Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Лукьяненко

Ловец видений

Часть первая

Глава 1. Сноходец

Окраина — это была удача. Здесь проще работать над собой, особенно тому, кто спешит.

Григ очень спешил.

Он бежал. Бежал по гулкой мостовой, несся, как лесной олень… рыжим лесом пущенной стрелой.

Все поэты — сволочи! Поэт воткнет в размер любую ерунду, а дети должны страдать. Григ все детство пытался понять, слыша песенку про лесного оленя — как это он может лететь «рыжим лесом, пущенной стрелой» [Песня из кинофильма «Ох, уж эта Настя», слова Ю. Энтина, музыка Е. Крылатова.]. Стрелой — понятно. Но с какой стати летает рыжий лес? И неужели он летает быстрее стрелы? Ему пришлось уверить себя, что в песенке поется «рыжим лисом, пущенной стрелой». И тогда все стало на свои места.

Кстати, рыжим лисом — это идея…

Это была Окраина — а здесь все проще. На бегу Григ обернулся лисом. Здоровым рыжим лисом с наглой мордой, одетым в жилетку и шорты. Ускорился. Пушистый хвост стегал по булыжникам, заметал следы. Улица, накрытая серым осенним небом, была пуста и безжизненна. В окнах не горел свет, двери закрыты, а возможно, — всего лишь нарисованы на стенах. Похоже на какой-то кошмар. Григ вильнул в один переулок… в другой… в третий…

Но шаги за спиной стучали все чаще и чаще. Преследователя не провести лисьими увертками.

Григ нырнул в очередной переулок — и обмер.

Тупик.

Глухие стены домов слева и справа. Этажа четыре высотой — плотная кирпичная кладка, швы заполнены раствором «под стену», не зацепиться. Ни окон, ни дверей, разумеется… слева одно окно под самой крышей все-таки было, но слишком высоко. А впереди — забор. Кирпичный. Тоже с четырехэтажный дом.

Собственно говоря, на вид забор ничем не отличался от стен. Но почему-то чувствовалось — это именно забор. За ним — пустота, путь к спасению.

Григ несколько раз ударился о забор с разбега, всем телом, оставляя на кирпиче клочья рыжей шерсти и отчаянно представляя, как забор рушится под его напором.

Но кирпич ему не поверил.

Проще было убить себя об стену, чем пробить в ней дыру. Но если бы Григ легко пробил проход — что бы он делал на соседней улице? Погоня продолжилась бы дальше.

Шаги за спиной стали бухать реже.

Григ вздохнул и обернулся.

Здоровенный, метра три высотой, черный тролль (ну а как еще назвать существо, состоящее из ловко пригнанных друг к другу черных камней) вошел в тупик и уставился на беглеца. Потом ухмыльнулся.

— Тупик, — печально сказал Григ, с трудом выдавливая человеческие слова из лисьей пасти.

— Вижу, — кивнул тролль, запустил руку за спину, почесал под лопаткой — и извлек из собственного тела увесистую каменную дубину. — Я тебя предупреждал — не надо! Не надо меня обманывать!

— Я не обманывал… — попытался Григ потянуть время.

— Вот только не будем вступать в философские споры! — воскликнул тролль. — С моей точки зрения обман был — и баста!

Похлопывая по ладони дубинкой, тролль двинулся к беглецу (отчего мостовая под ногами вздрагивала). Тот начал пятиться и уперся в стену.

— Не взлетишь, — ухмыльнулся тролль.

— Давай представим, что это все — компьютерная игра? — жалобно попросил Григ. — Виртуальная реальность…

— Ты можешь представлять себе все, что угодно, — почти ласково сказал тролль. — Даже то, что это твой персональный Армагеддон.

Расшатать самомнение тролля оказалось не легче, чем кирпичные стены вокруг. И переметнуться в иной облик тоже — тролль явно был куда большим солипсистом, чем Григ.

— Я даже не стану убивать тебя до смерти, — пообещал тролль. — Не дергайся и…

Что-то визжащее!.. поющее!.. сверкающее!.. сияющее!.. — словно созданное из сплошных шипящих и восклицательных знаков — ворвалось в тупик. Извиваясь и переливаясь, скользя над мостовой и взмывая, оно пронеслось между широко расставленных ног тролля.

— Пока! — крикнул Григ, бросаясь на этот обезумевший кусок радуги. Ощущение было таким, словно он оседлал наполненный теплой пенной водой мешок. Радуга будто и не заметила седока — стремительно вильнула — и пошла вверх вдоль стены. Григ цеплялся за некое подобие ушей, выросших на этой разноцветной колбасе, и мечтал лишь об одном — не упасть, пока радуга не перевалит за стену.

Хотя помешает ли стена троллю продолжить преследование?

— Ты трус! — завопил уязвленный тролль. — Трус и подонок! Только гнусный подонок способен оседлать светлый детский сон!

— Ну, трус, — прошептал Григ, прижимаясь к колбасе. — Ну, подонок. Зато живой.

Радужная колбаса распласталась в широкую мягкую ленту — и потащила его над Окраиной, будто на ковре-самолете. Теперь, когда тролль остался позади, Григ рискнул посмотреть на своего спасителя повнимательнее.

Лента вся шла цветными переливчатыми пятнами. Временами на ней возникали какие-то искаженные лица…

Ой-ей…

Это не светлый детский сон…

Лента снова сжалась в колбасу, только на этот раз с одной стороны был шипастый хвост, а с другой — зубастая пасть и пылающие красные глаза.

— Айри! — как можно радостнее воскликнул Григ, помахивая рукой. — Рутс, пыхнем пару разков?

— У? — задумчиво спросила колбаса. — Айри. Есть, брат?

Обычно сон наркомана — зрелище не для слабонервных. Этот, к счастью, уснул в миролюбивом настроении и не после тяжелых наркотиков, а обкурившись конопли.

— Вон, внизу! — твердо заявил Григ.

Колбаса (впрочем, ее уже можно было смело звать змеей или драконом) опустила голову и уставилась на серые, безжизненные кварталы. Григ очень рассчитывал на раскрепощенное воображение бедного обкурка. И не ошибся.

Половина квартала разом заколебалась — и исчезла серым дымом. Вместо нее среди мрачных зданий появилась чудная зеленая полянка, залитая солнечным светом (то, что над головой по-прежнему висели тяжелые облака, делу не вредило). В воздухе возник тонкий приторно-терпкий запах.

— О! — воскликнул дракончик и метнулся вниз.

В центр конопляного поля он приземлился уже в виде человека — Григ едва успел соскочить с его спины. Тощий долговязый парень, прыщавый и явно близорукий. Но вообразить себе очки он, видимо, не сумел, оттого натужно щурился.

— Какая трава! — с восторгом сказал парень.

— Все твое, — кивнул Григ. — Пользуйся. Айри. Я пошел.

— Айри… — с удивлением попрощался тот. — Подожди, свернем по косячку!

— Вон же свернутые лежат, — подсказал Григ.

— Вау! — завопил парень. Григ усмехнулся и двинулся прочь — туда, где, по его мнению, должна была заканчиваться Окраина.

— Постой, а спичек у тебя нет? — в полном соответствии со старым анекдотом завопил вслед парень.

— Были б спички, был бы рай! — ответил Григ, не оборачиваясь.

— А что же это, брат? — горестно вопросил парень.

Григ пожал плечами.

— Это? Конкретно это — Окраина.

— Чего окраина?

— Города.

— Какого? — совсем уж слабо спросил наркоман.

— Да он здесь один, брат!

— Где здесь?

— В Стране Снов, — ответил Григ и с улыбкой обернулся. — Или в Стране Кошмаров… кому как!

На лбу у него открылись еще два глаза, а из головы выросли раскидистые рога. Он оскалил зубы.

Парень завопил и кинулся бежать, смешно размахивая руками.

Вот и славно. Реальная опасность ему не грозит, а как утомится — проснется в обычном мире. Станет ли он после этого Сноходцем — неизвестно. Но вот с марихуаной, возможно, завяжет.

Григ убрал рога и лишние глаза. И только после этого понял, что до сих пор пребывал в обличии огромного рыжего лиса.

Блин!

Рога и лишняя пара глаз наркомана напугали!

А вот исполинская лиса, предложившая пыхнуть пару разков — ничуть!

Нет, не завяжет…

Окраина, как ни странно, была одним из самых спокойных и тихих мест города. Здесь жило некоторое количество нелюдимых Сноходцев (вроде обидевшегося на Григория тролля), сюда то и дело заносило обкурившихся наркоманов, впавших в депрессию клерков, истеричных молодых женщин и температурящих детей.

Вы тоже здесь бывали, наверняка. Попробуйте вспомнить. Конечно, если вы обычный сновидец, то Страна Снов остается в вашей памяти сумбурной тенью. И все-таки, попытайтесь. Серое небо. Нависающие над тротуарами дома. Тишина. Безлюдье. Давящее ощущение слежки…

Вспомнили?

Все здесь бывали. Это частый кошмар современного человека — каменные джунгли, безжизненный вымерший город, где затаилась неведомая угроза. Обычно сны об Окраине очень эмоциональны, поэтому Окраина долго не разрушается. Но при этом реальной опасности в кошмарах нет, это что-то вроде правильного триллера, фильма Хичкока, где напряжение нарастает, нарастает, но до самого финала ничего ужасного так и не происходит.

Так что, если судьба забросит вас во сне на Окраину — не беспокойтесь. Ничего страшного с вами не случится. Ничего интересного, но и ничего страшного.

Скорее всего.

Уже вернув себе человеческий облик, Григ неспешно шел по центру улицы, подальше от дверей и переулков (ничего страшного здесь не случается, помните? Но он всегда предпочитал перестраховаться). И размышлял, как лучше выбраться в Город.

В Снах география особая. Здесь нет нормального пространства, точно так же, как нет и нормального времени. Но если попытаться перевести здешние расстояния на обычные мерки…