Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Что могло помешать ей, с практически неисчерпаемыми ресурсами, попрощаться должным образом?

Неужели Первая-на-Ракс уже относится к ней как к чужаку?

Почувствовала ту степень очеловечивания, которую ощутила и сама Третья-вовне?

Все было плохо.

* * *

Валентин подумал, что все наконец-то начинает складываться хорошо.

Они стояли в шлюзовой зоне стыковочного узла. Последние секунды стабилизации гравитационных полей — и они встрется с Первой-вовне.

На этот раз Валентин сам пошел на станцию. Как и Матиас в прошлый раз, он взял с собой лишь ученых, и для того, чтобы подчеркнуть мирный характер экспедиции, и для сохранения корабля в максимально работоспособном состоянии. По левую руку от Валентина стояли Бэзил и Мэйли, по правую — Уорл и Двести шесть — пять со своим симбионтом. Ксения, не взять которую было попросту невозможно, стояла чуть впереди. Она здесь была не в гостях, а дома…

Двести шесть — пять был самым сложным спутником. Валентин не знал, как отреагирует Первая-вовне на спасение существа из другой реальности. Но оттягивать момент истины было глупо. Проще сразу расставить все точки над «i».

Люк открылся, мигнув зеленой подсветкой, и они увидели переходной тамбур станции — белый, стерильный, с парящими от конденсирующейся влаги стенами. Первая-вовне уже ждала их — высокая, красивая, похожая на человека женщина. Точная копия той, кого Валентин убил на Неваре.

И, к удивлению Валентина, Ракс двинулась навстречу и сама вошла в корабль.

— Разрешите взойти на борт, командир? — спросила Первая-вовне.

— Разрешаю, — сказал Валентин. Без колебаний протянул руку — и они с Ракс обменялись рукопожатиями.

— Зовите меня Первой-вовне или Примой, как и ранее. Еще раз повторю, этот облик не призван вас шокировать, — сообщила Ракс. — Я хочу донести до вас тот факт, что реальность удивительно пластична. Вам нет нужды переживать из-за свершившегося в ином мире.

Валентин кивнул. Вблизи женщина уже не казалась человеком — слишком длинные ноги и шея, из зубов были видны лишь клыки, резцы отсутствовали напрочь. Интересно, какой тип питания мог сформировать такой организм?

— Я также сочла правильным войти на борт вашего корабля в знак своего глубочайшего уважения, — продолжала Первая-вовне. — Побывать в иной версии нашей Вселенной и вернуться — это редчайший случай.

Ее взгляд опустился на Двести шесть — пять. Валентин видел, что Феол нервничает — симбионт во лбу едва виднелся, будто пытался спрятаться в черепном канале.

— Ваше появление здесь, уважаемые Двести шесть — пять и Толла, — продолжала Первая-вовне, — еще более уникально. Оно не несет непосредственной угрозы реальности, но вызывает определенный морально-этический конфликт.

— Кто я в этом мире? — спросил Двести шесть — пять.

— О, ваша судьба практически не изменилась. Вы — созерцатель агрессии. Но, в силу мирного характера цивилизации Невара, вы занимаетесь изучением других примитивных обществ.

Двести шесть — пять кивнул. Кажется, он был доволен.

— Ракс настоятельно просит вас, Двести шесть — пять, не возвращаться более на материнскую планету и не контактировать со своим двойником, — продолжила Первая-вовне. — Это уменьшит последствия до приемлемых. Вы согласны?

— Вполне, — быстро ответил Феол.

— Тогда вы будете жить, — сказала Первая-вовне с улыбкой.

На взгляд Валентина — шутка была так себе. Однако судя по Двести шесть — пять, Феол был доволен, на лице Бэзила промелькнула тень облегчения, а Уолр одобрительно закивал.

Первая-вовне не шутила.

— А теперь, если это возможно, я бы попросила разрешения поговорить со всеми членами экипажа и научной группы «Твена», — сказала Прима.

— Вы приглашаете нас на станцию? — уточнил Валентин.

— Если возможно, то я бы предпочла вести разговор на борту вашего корабля.

Валентин не увидел в этой просьбе ничего удивительного. Ответная любезность, любопытство, проявление дипломатии… Но Ксения вздрогнула, Уолр издал удивленный смешок, а Двести шесть — пять будто бы попытался втянуть голову в плечи.

— Боюсь, что я попрошу объяснений, — сказал Валентин. — Судя по поведению моих товарищей, эта просьба не совсем обычна.

Англичанин и китаянка, похоже, ситуацию не понимали. Уолр вздохнул, грузно переступил на месте и изрек:

— Многоуважаемые Ракс никогда не посещают чужих планет, поскольку там, где был Ракс, будет Ракс. В отношении чужих космических кораблей и станций правила не столь строги.

— Но тоже налагают на Ракс некоторые ограничения и должны иметь под собой основания… — пробормотал Двести шесть — пять. И замолчал, будто боялся ляпнуть лишнего.

— Объясни, Третья-вовне, — сказала Прима.

Ксения посмотрела на командира.

— Я прибыла на земную орбитальную станцию и ваш корабль, поскольку была специально… специально выбрана для миссии «Твена». Но Прима выбрана для нахождения на станции в системе Невара. Поскольку станция функционирует нормально и в эвакуации нет необходимости…

Она на миг замолчала, глядя на Приму. Та кивнула.

— То причина может быть лишь одна. Прима желает обратиться к экипажу и ученым с очень важной просьбой, которая поставит вас в неудобное положение и обременит многими тяготами. Подобную просьбу нельзя высказывать, находясь на своей территории и обладая преимуществами хозяина.

Валентин растерянно развел руками.

— Это очень, очень трогательно и достойно! Уважаемая Прима, я буду рад принять вас на корабле, и мы, конечно же, выслушаем просьбу и постараемся помочь…

— Вы не поняли главного, Валентин, — сказала его Ксения. Посмотрела на остальных, словно призывая поддержать ее.

— Сама необходимость Ракс просить чего-либо у людей… — Уолр развел руками. — Не обижайтесь. У Халл-три, у Халл, у Феол, у Ауран — они тоже ничего никогда не просили.

— Но откуда тогда… — начал Валентин.

— Ходят слухи… что однажды они обратились с просьбой к Халл-два, — сказал Уолр.

— Халл-два не существует! — воскликнул Валентин.

Повисла неловкая тишина.

— Вот именно, командир, — сказала Ксения.

Валентин глубоко вздохнул. Представил себе огромный круизный лайнер, летящий между звезд. Себя, с шевронами первого помощника. Проблемы уровня «пьяный турист буянит на прогулочной палубе» или «кондиционеры в трюме работают на желтом уровне экономичности, разрешите повысить температуру на полградуса?» Скучающих дам, желающих романтической интрижки с первым помощником. Веселый треп в офицерском салоне по вечерам — ну, если скучающие дамы не окажутся уж очень скучающими…

— Прошу вас посетить нашу кают-компанию, — сказал он. — Я готов выслушать вашу просьбу, Прима.

Глава четвертая

— Невероятно, — прошептал Ян.

— Что именно? — спросила Адиан. — Ты про прибор?

Они сидели метрах в десяти от корабля. Женщина-инопланетянка, которая более походила на человека, принесла из корабля рулон тонкой ткани — расстеленная на камнях, та хорошо держала тепло. А ее странный спутник… хищный спутник… принес удивительное устройство — плоский экран, который не требовал внешнего источника энергии и, похоже, содержал внутри целый компьютер! Казалось бы, для цивилизации, покорившей космос, это должно быть мелочью, но Яна эта «мелочь» поразила куда больше космолета. С такими приборами можно сделать… да что угодно можно сделать! Рассчитать траектории, построить чертежи без ватмана и кальки, поддерживать видеосвязь на расстоянии.

— Нет, — сказал Ян. — Не только. Ты поняла, что мне показал… — он запнулся.

— Что показал хищник?

— Именно.

— Поясни.

Ян вздохнул. С некоторым трепетом протянул руку и нарисовал в воздухе над экраном круг. Жутковатое создание оскалилось (это улыбка! Это только улыбка, ничего более!) и коснулось нескольких нарисованных на экране кнопок. Неведомым образом это запустило видеоролик.

— Думаю, это подготовлено заранее, — сказал Ян. — Для контакта.

На экране появилось звездное небо. Потом одна звезда стала укрупняться — и вокруг нее стал виден целый рой планет. На одной планете (изображение приблизилось, но обрело условность масштабов и начертаний) жили существа, похожие на женщину-инопланетянку. На другой — существа, похожие на пушистого чужака.

— Представляешь, они с разных планет, — прошептал Ян благоговейно. — Не мужская и женская особь одного вида, как ты предположила. Это разные виды с разных миров!

Вот существа построили ракеты и запустили их в космос.

Вот они встречаются и начинают вместе исследовать другие планеты, селятся на них.

Вот они строят на орбите что-то грандиозное, необычное.

Вот это необычное, оказавшееся огромным космическим кораблем, устремляется в космос, покидает звезду, приближается к другой звезде, выходит на орбиту вокруг планеты.

Вот от большого корабля отделяется маленький — выглядящий как разбившийся корабль, и тот приземляется. Из него выходят несколько фигурок. Машут руками.

— Что-то пошло не так, — сказал Ян. Посмотрел на хищника, указал на разбитый корабль, потом на хищника и его длинноногую спутницу, на экран. Развел руками.