Мало того что без спросу залез в мою квартиру, хлещет мой коньяк, так еще и мои мысли читает? Опять же — без моего разрешения!

— Хотелось бы услышать пояснения! — требовательно сказал я. — Это должны быть очччень убедительные пояснения! Тем более что коньяка у меня, кроме этой вот бутылки, больше нет. А он денег стоит, которых у меня тоже нет! А ты вылакал уже полбутылки! Начинай! А там уже посмотрим, будет ли это рассказ или исповедь перед смертью!

— Ну-ну! — успокаивающе поднял руку незнакомец. — Коньяк твой я взял в долг. Не хотелось тратить время и энергию. Верну! Обещаю!

— Вернешь? — отозвался я сердито. — Да ты знаешь, что это коллекционный французский коньяк? Ты знаешь, сколько мне пришлось помотаться по городу в его поисках и сколько заплатить, чтобы его купить? Я его специально берег столько времени! Через пару дней мой двадцать пятый день рождения!.. Впрочем, какое это теперь имеет значение?

— Французский, говоришь? — иронично поднял бровь мой гость. — Коллекционный, говоришь? Тебя беспардонно надули, мой друг! Учитывая мой богатый опыт и судя по этому послевкусию, этот напиток был изготовлен на территории Бессарабии. Не самая худшая подделка, но подделка! Французская разве что бутылка.

Меня почему-то эта новость особо больно ударила по нервам. Видимо, это и была та самая пресловутая последняя капля. Я плюхнулся на диван и взвыл — тихо, тоскливо и очень жалобно.

— Перестань выть! — снова плеснув себе в бокал и рассматривая янтарную жидкость на свет, попросил незнакомец. — Ты не оборотень, а до полнолуния еще как минимум дней восемь. Я же сказал, что возмещу!

— Эх! Если бы только в этом была моя проблема! — тоскливо простонал я.

— Ах да! — Незнакомец картинно шлепнул себя ладонью по лбу. — Как же! А я, понимаешь ли, забыл! Склероз, батенька, склероз! Что поделать? Годы мои уже не те!

Я недоверчиво посмотрел на гостя. Гладкие черные длинные волосы, без единой проседи, затянуты в хвост на затылке. Усы и бородка — «а-ля д’Артаньян и три мушкетера иже с ним». С загорелого лица на меня насмешливо взирали голубые, живые, глаза.

Годы? Что он несет? Лет тридцать — тридцать пять — максимум!

— Разреши представиться! Арагорн! Арагорн… э-э-э… Араторнович! — продолжил тем временем этот тип. — А что тут такого? — среагировал он на каркающий звук, который я все же умудрился издать. — Имя как имя! Мне приходилось слыхивать и похлеще! На-ка! Выпей! Сними напряжение, которое обозначилось на твоем лице! Полегчает! Ты уж мне поверь!

Арагорн протянул мне бокал, который непонятно каким образом оказался на столике. В бокале было на два пальца налито коньяка.

Я, стыдно сказать, опрокинул его содержимое в рот, как тривиальную водку!

— А ты можешь и не представляться, — благожелательно продолжил Арагорн. — Я и так знаю, что тебя зовут Максим Соколов.

Он немного помолчал, пережидая, пока я снова плеснул себе в бокал коньяка и, на этот раз уже не спеша, уронил его содержимое в себя.

— Вот как ты думаешь? Почему с тобой происходит все это? — Арагорн откинулся на спинку и выжидательно уставился на меня.

— Потому что я невезучий, — простонал я.

— Да что ты такое говоришь, Максим? — иронично сказал Арагорн.

— Что, есть другие объяснения? — мрачно спросил я.

— Конечно! — тут же откликнулся мой гость.

— Да? И какие же?

— Это не твой мир!

— А ты вот говоришь, что не надо отправляться в мир иной! — горько сказал я. — А куда еще деваться, если этот мир не мой?

— Эк тебя развезло! — пробормотал Арагорн. И уже громче добавил: — Ты не понял. Просто тебе не повезло всего один раз. Все остальное — это уже последствия того невезения.

— Да? И когда же мне не повезло?

— Тебя угораздило родиться не в то время и не в том месте, — пояснил Арагорн.

— Да, — кивнул я. — Если бы, к примеру, я родился в Майами, в семье миллионера…

— То было бы то же самое! — прервал меня Арагорн. — Я уже один раз сказал, что это не твой мир.

Я сумрачно смотрел на него, ожидая продолжения. Но продолжать этот тип не спешил. Он еще раз, со смаком, глотнул из бокала, потом выплеснул в него остатки из бутылки, которую затем опустил на пол.

— Ты только затем забрался ко мне в квартиру и вылакал мой коньяк, чтобы сообщить мне об этом неприятном событии? — наконец не выдержал я.

— Ну не то чтобы только об этом, — мило улыбнулся мне Арагорн. — Есть у меня еще кое-что. Но это зависит от того, насколько ты окажешься гибок в мышлении. Да, вот еще, есть у меня сомнения в том, что ты сможешь приспособиться к новой обстановке.

— Давай выкладывай! — решился я. — Не знаю, как насчет новой обстановки, но к старой я изначально неприспособлен. Кстати, а ты случайно не родственник того самого Арагорна, что фигурирует в одном голливудском блокбастере?

— Ох уж эта современная культура! — вздохнул Арагорн. — Так и норовят все самое светлое и чудесное опошлить и извратить до неузнаваемости! Вообще-то это — я. Но если исходить из содержимого этих фильмов, то это — не я! И даже рядом не стоял!

— И как? Шиза проклюнулась давно? — не вытерпел я. — Мало того что незваным пробрался в мою квартиру, выпил весь мой коньяк, так еще и ударенный по голове! Господи! За что мне такое наказание?

— Не поминай Творца! — резко сказал Арагорн. — Вот-вот! Именно сейчас и определится, насколько ты гибок в мышлении. Можешь ли ты признать, что есть силы, о которых не имеют представления современные ученые? Те самые силы, которые называют магией и волшебством?

— Ну что-то такое я слышал, — вынужден был признать я.

— Но пока не доказано, что они существуют, предпочитаешь не верить в них. Так? — прищурился на меня гость. — Значит, надо раскрепостить сознание!

Вообще-то я был несколько удивлен. По моим расчетам, после всего им выпитого, да еще без закуси, Арагорн ибн Араторнович уже давно должен был валяться под моим же столиком в состоянии алкогольного опьянения. Но вопреки теории этот тип совсем не был похож на пьяного и заваливаться под столик явно не собирался.

— И вот тебе первый урок! — торжественно тем временем провозгласил Арагорн. — Возвращаю долги!

Он вытянул перед собой руку ладонью вверх. Я недоверчиво сморгнул. Но бутылка, возникшая на ладони Арагорна, не исчезла.

— Вот теперь ты можешь попробовать настоящий французский коньяк, — ласково сказал мне Арагорн. — Это как раз не подделка! Великолепный напиток, из летнего сбора тысяча семьсот восемьдесят пятого года. Выдержан согласно всем правилам и требованиям, предъявляемым к подобного рода напиткам! Толстосумы готовы отдать последнее за одну только бутылочку этого нектара! Представляешь, что я тебе вот сейчас предлагаю?

— Только бы не окосеть! — озабоченно проговорил я, вытирая носовым платком, выуженным из кармана, поверхность столика.

— Не волнуйся! — успокоил меня Арагорн. — Он даст тебе только необходимое расслабление разума. А о том, чтобы ты не окосел, да и я с тобой на пару, я позабочусь отдельно!

…Мм! Это что-то! Это непередаваемо! Какой букет! Какой терпкий и в то же время мягкий вкус!..И кто это мне ломает весь кайф?!

— …Ты меня слушаешь? — прорвался в сознание голос моего гостя.

— Да слушаю, слушаю! — недовольно отозвался я.

— Тогда устраивайся удобнее и готовься принимать на веру то, что я тебе сейчас поведаю! — велел Арагорн.

Я кивнул и пошевелился на стуле, устраиваясь. Интересно, а что он имел в виду под словом «удобнее»?

— Как ты знаешь, история нашей планеты насчитывает миллиарды лет…

— Ты что, лектор из общества «Знание»? — не выдержал я. — Давай сразу к сути!

— Не перебивай! — строго сказал Арагорн. — А то настанет очередь еще одного подтверждения существования неких таинственных сил. И направлены они будут на то, чтобы ты молча меня слушал. Желаешь проверить?

Вспомнив необъяснимое появление бутылки коньяка, я отрицательно мотнул головой. Конечно, существовала вероятность того, что это был фокус, не спорю. Но с другой стороны, на фига пить мою подделку, если есть в наличии это чудо? Поэтому желания проверять слова Арагорна у меня как-то не возникло.

— Итак, — продолжил Арагорн, — если ты думаешь, что цивилизация, представителем которой ты являешься, — единственная, а человек — венец творения, то ты глубоко ошибаешься! История человечества, по нынешним, существующим представлениям, насчитывает около десяти тысяч лет. А что было до этого?

— Ну ясно! Динозавры и мамонты, — отозвался я. — Именно они властвовали над этим миром.

— Это ты так думаешь, — иронично сказал Арагорн. — Почему, разреши тебя спросить?

— Так ведь именно их кости находят палеонтологи, — блеснул познаниями я. — Больше никаких костей нет. Значит, так оно и было!

— Неужели ты думаешь, что по нескольким сотням (ну пусть тысячам) костей можно воссоздать многомиллиардную историю Земли? — осведомился мой гость. — Тебе не кажется, что это слишком мало для такой задачи?

— Это пока все, что имеет в наличии современная наука, — вынужден был признать я.

— Вот именно! — многозначительно поднял палец Арагорн. — А теперь слушай истинную историю! Она совсем не такая, какой ее представляют так называемые научные круги и светила. О! Они конечно же находили свидетельства того, что опровергало их представления. Но эти свидетельства тут же отбрасывались прочь! Ибо они рушили все основы того шаткого здания, которое они возвели. А выйти за рамки привычного эти деятели не способны по определению.

— Задолго до того, как появилась нынешняя цивилизация, существовала еще одна (впрочем, я уверен, что и она была не первой!). Она была совсем иной! И законы бытия там были совсем иными. Ибо основана она была на законах магии. А это, как ты понимаешь, очень сильно отличается от нынешнего положения дел…

— Эй! А как же мамонты? — не выдержал я.

— Дались тебе эти мамонты! — огрызнулся Арагорн. — Они потом появились. Уже после катастрофы.

— Какой катастрофы? — ошеломленно спросил я.

— Глобальной! — рявкнул Арагорн, теряя терпение. — Не перебивай меня! А-то перестану рассказывать. Будешь сам тогда разбираться, что к чему.

— Молчу, молчу! Все! — торопливо сказал я.

Что-то мне не очень понравились слова о том, что мне в чем-то придется самому разбираться.

— Так вот, — наконец продолжил Арагорн, выдержав солидную паузу и отхлебнув пару раз из бокала (видимо, для успокоения нервов). — В том прекраснейшем из миров человечество было не одиноким. Там были и другие разумные народы. Догадываешься какие?

Я сделал большие глаза и отрицательно мотнул головой.

— Вот там-то как раз и были эльфы, гномы, орки и тролли, — продолжал заливаться соловьем Арагорн. — Да и не только они! Творец создал несколько рас, желая выяснить, какая из них наиболее отвечает его замыслам…Ну говори! Я же вижу, что тебя так и подмывает что-то ляпнуть.