Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

12

Лет в четырнадцать Алла Ланская осознала, что красота — это не только внешний облик и «лайки» под фотками. У красоты есть поклонники, которыми можно управлять. Мальчишки готовы были драться за право угождать ей. От нее требовался лишь игривый вид и обещающая улыбка, сбивающая парней с ног. Победитель вознаграждался ее вниманием, а за особые заслуги она могла дать потискать себя, но в меру, чтобы не зазнавался. Искусством манипулирования с помощью кнута и пряника Алла овладела еще тогда.

Поклонников у нее было несколько. Особым блеском в глазах отличались двое — Игорь Рыков и Рома Щукин. Оба таяли от умиления при виде ее и глупели в общении. На их примере Алла убедилась, что влюбленный мужчина — это сочетание двух качеств: обожание во взгляде и нелепые поступки. Она поощряла своей дружбой обоих.

В школе ей больше нравился Игорь Рыков. Он занимался гимнастикой, мог крутить «солнышко» на перекладине, и у него были такие классные «кубики» на животе, все девчонки балдели. Еще Игорь был смелым и лез в отчаянные драки. Но имелся у Рыкова и досадный недостаток — маленький рост. Повзрослев, Алла вытянулась, полюбила туфли на шпильках, а он так и остался компактным Аполлоном, с которым приятно кувыркаться в постели, но неловко ходить под руку. К тому же, известным спортсменом Рыков не стал, увлечь умом и шутками не умел, да и с деньгами у него было не очень.

Другое дело Рома Щукин. Умный высокий мальчик поступил в технический университет, мог говорить на любую тему и помогал ей с гаджетами, в которых она ничего не понимала. Имелось еще одно обстоятельство, за которое Ланская была ему благодарна. Роман первым стал называть ее Аленой. Алена Ланская — звучное имя для будущей актрисы, не то, что устаревшее Алла.

После школы Алена пыталась поступить в театральное училище: куда еще пойти девушке с такими внешними данными? И поступила, правда, на следующий год, когда убедилась, что женская ласка сносит голову председателю приемной комиссии еще сильнее, чем подростку. Она научилась то ласково приближать мужчину к себе, то холодно отодвигать на второй план, однако удерживая на запасной орбите. Мало ли что, еще пригодятся. В жизни полно проблем, которые проще поручить преданному поклоннику, чем возиться самой.

На коротком поводке надежды она много лет держала и друзей детства: Игоря и Рому. Рыков пускал в ход кулаки по ее приказу, а Щукин был незаменимым специалистом в любой технике. Каждый из них бывал в ее постели, получая строго выверенную толику ласки, чтобы остались волнующие воспоминания с намеком на возможное продолжение, если, конечно, он его заслужит.

После неудачи на киностудии, смертельно обиженная на режиссера Алена позвонила сразу обоим поклонникам. Встречу назначила в кафе.

Первым явился Щукин: вежливый, с цветами, в стильной одежде. Его глаза грустного интеллигента всегда пытались проникнуть в глубь ее души, но Алена по привычке загораживалась десятком фильтров, формируя для зрителя тот образ, который ей был нужен в данный момент.

Затем явился пружинистый резкий Рыков. Короткая облегающая куртка, сжатые кулаки без перчаток, решительный взгляд из разряда — ради тебя зарою любого. В отличие от Ромы, он смотрел не в ее глаза, а на ее фигуру. И конечно сморщился при виде соперника.

— Не понял, Алла. Ты сказала, хочешь встретиться со мной! — выразил он недовольство с ударением на последнем слове.

Алена демонстративно закатила глаза. Только Рыков и мама продолжали звать ее Аллой. Приходилось терпеть эту бестактность.

Услужливая официантка принесла вазу с водой для цветов.

— А это что такое? — скривился Рыков.

— Белые розы — любимые цветы Алены, — спокойно ответил Щукин, перехватывая благодарный взгляд общей подруги.

— Слушай, Щука, подарил цветы и свободен, — Рыков толкнул конкурента плечом.

— Как свободный человек я имею право быть здесь, — парировал Щукин и сел за стол напротив Алены. Он всегда выбирал место, чтобы удобнее смотреть в глаза.

Рыков сел между ними. Это было в его стиле: поближе к девушке, поближе к ее коленям, до которых можно дотянуться рукой. Алена молчала, потупив взгляд. А мужчины уже сцепились не только на словах. Рыков заметил, что столик сервирован на двоих, и стал перетаскивать приборы от Романа к себе. Щукин дал ему по рукам, тот ответил, ваза с цветами грохнулась на стол, разбив тарелку.

В наступившей тишине Алена встала из-за стола, взяла единственную не намокшую розу и вышла из кафе. Щукин бросил тысячную купюру на стол и поспешил за ней. Рыков осадил грозным взглядом пытавшуюся возмутиться официантку и вразвалочку прошел между столиками.

Первым догнал Ланскую Щукин. Он уже понял, что девушка расстроена не ссорой в кафе, а чем-то более важным.

— Алена, что случилось? На тебе лица нет.

Та не ответила.

— Это все из-за него, Щука задел вазу, — оправдывался подбежавший Рыков.

Алена продолжала идти молча, скорбно глядя под ноги. Соперники семенили по обеим сторонам от красавицы, не смея ее коснуться. Ланская свернула в родной двор. Она специально назначила встречу в районе, где прошли их школьные годы. Пройдя на заснеженную детскую площадку, Алена воткнула белую розу в сугроб и села на старые качели. Щукин встал напротив, Рыков рядом, вцепившись в дужку качелей.

— Меня подло обманул нехороший человек, — произнесла Ланская первую фразу за вечер.

— Кто? Только покажи, — сжал кулаки Рыков.

— Что значит «обманул»? — уточнил более спокойный Щукин.

— Обольстил, поигрался и предал, — горечь в голосе, несомненно, удалась.

— Обольстил? — выдохнул общую боль Щукин.

Оба знали, что у Алены есть другие мужчины, но она никогда вот так прямо не говорила о них.

— И ты называешь его нехорошим. Кто этот гад? Я его покалечу!

— Гоша Чантурия, режиссер. Пообещал главную роль в фильме, сказал, если я буду стараться… В постели с ним… И обманул. — Алена хлюпнула носом и зарыдала, закрыв лицо руками.

Рука Рыкова дрогнула, железные качели сдвинулись, издав ноющий писк. Несколько минут тянулось тяжкое молчание. Затем Алена открыла заплаканные глаза, вытерлась салфеткой. Мужские сердца разрывались от боли и сочувствия.

— Вы отомстите за меня?

— Я изобью его, сломаю нос и ребра. Как скажешь, так и покалечу, — запальчиво поклялся Рыков.

Алена выразила недовольство:

— Нет, мы не школьники. Синяки заживут, кости срастутся. Наказать надо по-другому.

— Он унизил тебя, мы должны унизить его, — предположил Щукин.

— Мне сейчас плохо, ему должно стать еще хуже. Я знаю, как это сделать.

Верные поклонники во все глаза смотрели на девушку, ожидая продолжения. Она показала фотографии в телефоне.

— Чантурия-младший из семьи прославленного режиссера. А это его мать, актриса Валентина Морозова.

— Фотки старые, — недоумевал Рыков.

— Смотри на ее украшения. Здесь и здесь. — Ланская укрупняла фрагменты кадров. — Вот еще. Кулоны, серьги, кольца — это настоящие бриллианты и изумруды. Драгоценности хранятся в их квартире, в сейфе с кодовым замком. Гоша сейчас живет один и днем дома не бывает.

Алена умолкла, давая возможность друзьям самим закончить ее мысль. Первым догадался Щукин:

— Ты предлагаешь…

— Забрать их, — озвучила нейтральный термин Алена и с надрывом в голосе произнесла: — Наказать подлеца за то, как он поступил со мной. Его родители будут в ярости, а я получу компенсацию за унижение.

Девушка уткнула голову в плечо, изображая душевную скорбь. Друзья-соперники, переживая, смотрели на нее, затем переглянулись.

— Я согласен, — решил Рыков.

Щукин не мог отступить. Его мозг стал работать над практическими деталями плана.

— Где живет Чантурия? Как мы проникнем в его квартиру?

Алена встала с качелей, взяла за руки обоих парней и одарила каждого обещающей улыбкой.

— Я кое-что придумала. По четвергам к нему приходит домработница, он оставляет ее одну, без ключа. Закончив работу, она уходит, захлопывая дверь.

— Мы зайдем в масках и свяжем ее, — оживился Рыков.

— А если она закричит? — Ланская сжала руки друзей, желая понять, какие границы готовы они переступить ради нее.

— Обойдемся без насилия, — заявил расчетливый Щукин. — Домработница выносит мусор?

— Ну конечно.

— Тогда поступим так… — Роман изложил наскоро сложившийся план, и Алена похвалила себя: один поклонник умный, а другой безрассудно смелый.

— Остается сейф, — перешел к следующему этапу Шукин. — Можно выломать его и забрать с собой. Какого он размера?

— Сейф в шкафу, в спальне. Однажды я видела в зеркало, как Гоша его открывал, и запомнила код.

— Задача упрощается, — обрадовался Щукин.

Глаза Рыкова алчно заблестели:

— Сколько стоят бриллианты?

— Я думаю, миллионы. Поделим все поровну, — пообещала Алена.

Но влюбленные дружно возразили, что она достойна большей части. Алена поцеловала каждого в щеку, слегка коснувшись грудью.