Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Иванов

Десять шагов к жизни

Художественное оформление: Редакция Eksmo Digital (RED)

В оформлении обложки использована иллюстрация:

© S-S-S / iStock / Getty Images Plus / GettyImages.ru

* * *

Часть 1. Клетка

Глава 1. Зависимость

Анна

Анна открыла глаза и попыталась что-то разглядеть в мутной жиже. Она не дышала уже давно – отвыкла. Жила без воздуха. Прислушалась. Тишина… «Что со мной? Что происходит? Да где я вообще?» – вопросы поднимались волной.

Так Анна очнулась на дне болота, где, судя по всему, провела не один год и даже не заметила этого.

Память чуть приоткрыла завесу и испуганно выглянула наружу. Анна вспомнила: на дно её затянул крокодил. Он предварительно лишил её чувствительности вниманием, ухаживаниями, затуманил голову обещаниями. Амнезия подействовала – и жертва приняла охотничьи повадки хищника за проявления любви. Она хотела в это верить и всегда сама была готова слушать, а в ответ дарить внимание и заботу. Считала, что и все остальные способны на это. Анна представить не могла, что человеческое существо может рассматривать ближнего как жертву. Затянуть в свое логово, сломить и обездвижить, а затем использовать в качестве пищи. Эта дикость не укладывалась в голове. Именно отрицание очевидного и мешало оценить опасность, защитить свою жизнь.

А вот он сам: развалился под затухающим солнцем Анны… Лежит. Переваривает её сердце, печень или откушенную ногу. Саму Анну он спрятал под корягу на дне и доводит до нужной кондиции. Разлагает личность. Внушает чувство вины, внимательно следя за самооценкой жертвы, держит её на приемлемо низком уровне. Этим он владеет виртуозно.

Крокодил моментально обесценивает успехи Анны, которых со времени их знакомства становится всё меньше и меньше. Вот последний мелкий бытовой случай: она купила посуду и узнала, что в подарок к набору идет ещё и отличная сковородка. Она так была довольна собой: удачно приобрела для дома нужную утварь и получила совершенно бесплатно замечательную сковородочку! Сразу захотелось поделиться радостью с ним. В ответ услышала, что магазины наживаются именно на таких дурочках, как она. Втюхивают всякий хлам. А она, простушка, ведётся. Дура.

Стало очень обидно. После взлёта радостных чувств – разочарование и ощущение своей никчёмности прибило к земле. И даже ниже. Снова погрузило на дно болота.

Нет, не всегда всё было плохо. Иначе она давно бы сбежала. Он умел пустить пыль в глаза. Другие женщины, которые не были близки с Анной, завидовали ей. А в кругу знакомых все считали его замечательным мужем. Как-то он умел всё плохое «слить» на Анну, а хорошее – присвоить, даже там, где его заслуг не было. Взять хотя бы этот случай с распродажей. Ведь скажет потом, что это он «классно затоварился». Было и хорошее. Он мог оказать внимание, сделать подарок. В такие моменты сердце Анны оттаивало: «Вот, всё же хорошо, он любит меня, что я себе напридумывала?» Но всё равно чувствовала себя овцой. Не в смысле тупой, а в том смысле, что её постоянно стригут и держат про запас. Как еду, как ресурс. Только она оттает, обрадуется чему-нибудь, обрастёт мягкой шёрсткой – он тут как тут и вмиг обреет её догола. Анне казалось, что это с ней что-то не так. Что ещё чуть-чуть, ещё немного, и она станет лучше. А он – оценит, поблагодарит, и всё будет хорошо. Но ей так и не удавалось дотянуться до неведомой планки.

В какой-то момент он перестал быть чутким манипулятором, как говорится, перегнул палку, или её терпение лопнуло. Поэтому сейчас Анна открыла глаза в реальности, которая представилась ей мутным дном. Она сама себе виделась куском мяса, а он – чудовищем. Она вдруг поняла, что такое знакомое лицо – лишь маска, за которой скрывается безликое серое нечто, которое высасывает её силы, жизнь. Она попыталась дышать – в ноздри ударил сладковатый запах гнили, и тогда её вывернуло. Анна оттолкнулась от болотного дна и впервые за многие годы поднялась на поверхность. Вдохнула свежий весенний воздух и услышала звуки мира. Над головой ярко светило солнце. Это было рождение.

Оставим Анну, ей ещё предстоит принять сложное решение, преодолеть внутреннее и внешнее сопротивление.

Теперь мы познакомимся с Кириллом.


Кирилл

Кирюха был огонь-парень. Ай! Можно обжечься. Всем готов прийти на помощь. Манило его всё таинственное и загадочное.

Был примером для пацанов во дворе. Родители спокойно отпускали своих детей на море или в поход с ночёвкой, если знали, что будет Кирилл. «Там же Кирилл, что может случиться?» – так говорили они.

Девчонки на него засматривались. И умницы, и красавицы, и весёлые болтушки-хохотушки. А он не спешил, не привлекали они его. Раз в компании увидел тихоню Таню. Сидела смирно, не веселилась. «Почему эта девушка так грустна и печальна?» – спрашивал он себя. Ему казалось, что окружает Татьяну какая-то тайна.

Разговорились. Кирилл узнал о нелёгкой судьбе девушки. Отец-алкоголик тиранил её и бедняжку мать. Кириллу очень захотелось помочь Тане, развеселить её, показать, как широк и необъятен мир, как он прекрасен и сколько в нём всего интересного.

Завязались отношения, молодые люди стали встречаться. Часто, приходя на свидание, Кирилл заставал Таню в слезах – не отпускала ситуация в доме. Кирилл не знал, как спасти любимую. Таня безнадежно вздыхала. Выхода нет. Тут его озарило – нужно забрать, увезти её из этого ужасного места.

Сделал предложение. Мама Тани помогла всё организовать быстро. Они поженились. Кирюха был счастлив: рядом с ним человек, которому нужна помощь, которому он нужен. Тане тоже было комфортно.

Но постепенно Кирилл с тревогой стал замечать, что Таня так же печальна, как раньше. Приходит с работы, а она сидит грустная у окна. «Что случилось, Танюш, что тебя беспокоит?» – спрашивал он. «Хватит на меня давить. Ты по-другому не можешь, что ли? Я что, на допросе у тебя?» – неожиданно вскинулась жена. «Что же со мной не так? – думал обескураженный Кирилл. – Что я делаю неправильно? Как можно порадовать жену? Наверное, я мало зарабатываю, – рассуждал он. – Конечно, я не могу отвезти Таню на курорт, купить ей шубу и машину. Надо исправиться, я сделаю это». Точно! Она же так восхищалась семьёй подруги Маши и её мужем! Сменил работу, купил Тане и шубу, и машину. А она – всё так же грустна. Он уже был уверен, что всё делает неправильно, что с ним беда, он плохой, не может помочь близкому человеку.

Его фотографии, планы путешествий и продуманные маршруты, все его интересы и мечты давно уже были заперты в металлический шкаф и преданы забвению. Все мысли крутились вокруг любимой:

– Как ещё я могу помочь Танюше?

– Нет, друзья, какие посиделки! Я домой, к своей Тане!

– Да какой там спорт, мне к Тане надо.

– Спасибо за приглашение, я у Тани спрошу, сможет ли она.

А она всё так же грустит. «Надо занять этот пост – вот тогда она порадуется, похвалит меня, скажет, какой я у неё молодец и как она мною гордится». Планки поднимались выше и выше, Кирилл прыгал и прыгал. И никак не мог понять, что происходит.

Дома была такая тяжёлая атмосфера, что не выживали даже комнатные цветы. Татьяна не скрывала недовольства мужем. Знакомых становилось всё меньше. Каким-то образом испортились отношения с родителями Кирилла. Зато тёща теперь появлялась намного чаще. Сначала Кирилл этому радовался (Таня всё время общалась с мамой, что-то обсуждала с ней), пока, копаясь в огороде, случайно не услышал их разговор. Таня с мамой, непринуждённо беседуя, прогуливались по садовой дорожке. «Да этот мой, представляешь, купил сестре телефон в подарок, а я его прошу денег на босоножки дочери – не даёт», – услышал Кирилл. Он опешил: ведь только накануне удалось хорошо заработать, и сразу дал Тане на всякие женские штучки сто тысяч. К тому же деньги всегда лежат в известном месте. И телефон в подарок купил не своей сестре, а Таниной. Он оторвался от грядок и удивлённо произнёс: «Танюш, ты что такое рассказываешь маме? Я ж дал тебе деньги, покупай всё, что нужно». «Что ты, что ты! – замахали обе руками. – Ты всё не так понял, мы вообще о другом говорили».

Кирилл уже не понимал, что происходит. Слышал или не слышал? Было или не было? А что вообще было? Потерялся. Обсудить, проговорить не с кем. Друзья давно ликвидированы, отсечены, Кирилл оказался один. В горле стоял ком.

Стал попивать. К вечеру граммов 200–300 уже стабильно было в нём.

Вот тогда он услышал шелест крыльев стаек летучих обезьян. Это были какие-то знакомые, подружки, ещё кто-то. Соседки. Они появились, словно бы из ниоткуда, и были уверены, что Кирилл алкоголик, бездельник, а Таня всё держит на своих хрупких плечах. Тянет семью. Ещё и мужа на себе несёт. Везде слышался их шёпот и хлопанье крыльев. Везде их осуждающие взгляды. Кирилл был согласен: да, ни на что не годен. Таня с мамой правы, такого мужа надо гнать поганой метлой. Так они всё время говорили. Только алкоголь снимал боль от осознания своей никчёмности.

Так он превратился в алкаша, который тиранил Таню и бедняжку мать.

В отличие от Анны (ей хватило внутренних ресурсов осознать, где она оказалась) Кирилл без посторонней помощи не справится.


Зависимые отношения

«Что за дичь?» – можно подумать, прочитав эти две истории. Словно сценарий дешёвого сериала или плод больной фантазии. Если бы это оказалось выдумкой – было бы прекрасно. Нет. Это то, что творится в душах людей. В семьях. За окнами многоэтажек. Прямо на наших глазах. А может быть, и с нами.