logo Книжные новинки и не только

«Чужими руками» Сергей Бакшеев читать онлайн - страница 7

Knizhnik.org Сергей Бакшеев Чужими руками читать онлайн - страница 7

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

9

Наконец все стихло. Он выждал полчаса и выбрался из своего укрытия. Спрятаться на большом заводе, хаотично переделанном в киностудию, было несложно. Тем более ему, когда-то работавшему здесь. У него даже сохранился пропуск — махнул пластиком перед охранником, делая вид, что болтаешь по телефону, и проскочил, как раньше.

А еще он любил необычную куртку с очками, вшитыми в капюшон. Застегнул ее от шеи до макушки — и ты с головой под одеждой, смотришь на мир сквозь большие затемненные очки. Сейчас зима, куртка защищает от холодного ветра и смотрится естественно. Возле рта имеется сетка, позволяющая свободно дышать даже во время бега. Это помогло ему скрыться от полиции, после того как он внаглую фотографировал задушенную актрису. Риск оправдался. Кадры получились обалденные!

Киностудия еще поплатится за то, что его уволили. Некоторые конкретно раскошелятся! Он понял главное: здесь друзей нет, все временные попутчики на очередном проекте. Выкинули его на улицу — и тут же забыли. Каждый сам за себя. А раз так, он будет играть по своим правилам, жестоким, но справедливым. Для этого он стал фотографом и придумал себе псевдоним Memento Mori. Знающие люди поймут.

Здесь фотоаппарат ему не нужен. Всю работу за него сделали скрытые камеры, установленные в гримерных, душевых и даже в туалетах. Он пришел за очередным уловом бессовестных электронных зрачков.

Проникнуть в помещения студии было несложно. На большинстве дверей установлены кодовые замки, шифры которых не меняются годами. Лишь офис главного продюсера Сонина оснащен железной дверью и сигнализацией, выведенной на пост охраны. Богатые люди пекутся о своих тайнах, но ему пока достаточно глупых актеров.

Memento Mori начал обход с гримерных. Обустраивая студию, высокие потолки заводских цехов снизили с помощью гипсокартонных перекрытий. Между новым и старым потолком вполне можно было спрятаться, не говоря уже о том, чтобы закрепить микрокамеру. Ячейки гипсокартона частично были сломаны или вообще отсутствовали, в дырах виднелись перекрестья балок и жгуты проводов, маленькую камеру там никто не заметит.

Этим он и воспользовался. Камеры работали автономно, включались от малейшего звука и служили долго. Периодически приходилось менять в них карты памяти и аккумуляторные батарейки.

Собрав улов из карт памяти, Memento покинул заводской корпус, прокрался к забору и перелез его в облюбованном удобном месте. Через час он был дома. Остаток ночи посвятил самому волнующему — просмотру видеозаписей. В такие минуты он уподоблялся старателю — когда мелькнут в грязном песке крупицы золота…

Записи были без звука. Он плавно двигал курсор, над которым мелькали отдельные кадры. Если замечал что-то любопытное, поднимал палец, и включалось воспроизведение.

Так, тут пьют спиртное — неинтересно. Здесь актрисы примеряют платья, таких записей у него полно — не то, не то. А вот Милена Рудакова, снимает грим после кинопробы, переодевается. Прикольно смотреть на человека, которого через несколько часов убьют.

Милена вышла, запись остановилась. Вернулась расстроенной и не одна. Кто тут с ней?

О чем-то говорят, на ее лице появляется подобие улыбки. А вот и он попадает в кадр — известная личность. Притягивает ее к себе, лапает. Ага, будет секс. Хорошо. Раздень же ее, мне нужна обнаженка. Уже видна грудь, отлично! Она о чем-то его просит, он обещает. И лезет руками ниже. Давай, самец, действуй! Ах ты ленивый-нетерпеливый. Это в кино герой-любовник соблазняет женщин ласково и красиво, а тут не парится, завалил на стол телку и наяривает. Ну, хоть так. Быстро же ты управился, секс-символ.

Потом они уходят. Вместе. Он посмотрел на время съемок и ощутил волнующее покалывание в пальцах. Есть золотой самородок!

Тут и переделывать ничего не надо. Сначала распутное видео в гримерной, затем кадры ее трупа в машине и подпись на латыни — Memento Mori. Изящно и с намеком. Для убедительности стоит добавить в интерьер важную деталь — и удавка для кинозвезды готова.

Что скажет нетерпеливый самец?

10

Алена посмотрелась в зеркало и осталась довольна: дерзкое декольте в сочетании с лифчиком «пуш ап» и гордый холодный макияж — то, что надо для особого случая. Длинные русые волосы она завила и уложила на левую сторону. Серьги выбрала в виде цепочек с алмазной гранью, они будут играть при каждом движении головы.

На киностудию Алена приехала пораньше. Сегодня объявят распределение ролей. Внешне девушка сохраняла спокойствие, но в душе сгорала от нетерпения — какая роль достанется ей? К этому проекту она подошла не наивной дурехой, как прежде, а предприимчивой хищницей, взявшей судьбу в свои руки. Да что там в руки, видит бог, она отрабатывала будущую удачу всеми частями молодого гибкого тела, и Гоша клялся, что она получит одну из главных ролей.

Общаться с соперницами не хотелось. Вежливые разговоры на фоне мыслей: кто кого обставит — невыносимы. Рудаковой уже нет, одной конкуренткой меньше, но пронырливых актрис на каждых пробах в десять раз больше, чем претендентов на мужские роли. Вечная несправедливость — мужикам везде легче пробиться.

Не находя себе места, Алена сунулась в офис продюсера. Сонин еще не приехал, зато в приемной дежурил вежливый Куркин. Может, через него удастся что-нибудь узнать.

Славик завороженно уставился в телевизор. Алена попыталась задать вопрос, но он отмахнулся: не мешай. Показывали награждение «Золотым мячом». Рональдо выглядел, как топ-модель — залюбуешься. Идеальный костюм, белоснежная рубашка с черными пуговицами, галстук-бабочка, в ушах крупные бриллианты, на мизинце кольцо.

Алена заметила, с каким обожанием Славик смотрит на кумира, и поняла, на кого он хочет быть похож. Ее осенило:

— Он тоже из ваших? — она указала пальчиком на экран.

— Где искусство, там мы, — не без гордости ответил Славик.

— Это же спорт.

— В его исполнении даже футбол искусство.

Наконец, церемония награждения закончилась, пошла реклама, Славик приглушил звук.

Алена заикнулась, как бы невзначай:

— Девочки интересуются ролями. Сегодня обещали.

— Кому надо, те знают.

Ответ ее задел. Конечно, Полина Черная и Вадим Сорокин за себя спокойны, но есть и другие актеры, еще не раскрученные, в том числе и она.

— Славик, ну не всем же повезло спать с продюсером.

— Размечталась.

— У тебя прическа, как у Рональдо, загар такой же, и вообще вы так похожи, — зашла с другой стороны Алена.

Славик посмотрелся в зеркальце, прилепленное к углу монитора, и смилостивился:

— Сейчас проверю почту от Филипа.

Он потыкал по клавиатуре, из принтера выползли два листка. Ланская хотела подхватить распечатки, но Славик ее опередил:

— Мне здесь соплей не надо. Вывешу на стенде, там и читай.

Он вышел в коридор, пришпилил списки к информационному стенду и захлопнул за собой железную дверь.

Алена пробежала глазами первый листок в поисках своей фамилии. Не нашла. Вернулась к началу, прочитала медленнее. Главная роль, как ожидалось, досталась Черной. Вторая главная — Лесе Нестеренко — как ей удалось, сучке? Далее шли полноценные роли второго плана — и снова ее нет! Только на втором листе в списке эпизодников она увидела себя.

Шагнула назад, наткнулась на кого-то, пихнула локтем и ушла, едва сдерживая бешенство. Где этот лживый кобель Чантурия-младший? Она же старалась, а он обещал, что ради нее готов на все! И что в итоге? Она снова десятая спица в колеснице.

Режиссера Алена нашла в центре огромной выгородки, имитирующей бальный зал княжеского дворца. Чантурия обсуждал декорации с художником. С первого взгляда стало ясно, что трусливый Гоша еще вчера знал о ее участи, поэтому и отменил встречу.

— Ты врал мне, врал! Почему? За что? — накинулась она на любовника, отбросив приличия.

— Да погоди ты. Это решение продюсера, — оправдывался Гоша, увлекая Алену в сторону. — Я тоже, как и ты, нанятый сотрудник.

— Не тронь меня! Убери свои лапы.

— Ты пойми: деньги у Сонина, он и диктует, что да как.

— Ты мог бы отстоять меня, убедить его.

— Я пробовал, хвалил тебя.

— Врешь!

— Еще не все потеряно. — Гоша перешел на шепот. — Вместо Рудаковой пока никого не утвердили из этических соображений. У нее большая роль, я буду рекомендовать тебя.

— Ты обещал одну из главных.

— Киса, не обижайся. Я делаю все, что смогу.

— Ну, смотри, если опять соврешь…

Алена развернулась и, тряхнув роскошной гривой, направилась к выходу, не забывая о том, как она выглядит сзади. Около проема, где монтировались парадные двери, она натолкнулась на снисходительный взгляд Полины Черной.

— Не с тем спала, глупышка, — процедила звезда.

— А ты с кем только не перетрахалась!

Грубый выпад Черную не обидел:

— Я ценный приз, и сама выбираю, кого собой наградить. А ты переходящий вымпел.

Алена чуть не накинулась на лощенную сучку, но ее вовремя перехватила Ирина Юшкевич и утащила в гримерную.

— Успокойся, Ален. Гоша прав, от него мало что зависит, — уверяла художник-гример.

— Я, как дура, стелилась перед ним, а он только пользовался мной.