Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Юрьев

Шанс милосердия

Зло — это строительный материал для добра.

Михаил Анчаров, русский писатель, XX век

Глава 1

Судьба никогда и никому не делает подарков. Платить приходится за всё, что происходит с тобой в жизни — и за доброе, и за дурное. А того, кто отказывается платить, рано или поздно заставят отработать…

Леонард Загорулько, галицийский поэт, писатель и бард, XXII век

22 дня месяца Абу, 5060 год со дня сошествия Мардука с небесной тверди. Катушшаш, административный центр имперской провинции Кетт.


Как только раздался оглушительный вой сирены, парадная дверь университета распахнулась, и внутрь, расталкивая немногочисленных студентов и преподавателей, ворвались солдаты в полевой форме и при оружии. Они выстроились по обе стороны парадной лестницы, ведущей на второй этаж, и только после этого в здание неторопливо вошёл упитанный подполковник Ночной Стражи в чёрном мундире с золотыми петлицами. Он взял из рук адъютанта услужливо протянутый громкоговоритель, окинул тяжёлым взглядом всех, кто толпился в вестибюле, откашлялся и начал вещать:

— Господа! Именем имперского военного наместника приказываю всем незамедлительно пройти в зал собраний. Там будет сделано важное сообщение. Прошу не толпиться и проходить организованно. Без паники! Вы находитесь под защитой вооружённых сил Империи и покровительством Ночной Стражи.

— Что за чертовщина? — шепнул на ухо доценту Флоре Озирис профессор Ларс Гидеон. — Вроде бы всех, у кого здоровье было, уже мобилизовали.

— Ничего, профессор, — попыталась успокоить его Флора. — Скоро и вас под ружьё поставят. А меня определят санитаркой в военный госпиталь. Чем больше стране нужно солдат, тем меньше потребность в учёных нашего профиля.

— Не смейте так говорить, — ещё тише сказал профессор. — Мы все понимаем, что Империя в опасности, враг силён и коварен, и от нас требуются определённые жертвы. Всё ради будущего.

Подполковник, вернув адъютанту мегафон, величественно двинулся верх по лестнице, а несколько сотрудников Службы Общественного Спокойствия, одетых в светло-голубую униформу, дали понять всем гражданским, что надо следовать за ним. Причём тех, кто попытался выскользнуть на улицу, тут же загоняли обратно солдаты, оставшиеся у входа. Более того, вскоре в помещение начали заталкивать всех, кто в этот момент находился снаружи — у давно не работающего фонтана и на территории университетского сквера.

— Я думаю, нас просто решили разогнать, — поделилась Флора своими соображениями с профессором, двигаясь в людском потоке. — Кому сейчас нужна древняя история?!

— Властям видней, — согласился Ларс и тут же пискнул, поскольку его нога попала под «шпильку» сапога идущей впереди студентки.

— Простите профессор, — извинилась та, оглянувшись, и в этот момент солдат из оцепления подтолкнул её в спину прикладом карабина.

Уже через пару минут всё, что осталось после шести мобилизаций от профессорско-преподавательского состава, и немногочисленные студенты собрались в просторном зале собраний, рассчитанном на две тысячи человек. Но сейчас частично занятыми оказались лишь первые ряды кресел — не более полутора сотен мест.

Подполковник вышел на сцену, поднялся на трибуну, сделал паузу, дожидаясь, пока все угомонятся, начал свою речь:

— Господа! Мы все — и вы, и я, и трудящиеся, отдающие все силы грядущей победе, и воины на фронтах — конечно, понимаем всю сложность положения, в котором находится наша благословенная Империя и её многострадальный народ. Весь остальной мир объединился против нас, обрушив на нашу славную армию военную мощь пятидесяти держав. Мы должны ясно осознавать, что Империя — это всего лишь треть суши, а Федерация занимает две трети пригодных для жизни территорий, причём, наиболее богатых ресурсами и благоприятных в климатическом отношении. В Империи проживает лишь четверть населения мира, а остальные три четверти пребывают под гнётом так называемых демократических правительств, погрязших во лжи и коррупции. Чтобы сохранить свою ненавистную народам воровскую власть, правителям стран-агрессоров необходим внешний враг, и если бы не было Империи, им пришлось бы воевать между собой. Из этого следует, что Империя является единственным надёжным гарантом мира, источником правды, справедливости, здравого смысла и сохранения тех нравственных ценностей, что были завещаны нашими предками. Вам как представителям истории, одной из древнейших и самых чтимых в нашем обществе наук, это должно быть понятно как никому другому. Однако очевидно и то, что ресурсы нашего государства хоть и велики, но не бесконечны, и необходимо подчинить все наши действия требованиям высшей целесообразности. А цель у нас одна — установить мир и оказать посильную помощь угнетаемым народам. Уже целое поколение граждан Кетта выросло, оберегаемое грозным скипетром величайшего императора Одишо-Ашура XII, и это спасло молодёжь страны от тлетворного влияния идей и соблазнов, распространённых на территории противостоящей нам Федерации, где процветает падение нравов, пренебрежение к традиционным ценностям, алчность и бесчестие. А ведь был момент, когда правители Кетта уже готовы были отдать эту страну на растерзание северным варварам и подписать договор о вступлении в Федерацию. Лишь твёрдая гражданская позиция большинства населения страны и рука помощи, протянутая Империей, смогли предотвратить эту роковую, эту трагическую ошибку.

Ларс Гидеон уже задремал в кресле и, похоже, правильно сделал. Прежде чем речь зайдёт о том, ради чего затеяно это собрание, подполковник, скорее всего, изложит всю историю присоединения Кетта к владениям дома Ашшуров, а также перечислит все значимые вехи его интеграции в культурное и экономическое пространство Империи. Флора и рада была бы последовать его примеру, но минувшей ночью её сон ни разу не нарушили ни сирены воздушной тревоги, ни вопли вечно пьяного соседа, так что ей удалось выспаться. А значит, скорее всего, придётся выслушать это враньё с начала и до конца. Едва ли даже студенты-первокурсники, которых усадили в передние ряды, верят в байки, что изложены в учебнике «Новейшей истории имперской провинции Кетт». На самом деле всего двадцать с небольшим лет назад Кетт оставался единственным на всей Аппре государством, которое было достаточно сильным и обширным, чтобы позволить себе такую роскошь как нейтралитет. Однако главной проблемой для обеих сторон конфликта было именно то, что Кетт находился как раз между ними — от самого Моря Заката до Тигриной гряды — почти непроходимой цепи гор, высота которых достигала полутора фарсахов. Воевать в таких условиях было почти невозможно, так что до сих пор многие исследователи расходятся во мнениях, что послужило истинной причиной вторжения имперский войск — то ли природная агрессивность Ашшуров, то ли интриги спецслужб Федерации, которые рассчитывали, что оккупированный Кетт станет костью в горле у Империи. Война была скоротечной, и за пределами столицы население даже не сразу заметило, что власть сменилась. Остатки армии с кучкой недовольных граждан ушли в горы на востоке страны и оттуда до сих пор ведут вялотекущую партизанскую войну. Возможно, их давно бы уничтожили, если бы конфликт с Федерацией затих хотя бы ненадолго, хотя бы на год. Однако противостояние с северными соседями требовало непрерывного напряжения сил — тут подполковник не соврал. Не исключено, что и оценка, данная им нравственному климату в странах Федерации, также недалека от истины, но в итоге всё равно получается отборное враньё, именуемое официальной точкой зрения. Всё это можно было не слушать, но не для «политинформации» же вломился сюда этот бравый офицер в сопровождении двух взводов солдат. Причём, это явно были не резервисты из частей Территориальной Обороны, а отборные бойцы из десантно-штурмовой бригады, чья база находится в полуфарсахе к северу от административного центра провинции. Значит, докладчик всерьёз полагает, будто то, что он намерен сообщить, вполне может вызвать волнения, недовольство, а может быть, и сопротивление. Зря он так полагает! Что бы он там ни сказал в конце своей пламенной речи, здесь никто и не пикнет. Уже лет десять прошло с того дня, когда в Катушшаше был последний митинг протеста. На него собралось человек сто — не больше, и военная администрация даже не обратила на него внимания. Протестующие постояли и разошлись. Правда, по слухам, до сегодняшнего дня ни один из его участников не дожил…

— …и в свете всего сказанного я должен сообщить, что Университет истории Царства Кетт высочайшим Указом временно приостанавливает свою деятельность. — Подполковник сделал паузу, прислушался и продолжил лишь после того, как убедился в отсутствии недовольного ропота: — Причиной такого решения стала, разумеется, не только вынужденная экономия финансовых ресурсов. Имперское правительство никогда не жертвовало и не намерено жертвовать культурой и образованием, поскольку и то и другое является краеугольным камнем стабильности и процветания нашего общества. Дело в том, что за последние два десятилетия Кетт окончательно интегрировался в состав Империи, а значит и историю его следует рассматривать не как нечто обособленное, а исключительно в контексте общей имперской истории. На прошлой неделе в Имперской Академии, которая, как вам всем должно быть известно, находится в столице нашего обширного государства, открыта кафедра древней истории северных имперских территорий, которая и будет заниматься, кроме всего прочего, изучением кеттских древностей и обучением специалистов соответствующего профиля. Все студенты университета в количестве, — подполковник заглянул в шпаргалку, — восьмидесяти трёх человек переводятся в столицу, где им монаршей милостью будет предоставлено общежитие, оформлена регистрация по месту проживания и предоставлена стипендия в размере сорока чиклей ежемесячно.