Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Объясняю. У погибшей Рудаковой был секс незадолго до смерти. Как говорится — по-быстрому.

— Откуда такой категоричный вывод?

— Она почти не раздевалась. След семенной жидкости найден внутри колготок.

— А ты знаток, — хмыкнула Петелина.

Устинов смутился:

— Это Маслова обратила внимание на белье, а я установил время сексуального контакта.

— И какое же?

— Практически перед убийством. Менее чем за час.

— Интересно, — задумалась следователь, выводя карандашом на бумаге закрученную спираль.

Новый факт существенно расширял возможные мотивы убийства.

— Вообще-то, первым установил сексуальный контакт судмедэксперт Лопахин, — признался Устинов. — Он и передал нам белье для исследования.

— Тут важно время. — Петелина пришлепнула карандаш и отодвинула бумагу. — На чулке, которым задушили Рудакову, что-нибудь обнаружили?

— Чулок был новым, неношеным. Никаких улик, — развел руки Миша, словно в этом была его вина.

Елена сняла телефонную трубку и позвонила Лопахину.

— Иван Иванович, я про Рудакову. На ее теле есть следы насилия, синяки, гематомы?

— На секс намекаете? — ухватил суть вопроса опытный судмедэксперт.

В кабинет следователя заглянули Валеев с Майоровым. Елена указала им ладонью, чтобы подсаживались ближе, и переключила телефон на громкую связь.

— Меня интересует: подвергалась ли Рудакова изнасилованию перед смертью?

— Явных следов насилия нет, а сексуальный контакт подтверждаю. В заключении я также укажу другой любопытный момент.

— Говорите сейчас.

— Милена Рудакова увлекалась пластическими операциями.

— Что вы имеете в виду?

— Ее формы: грудь и ягодицы. Она увеличила и то и другое.

Петелина удивилась: актриса моложе ее, а уже правит себя со всех сторон.

Валеев усмехнулся:

— Так вот, как делается красота. Не родись красивой, а найди хорошего хирурга.

— Это операции прежние, а вот недавно она занялась своим лицом и не вполне удачно, — отметил Лопахин. — Ей сделали подкожную инъекцию, но гель расплылся комками. Вряд ли она сейчас была способна на обаятельную улыбку.

Петелина вспомнила, что об этом ей говорили на киностудии: мол, не видать Рудаковой главных ролей, лицо не то. Для амбициозной актрисы — это приговор. Чем не повод, обозлиться на весь мир и возненавидеть виновника неудачной операции.

— Про удушение что можете сказать?

— Думаю, был эффект неожиданности. Под ногтями у погибшей только волокна от чулка. Цапнула, пыталась сорвать удавку, но дотянуться до душителя не смогла.

Поблагодарив Лопахина и опустив трубку, Петелина обратилась к коллегам:

— Что скажете?

— На студии никто не признался в близости с Рудаковой, — напомнил Марат.

— А если удушение было элементом сексуальной игры? — оживился Майоров. — Сейчас фильм вышел по скандальной книге, там…

— Ой, странные фильмы смотришь, Ваня. И не вздумай с Галкой так экспериментировать, — пригрозила Петелина, перевела взгляд на шкаф с папками и нахмурилась. — Хотя секс, ссора и смерть часто соседствуют в уголовных делах.

— Еще ревность! — азартно дополнил Валеев. — Секс с одним, а придушил другой, из ревности. Как тебе такая версия?

Елена уловила вспышку обиды во взгляде Марта и кивнула:

— Есть вспыльчивые ревнивцы. Немало, к сожалению.

— Доигралась. Не надо было провоцировать.

— Тебя послушать, так во всем виноваты женщины. — Елена поняла, что разговор приобретает личный характер, и поспешно перевела взгляд на эксперта. — Миша, разберитесь с ДНК на белье. Нам надо знать партнера Рудаковой.

— Предоставьте образцы для сравнения, тогда разберемся. Пока могу сказать, что в полицейской базе данных этот мужчина не фигурирует.

Петелина обратилась к оперативникам:

— Вот вам и задание. Нужно взять образы ДНК у мужчин из съемочной группы. Желательно без шума и огласки.

— Легко сказать, — проворчал Валеев.

— Помимо мазков изо рта подойдут волосы, зубные щетки, капли крови, — стал перечислять криминалист.

— Ты еще про плевки забыл.

— Попробуем, не в первый раз, — сгладил недовольство напарника Майоров.

Петелина развернула счет на медицинские услуги из сумочки Рудаковой.

— А я поеду в «Мамонов-центр». Там делали пластику. — Она набрала на ноутбуке в поисковике название клиники. — Центром руководит Геннадий Мамонов. Скромный товарищ.

Валеев тут же предложил свою помощь:

— Я тебя отвезу. Майоров на студии один справится.

— Я тоже сама справлюсь.

— Это опасно. — Марат запальчиво стал приводить аргументы. — Мамонов автоматически становится подозреваемым в убийстве. Хирург назвал клинику своим именем, значит, дорожит репутацией. Он на все пойдет, чтобы замять скандал. У него там шприцы, скальпели, наркоз. Помнишь, как вышло с Живорезом?

Елена дважды порвала листок с рисунком и выбросила в корзину. Воспоминания о том, как она оказалась в руках маньяка в медицинском халате, не доставляли ей радости. Она согласилась на помощь Марата. Если дойдет до задержания, с этой задачей лучше справится оперативник. Да и возражать Марату не хотелось. Она испытывала угрызения совести, от того что тайно общалась с бывшим мужем, пусть по переписке. Но Сергей сумел затронуть прежние чувства, и вчера она долго не могла уснуть, вспоминая то хорошее, чтобы было между ними.

15

Клиника пластической хирургии «Мамонов-центр» располагалась в помещении на первом этаже элитного жилого комплекса.

— Поближе к потенциальным клиентам, — оценила соседство клиники Петелина, когда Марат остановил машину.

В красивое здание следователь входила в благодушном настроении. Пришло ощущение, что уголовное дело простое, убийство совершил дилетант, он обязательно проявит себя, и она добьется признания.

В уютной приемной клиники их встретила девушка в обтягивающем халате, с тонкой талией и пышным бюстом. На ее лице не появилось ни единой морщинки, даже когда пухлые губы продемонстрировали стандартную широкую улыбку.

— Товар лицом, — шепнула Елена Марату.

— И не только, — ответил он, окунув взгляд в тесную ложбинку по центру декольте тесного халатика.

Елена одернула его, но медсестра привыкла к подобному вниманию, она для этого здесь и находилась. Девушка оценила возрастные морщинки на лице вошедшей, скользнула взглядом по ее фигуре и протянула анкету:

— Вы на первичный осмотр? Заполните пока, вас вызовут.

Марат невольно улыбнулся: обычно к себе в кабинет вызывал следователь. Елена шлепнула поверх анкеты фотографию Рудаковой и щелкнула своим удостоверением перед носом девушки.

— Следственный комитет, — резко представилась она. — У вас лечилась… Вы оказывали услуги этой даме?

Лицо девушки охладело, она ответила заученной фразой:

— Мы не разглашаем информацию о клиентах.

— Придется. Мне нужно поговорить с господином Мамоновым.

— Геннадий Захарович сейчас занят. Если вы оставите телефон, он обязательно…

— Вместо телефона я оставлю повестки. Всему персоналу, — начала терять терпение следователь.

— Я к вашим услугам, — раздался голос из-за спины.

Петелина обернулась. Она узнала Геннадия Мамонова, фотографию которого видела на сайте клиники — гладкое лицо, восстановленные волосы, гордая осанка. Общее впечатление портил животик, который не был виден на фото.

— Я знал, что кто-нибудь из ваших придет, — признался владелец клиники, пригласив гостей в свой кабинет.

— Откуда?

— О смерти Милены Рудаковой сообщили по телевизору. Очень жаль ее. — Мамонов скорбно опустил взгляд.

— Вы чувствуете свою вину?

— В ее гибели моей вины нет, — открестился Мамонов. — Но Рудакова грозилась подать в суд на клинику, обещала разорить меня.

«Он не дурак, не скрывает то, что скрывать глупо», — оценила признание следователь.

— Без причины такой скандал не устраивают, Геннадий Захарович. Рудакова лишилась хороших ролей.

Мамонов промолчал, красноречиво качнув подбородком: сожалею. Петелина продолжила разговор обязательным вопросом:

— Когда вы видели Милену Рудакову в последний раз?

— Она приходила сюда утром в день гибели, — без раздумий ответил владелец клиники. — Тогда и заявила про суд.

— Откуда вы знаете, в какой день ее убили? — быстро спросила следователь.

— Кажется, сообщили по телевизору, — чуть растерялся Мамонов.

— Вы видели репортаж?

— Сам нет. Мне пересказали сотрудники, и я понял… — хирург замялся.

— Что вы поняли?

— Что стану подозреваемым.

— Тогда будем говорить откровенно. У вас маленькая клиника, если разразится скандал, вы потеряете клиентов и разоритесь. Я правильно излагаю перспективы?

— Успех в нашем бизнесе зависит от репутации, — уклончиво ответил Мамонов.

— А репутация — это отзывы клиентов. Нет пациентки — нет скандала. Ведь так?

Глаза хирурга вспыхнули, он перешел в атаку:

— Это я мог предъявить претензии Рудаковой. Она не оплатила последний счет.

— Вот этот? — Петелина продемонстрировала документ, найденный в сумочке актрисы.

— Да.

— Немаленькая сумма за испорченное лицо.

— Послушайте, Рудакова делала у нас грудь, липосакцию на бедрах, ягодицах. Ее фигура улучшилась, она была довольна, поэтому обращалась к нам снова и снова.