Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ян выбрался из палатки, тихонько, чтобы не потревожить спящую жену. Отошел к скале, помочился, вернулся к палатке и стал раздувать костер. Хотелось есть — он снова заглянул в палатку, оторвал изрядный кусок сена. Адиан проснулась, открыла глаза и улыбнулась ему.

Удивительно — они могли улыбаться друг другу. После всего случившегося — все равно могли.

— Спи, — тихонько сказал Ян и вернулся к костру. Вдали разгорался восход. Ян ворошил угли и подкладывал в огонь заиндевелые ветки, не прекращая жевать. Да, наверное, будь они хищниками, насыщаться было бы проще.

Адиан выбралась из палатки, потянулась, подошла к костру. Протянула к огню руки. И вдруг воскликнула:

— Ян, смотри! Что это?

Ян поднял голову.

В светлом небе, где гасли последние звезды, появилась еще одна звезда. Яркая и быстрая — она ползла через небосвод, снижаясь, отсвечивая то красным, то желтым, то белым.

— То, что мы вчера видели? — спросила Адиан.

Ян пожал плечами:

— Не знаю. Нет, наверное… но что-то такое… похожее…

— Самолет? Падает?

— Да не знаю я! — сам удивляясь своей резкости, ответил Ян. Быстро поправился: — Не похоже. Высота слишком большая, даже военные так высоко не летают…

— Он снижается.

— Скорее падает, — уточнил Ян.

Звезда наливалась светом. Она падала, казалось, прямо на них.

— Может военный спутник? — предположил Ян. — Есть же спутники, которые садятся. Фоторазведка… — он вдруг осекся. — Лейтенант, штабной, он рассказывал мне, как началась война.

— Помню, ты говорил, — сказала Адиан, не отрывая взгляд от звезды.

— Рыжие ударили по столице из космоса. Значит, у них были термоядерные бомбы на орбите. Может быть, это…

Он замолчал. Звезда падала не к ним, звезда неслась куда-то за перевал. Туда, куда ушли дети.

— Глупо бомбить пустыню, — сказала Адиан. — Скорее, метеорит…

Но Ян видел, как ее лицо напряглось. Они впустили Рыжа и его подругу в свою жизнь и стали семьей. Если это бомба, и она упадет прямо на головы детям…

— Смотри! — Адиан взяла его за руку.

Огненная точка стала еще ярче. И она замедлялась. Тормозила, меняла курс, маневрировала.

— Не метеорит, — сказал Ян. Опустил руку в карман, нащупал пачку с остатками сечки. Доставать не стал, травы осталось слишком мало, чтобы жевать ее при первом желании, но приятно было знать, что она есть.

Звезда пронеслась над их головами — все еще слишком высоко и быстро, чтобы можно было разглядеть что-то явственно. Но Яну показалось, что в полыхании огня он увидел блеск металла. И даже звук — едва слышный, но различимый в ночной тишине, запоздало прошел над ними. Звук, похожий на гул реактивных двигателей экспериментального сверхзвукового самолета.

— Что-то военное… — подтвердила его мысли Адиан.

Звезда скользнула вниз, теряя огненный ореол, превращаясь в металлическую точку с периодически вспыхивающим светом — будто кто-то то включал, то выключал двигатель. И исчезла где-то внизу, в предгорьях дикой степи.

Они ждали несколько минут.

Но взрыва не было.

— У военных были планы запустить человека в космос, — сказал Ян. — Говорили, что корабль практически готов. Наверняка и у рыжих так же. Может быть, их запустили? Может быть, это и стало причиной войны?

— Мы запустили космический корабль с экипажем и бомбами? — предположила Адиан. — Рыжие узнали, запустили свой. И тот сбросил бомбу. А теперь он приземлился. Наш или чужой.

— Возможно, — сказал Ян. — Эта штука слишком большая для капсулы фоторазведки. Я бы сказал, что она не меньше самолета. Бомбардировщика. Высотный бомбардировщик или космический корабль.

— Он сел недалеко. Надо идти, — сказала Адиан. — Идти быстро. Есть будем на ходу.

Она огляделась, на миг задержала взгляд на палатке, покачала головой:

— Все лишнее бросим. Надо спешить.

— Оружие не лишнее, — сказал Ян.

— Нет, — тяжело, преодолевая себя, сказала Адиан. — Не лишнее.

* * *

Алекс вернулся в каюту, нагруженный большим бумажным пакетом с едой. Кадетам есть в каютах строго воспрещалось (причины этого были столь же туманны, как и запрет мало выполним), а вот члены экипажа такое право имели. Кадеты в данный момент занимали штатные должности на корабле. Возникал конфликт правил, который Алекс решил в свою пользу.

Тедди сидел на койке (еще одно традиционное нарушение) и крутил в руках модельку корабля «Энтерпрайз». Талисман был хорошо знаком Алексу, Тедди держал его на тумбочке в кубрике все годы обучения и раз в неделю бережно протирал от пыли. Ничего удивительного в этом не было, у всех имелись талисманы. Но сейчас системщик выглядел скорее малышом, возившимся с любимой игрушкой, чем выпускником космошколы.

— Пирожки? — спросил Алекс.

— Давай, — Тедди протянул руку, не отрывая взгляда от модельки корабля.

Алекс вложил в ладонь товарища пирожок, плюхнулся на кровать и достал еще один себе.

— Итальянская штучка, — сказал он. — Вроде закрытой пиццы. С мясом. Лючия делала.

— Это русское блюдо, — ответил Тедди, по-прежнему крутя в руках «Энтерпрайз». — Лючия их лишь разморозила и приготовила. Она бы сама не справилась. По традиции pirojki готовит babushka — старшая женщина в семье.

— Все-то ты знаешь, — миролюбиво сказал Алекс, дожевывая пирожок. — Но Лючия на самом деле научилась неплохо готовить. Вкусно, хоть она не русская и не babushka… Будешь еще?

— Ты все запасы уволок? — Тедди протянул руку.

— Нет, она еще делает… Ты что такой квелый?

— Знаешь, что «Энтерпрайз» встречал в космосе своего двойника? — вопросом ответил Тедди.

— Нет. Я доисторическое ретро не смотрю. Чем кончилось?

— Ну, двух «Энтерпрайзов» быть не может, — туманно ответил Тедди.

— Ты все переживаешь из-за наших двойников?

— А ты?

Алекс задумался. Неохотно ответил:

— Стараюсь не думать. Той Вселенной больше нет. Хотя если это представить себе, то жуть берет! Ракс ненормальные!

— Но это не совсем их вина.

— Кто его знает на самом деле? — риторически спросил Алекс. — Скажи, а что ты так к этой модельке привязан? Я однажды попробовал посмотреть «Звездный путь». Каменный век! Модельки на веревочках. Командир корабля лично десантируется на планеты — смех один!

— Если ты не заметил, то наш командир тоже это сделал.

— А, — навигатор осекся. — Ну да. Но это была особая ситуация, и он случайно, и он русский, а русские всегда поступают по-своему. Так что тебе нравится в этом корабле?

— Он из сериала «Звездный путь», — невозмутимо ответил Тедди.

Алекс вздохнул и достал еще один пирожок. К его удивлению, этот оказался начиненным чем-то вроде кисловатой капусты. К еще большему удивлению, ему понравилось.

— Ну и что?

— Это был очень необычный сериал. Когда предки фантазировали о космосе, они обычно представляли себе войны между различными разумными видами. Такое тогда было время. А «Энтерпрайз» — мирный корабль. Экипаж исследовал космос и занимался дипломатией.

Алекс поразмыслил.

— По-моему, у него все-таки имелись лазерные пушки. И фотонные торпеды, хотя понять не могу, что это такое и как работает.

— Имелись, — вздохнул Тедди. — Но все равно «Энтерпрайз» был мирный.

Алекс никогда не считал себя специалистом по дипломатии или психологии. Но курсы психологической взаимопомощи для кадетов он проходил. И три «тревожных» признака некомфортного состояния товарища видел четко: необычное поведение, необычные разговоры и фиксация на памятном материальном объекте. Рапортовать старшему офицеру следовало после появления четвертого тревожного признака, а пока Алекс решил справляться своими силами.

— Ко мне тут Лючия заходила, — небрежно сказал он.

— Ну?

— Целоваться полезла, — выдержав короткую паузу, сказал Алекс.

— Чего? — Тедди поставил «Энтерпрайз» на тумбочку и сел на койке, повернувшись к товарищу.

У Тедди Сквада было множество поводов задуматься и погрустить. Начиная с погибшего двойника «Твена» и кончая незаконным приказом, который он отдал бортовому искину (разумеется, этот приказ спас их жизни. Но и что с того?).

Однако Тедди было шестнадцать лет, а единственной девушкой, фантазии о сексе с которой имели хоть какое-то правдоподобие, была Лючия Д’Амико, их товарищ по кадетской школе.

— Да ничего. О таких вещах не рассказывают, — наставительно сказал Алекс. — Тем более — детям.

Тедди проглотил напрашивающееся «сам дите» и сказал:

— Врешь ты все. Никогда Лючи на тебя не смотрела.

— Возможно, — вздохнул Алекс. — Но тут космос, сам понимаешь. Вокруг все либо старые, либо инопланетяне, либо ребенок.

Тедди снова сдержался.

— Гонишь ты.

— Мы целовались, — задумчиво повторил Алекс. — И она спросила, был ли у меня настоящий секс… Клянусь формой!

Такими вещами не шутили. Тедди побагровел и глотнул воздух. Спросил едва слышно:

— И что… вы… Если вы на моей койке… я тебя…

— Да зачем нам твоя детская кроватка, — гнул Алекс свою линию. — Мы поцеловались… — он сделал паузу, глядя на пылающие уши Тедди. И закончил: — А потом она спросила, что это я себе позволяю и ушла!