Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Что же случилось в последний раз?

— Перед съемкой фильма Рудакова заказала контурную пластику.

— Что это такое? — заинтересовалась Елена: служебное положение позволяло узнать секреты искусственной молодости из первых рук.

— При контурной пластике используются внутрикожные инъекции. Это щадящий способ коррекции возрастных изменений. Так улучшают овал лица, избавляются от складок и морщинок, корректируют форму и объем губ. — Оседлав привычную тему, Мамонов заговорил уверенно и стал смотреть на следователя как хирург на пациентку. — Сейчас эта процедура весьма популярна. Никаких разрезов и швов, безболезненно можно корректировать отдельные участки лица. Гладкое лицо перестало быть привилегией молодости. Например, вам бы я посоветовал округлить щечки и скулы. Личико станет более миловидным.

— Миловидным, — усомнилась Петелина и показала фотографию Рудаковой с последних кинопроб. — Как у нее?

— Это исключение, — махнул рукой Мамонов. — Досадное исключение.

— Что пошло не так?

Хирург сел за рабочий стол, вздохнул:

— Гель, введенный в носогубные складки расплылся по всему лицу, что привело к неблагоприятным последствиям. Однако с нашей стороны нарушений не было, пациентка сама виновата.

— В чем?

— Контурная пластика имеет свои противопоказания. Например, наличие заболеваний на стадии обострения. А Рудакова не предупредила нас, что принимает внутрь антикоагулянты.

— То есть, она пострадала из-за приема лекарств?

— Да! Но даже в этом случае нет трагедии. Я ей говорил: надо подождать пару месяцев, и я все исправлю. А там съемки, она ничего не хотела слышать.

Петелиной не понравился тон хирурга. От оправданий он перешел к обвинениям. Надлежало поставить его на место.

— Гражданин Мамонов, где вы были вечером в день убийства Рудаковой?

— Послушайте, неужели вы думаете, что я…

— Отвечайте на вопрос.

Глазки Мамонова забегали, он то скрещивал пальцы, то хватался за салфетку, которая мгновенно стала влажной.

— Понимаете, моими услугами пользуются очень известные люди. Знаете, у адвокатов и нотариусов принято вывешивать фотографии звездных клиентов, а я не могу — конфиденциальность. Даже рассказывать о них не имею права.

«Да он тщеславен. Отсюда и название клиники с собственным именем, и желание похвастаться знакомствами».

— Вопрос не о ваших клиентах. Вопрос о том, что вы делали в момент убийства Рудаковой?

— Я свободный мужчина и иногда продолжаю общение с клиентами вне клиники.

— В тот вечер вы тоже общались?

— Да.

— Сказали «а», говорите «б». С кем? Где?

— Я заезжал к одной из звездных пациенток. Но она ни за что не подтвердит это, потому что…

Мамонов умолк, вытирая лоб.

— Ты переспал с ней? — вмешался в разговор Валеев.

— У нас была близость, — выдохнул хирург.

— А может у тебя была близость с Рудаковой? — Валеев нагло взял салфетку, которой Мамонов вытирал пот, и демонстративно упаковал в конверт. — Мы это проверим.

— Вы хотите сказать, что если обнаружите на теле Рудаковой мою ДНК… Мы общались в тот день, она распускала руки, я ее сдерживал.

— А что вы так разнервничались, Геннадий Захарович? Если вы невиновны, вам нечего бояться, — сказала Петелина.

— Я спокоен, спокоен, — стал уговаривать себя врач.

— Фамилия и телефон звездной пациентки, — настаивала следователь. — Иначе вы становитесь главным подозреваемым, и я вас задержу на сорок восемь часов. Для начала.

Мамонов нервно постучал пальцами по столу, написал на листке имя и телефон и протянул следователю:

— Вот. Надеюсь, мы будем встречаться по другому поводу. Готов предложить вам свои услуги.

— У меня что-то не так? — с вызовом спросила Елена.

— Нет предела совершенству.

— Тогда займитесь своим животиком.

Мамонов смутился, стал перекладывать бумаги, наткнулся на рекламный буклет и протянул его следователю:

— Здесь описание наших процедур. Вам и вашим коллегам. Начните читать с пятой страницы — контурная пластика.

— А это для вас и ваших коллег. — из сумочки на стол переместилась брошюра Уголовного кодекса. — Начните читать со сто пятой статьи — умышленное убийство. И никуда не уезжайте, я вас вызову.

Петелина и Валеев покинули кабинет. Марат направился к медсестре, притягивая ее внимание наглым обезоруживающим взглядом. Он умел нравиться женщинам. Облокотился о стойку, прошелся взглядом снизу-вверх по женской фигуре, заглянул в глаза, выдержал паузу и спросил:

— Девушка, вы верите в любовь с первого взгляда или мне прийти снова?

Медсестра смутилась, а Валеев заворковал бархатным баритоном:

— Мне для спецоперации нужен халат медсестры. Такой, как у вас, неотразимая. Вы не откажете? Ваш начальник не возражает.

Девушка нервно затеребила пуговку на груди. Марат умоляюще закатил глаза:

— Только не сейчас, не снимайте, я растаю. Лучше подарите новый.

Смущенная медсестра достала из шкафа комплект: халат и шапочку. Валеев картинно приложил руку к сердцу:

— Я ваш должник. Какие колготки к нему посоветуете?

Медсестра вспыхнула и выставила ножку. Марат одобрительно кивнул:

— Черные, сногшибательный выбор.

Елена ревниво взирала на сеанс обольщения фигуристой пышечки, продемонстрированный ее мужчиной.

16

В квартире режиссера Чантурия домработница Юлия Чебану трудилась каждый четверг. В ее обязанности входила полная уборка, мытье посуды, стирка и глажка белья. Приходила она утром, сонный Гоша впускал ее, а когда заканчивала работу, хозяина, как правило, уже не было дома. Домработница забирала оставленные для нее деньги и захлопывала дверь на замок.

Иногда из спальни режиссера появлялась неодетая девица, которая смотрела на Юлю, как на мебель, и совершенно ее не стеснялась.

На этот раз хозяин был один, явно с похмелья и в дурном настроении. Он разбил чашку, когда пил кофе, пнул осколки, выругался и ушел, бросив деньги на комод. И слава богу, вздохнула женщина: без хозяина работать было удобнее. Можно включить музыку и побаловать себя настоящим кофе из шикарной кофе-машины.

К трем часам дня расторопная Юля, как обычно, закончила уборку. Осталось вынести мусор и переодеться. Она достала пакет из-под мойки, вышла из квартиры и направилась на лестничную клетку к мусоропроводу. Дверь оставила распахнутой, чтобы не захлопнулась.

На площадке в приборном щитке копошился мастер в форменной куртке с английскими словами на спине. Вид работающего человека не вызвал беспокойства: каждый делает свое дело, зарабатывает трудовую копеечку. Если это мужчина лет сорока, можно попробовать с ним познакомиться. А что, ей всего тридцать пять, есть сын-школьник и дочурка, а вот с мужем не повезло — был, да сплыл, урод.

Но лица работника разглядеть не удалось, он стоял спиной, а самой затевать разговор с мусорным пакетом было неудобно. Разве что на обратном пути попытаться познакомиться? Однако и возвращаясь в квартиру, заговорить Юля не решилась. На ней старые штаны и футболка, а он в фирменном комбинезоне. Инженер, наверное, и при жене — работящие мужчины нарасхват. Вон как увлечен работой, с головой залез в щиток. Не про нее такое счастье.

Домработница зашла в квартиру, мастер у щитка перевел дух. Ему не пришлось оборачиваться, хотя на этот случай Роман Щукин под руководством Алены отрепетировал чихание в платок. Но обошлось — для этой женщины он остался безликим электриком. План мести гнусному режиссеру перешел в решающую стадию.

Как только открылась дверь квартиры, Щукин послал сигнал напарнику, притаившемуся в заблокированном лифте. Когда загремел мусоропровод, Игорь Рыков быстро покинул лифт и юркнул в пустую квартиру. Расположение комнат он изучил по схеме, нарисованной Аленой. На его обуви были чистые бахилы, чтобы не оставлять следов, которые могла бы заметить домработница, а на руках резиновые перчатки. Рыков быстро прошел в спальню режиссера и забрался под кровать.

Юля Чебану вернулась в квартиру, ничего не заподозрив. Переоделась, прыснула на волосы духами хозяйки, забрала честно заработанные деньги и ушла. К ее разочарованию, у щитка интересного незнакомца уже не было.

После закрытия двери Рыков выждал пять минут — а вдруг что-то забыла и вернется — и выбрался из-под кровати. Его взгляд невольно сфокусировался на широкой постели, глаза помутнели, фантазия нарисовала неприличные образы. Здесь Чантурия раздевал ее, Алка отдавалась мерзавцу, а тот, как хотел, пользовался ее прекрасным телом. Убить его мало!

Из злого оцепенения Игоря вывела бесшумная вибрация телефона.

«Пора действовать», — написал Щукин, словно зная, что напарник может отвлечься.

Игорь обернулся и открыл трехстворчатый шкаф. Внутри, по заверениям подруги, имеется вмонтированный бытовой сейф. Так и есть, точно в указанном месте. Она видела, как его открывал хозяин, и запомнила код, назвав его уголком. То есть она заметила не комбинацию цифр, а движение пальцев. Сначала слева направо по верхней строке, а потом вертикально вниз. Получается угол.

Рыков посмотрел на кнопочную панель, цифры располагались, как на калькуляторе. Он нажал последовательно 7-8-9 по горизонтали и 6–3 по вертикали — словно прочертил прямой угол. Попробовал повернуть ручку замка — никакого эффекта. Он воспроизвел уголок, в чем дело?